Фактически Вооруженные силы Беларуси находятся под контролем руководства России, и в случае какой-либо «заварушки» именно российские генералы будут командовать беларускими военными.

Александр Лукашенко на полигоне в Ивацевичском районе, 5 октября 2018 года, president.gov.by

 

Лукашенко “поставил под ружье” 7 миллионов беларусов, назвал Россию ненадежным союзником, “отказался” от самолетов и объявил четвертую модернизацию Вооруженных сил. И все это успел сделать во время посещения полигона в Ивацевичском районе 5 октября.

Много громких заявлений, но имеют ли они под собой твердую почву?

Беларуская праўда разбиралась вместе с экспертом Леонидом Спаткаем.

 

“Если Россия не доверяет Беларуси, так почему Беларусь должна доверять РФ?”

– «Даже на Россию мы не можем на 100 процентов положиться», – заявил Лукашенко 5 октября на полигоне в Ивацевичском районе. Фраза звучит двусмысленно: то ли обида на нежелание Москвы поставлять вооружения Беларуси, то ли намек на возможную гибридную агрессию со стороны союзника…

– Лукашенко выступал в Ивацевичах очень эмоционально – явно накануне ему «наступили на больную мозоль», возможно, повышенная эмоциональность стала отголоском встречи с российским президентом.

Согласно Соглашению о совместном обеспечении региональной безопасности в военной сфере, ратифицированному 5 мая 1998 г., Беларусь и Россия имеют региональную группировку войск (сил). В ее состав входят Вооруженные силы Беларуси в полном составе, 20-я армия Западного военного округа Вооруженных Сил России, а также дислоцирующиеся в трех приграничных с Беларусью областях России соединения и части усиления центрального и окружного подчинения Вооруженных сил России. Создана также единая региональная система (ЕРС) ПВО Беларуси и России, в состав которой включены силы и средства ПВО ВВС и войск ПВО Вооруженных сил Беларуси, силы и средства ПВО двух объединений ВВС и часть сил и средств Балтийского флота Вооруженных Сил России. Командующие РГВ и ЕРС назначаются президентами Беларуси и России по представлению министров обороны обеих стран. Таким образом, фактически Вооруженные силы Беларуси находятся под контролем руководства России, и в случае какой-либо «заварушки» именно российские генералы будут командовать беларускими военными. Что это значит, думаю, объяснять не нужно.

Однако несмотря на такое тесное сотрудничество в сфере обороны, а также на договор о совместных усилиях по охране Государственной границы Беларуси, Россия на границе со своим союзником, причем в одностороннем порядке, без предварительного с ним согласования, развернула стационарные пограничные посты, ввела паспортный контроль, на территориях областей, прилегающих к государственной границе с Беларусью установила  пограничную зону. Такие меры Россия ввела только на границе с Японией – с государством, с которым не заключен мирный договор! Если Россия не доверяет Беларуси, так почему Беларусь должна доверять ей?

Вдобавок к этому российское руководство демонстративно объявило об отказе от продукции беларуского военпрома, в первую очередь, от шасси МЗКТ, которые являются носителями межконтинентальных баллистических ракет мобильных комплексов «Тополь-М», «Ярс»» и много другого. А это не только удар по экономике Беларуси, но и по самолюбию ее президента. Кстати, в одном из своих выступлений он заявил, что Путин объяснил это тем, что «сегодня в Беларуси Лукашенко, власть и прочее (есть готовность и нацеленность на развитие сотрудничества с Россией), мы видим и покупаем у вас, но в перспективе мы должны быть абсолютно убеждены, особенно для ядерного оружия, мы должны быть независимы». И в этом вопросе российское руководство не доверяет Беларуси, не уверено, что если будет во главе Беларуси кто-то другой, то она не будет выполнять свои договора с Россией.

Но тогда где гарантии того, что Россия будет выполнять свои обязательства перед Беларусью, например, по ремонту авиационной техники, по поставкам вооружения или по совместной охране границы? Нет никаких гарантий. Поэтому Лукашенко «давит» ВПК, чтобы разрабатывали и производили собственную оборонную продукцию.

Кстати, насчет возможности замены МЗКТ КамАЗом сильно сомневаюсь, по крайней мере, еще лет 20 Беларусь будет поставлять свои шасси в Россию.

 

“Тесное взаимодействие Беларуси и Украины – это «невод» на пути с Запада на Восток”

– Хорошо, если не с Россией, то с кем может скооперироваться Минск для производства собственных вооружений?

-С Украиной. И не только для совместного производства оборонной продукции. Украина заинтересована в беларуском топливе, т.к. не имеет собственных нефтеперерабатывающих заводов, одновременно Украина может обеспечить транзит на беларуские НПЗ нефти из Азербайджана или Иране, путем доставки ее в порт Одессы, откуда качать по нефтепроводу «Одесса-Броды». Это уменьшит зависимость Беларуси от поставок российской нефти, которые Россия периодически обещает то уменьшить, то поднять цену, обеспечит стабильную загрузку мощностей НПЗ, т.к. в Украине, особенно в западных областях, существует определенный дефицит того же дизельного топлива. А Беларусь ограничена в своих поставках в Украину, т.к. связана определенными обязательствами с российскими поставщиками нефти. К тому же, будут ли беларуские НПЗ полностью загружены переработкой российской нефти, ведь вопрос о поставках нефти Россией в достаточных объемах до сих пор не решен.

Есть и другие взаимные интересы с Украиной. Например, авиационное производство: ведь Украина фактически является крупнейшим производителем авиационных двигателей, к тому же она не ограничена никакими санкциями по поставке комплектующих, в отличие от России, где производство много какой военной техники сворачивается из-за санкций Запада. А Беларусь имеет три авиаремонтных завода. Но, к сожалению, здесь Украина имеет печальный опыт сотрудничества на заводе в Болбасово.

Также большие перспективы в сотрудничестве в сфере транспорта, перевозки грузов между портами Балтийского и Черного морей.

К тому же, тесное взаимодействие Беларуси и Украины – это «невод», расставленный на пути с Запада на Восток.

 

“Спецподразделения, в которых место солдату срочной службы не будет”

– Судя по всему, Лукашенко делает ставку на силы специальных операций и войска территориальной обороны в случае гибридной войны.

-Что такое гибридная война? Гибрид – это скрещивание чего-то с чем-то, например, скрестили хорька с норкой – получился хонорик. Так и здесь. Согласно определению британского издания Международного института стратегических исследований «Military Balance 2015», гибридная война – это «использование военных и невоенных инструментов в интегрированной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение психологических преимуществ, используемых в дипломатических действиях; масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации; прикрытие и сокрытие военных и разведывательных действий; в сочетании с экономическим давлением».

В отношении Беларуси Россия уже использует и «получение психологических преимуществ», и «масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации», и «экономическое давление». У нас засилье российских телеканалов, которые осуществляют пропагандистскую деятельность, причем, не только в отношении российской действительности (мудрый руководитель ведет русский народ к великим свершениям, а дикий загнивающий Запад ставит палки в колеса), но и в отношении беларуской (мясо с антибиотиками, молоко с бактериями и т.п.). Руководство Беларуси, в том числе и Лукашенко, прекрасно понимает, что такое информационное зомбирование населения может обернуться событиями, подобными крымским. К тому же, не секрет, что многие беларуские офицеры запаса оформили себе пенсию в России (правда, как бы скоро не побежали обратно), а сотрудники органов внутренних дел (особенно из «Охраны») приграничных районов Витебской и Могилевской областей подрабатывают на аналогичных должностях в Смоленской и Брянской областях, или даже устраиваются в местные органы на постоянную работу. А это последствия «получения психологических преимуществ», т.е. элемента гибридной войны. В этой связи возникает вопрос, на чьей стороне они будут, если «гром грянет»?

Что касается «использования военных инструментов», то здесь не все просто. Например, недавно в России прошли учения «Восток-2018», участвовать в которых был приглашен не «ближайший союзник», а Китай. Так вот, китайцы не только участвовали в этих учениях, но и очень внимательно следили за действиями российских военных, и не только глазами журналистов и участников учений. В итоге они фактически высмеяли российское военное руководство за шаблонность и догматизм, констатировав, что российские генералы мыслят категориями Второй мировой войны: массовость, танки, линия фронта, действуют по шаблонам, которые не меняются, наверное, со времен франко-прусских войн. Но ведь наши генералы также заканчивали российские академии, и им преподавали, наверное, еще участники Великой Отечественной.

Сейчас ситуация совершенно иная, но, к сожалению, даже опыт афганской войны не изучается и не обобщается, не говоря уже о чеченских войнах или иных локальных конфликтах. Боевые действия имеют уже не линейный, а локальный, очаговый характер. Танковыми корпусами уже никто воевать не будет, нужны мобильные штурмовые, маневренные группы… Вот, наверное, те из военного руководства, кто следует неписаному закону о том, что основным видом образования офицера является самообразование, и настояли на необходимости очередного реформирования Вооруженных сил. Возможно, что в результате будут созданы спецподразделения, в которых место солдату срочной службы не будет, ведь очень короткий период его службы, для того, чтобы овладеть всеми премудростями службы в таких подразделениях.

-Насколько боеспособны силы спецопераций?

– Как правило, все результаты боевой подготовки имеют гриф секретности, поэтому судить можно по косвенным признакам, например, по количеству их учений, по их частоте. Прошли учения, сделан их разбор, изучены выявленные недостатки, определены пути их исправления. На основе этого составляется план очередных учений. Причем не обязательно масштабных учений, они могут быть и в масштабах подразделений. Так вот, судя по таким косвенным признакам, боеспособность беларуских сил спецопераций достаточно высокая. Но опять вопрос: а какая идеологическая их мотивированность?

 

“Беларусы могут повернуть оружие не в ту сторону”

– «Не дай Бог война, мы раздадим в каждую семью. И мы будем защищать свою территорию всеми (ну, детей давайте выведем). Старые и даже женщины: 7 миллионов человек — 7 миллионов получит оружие, чтобы они могли защищаться», — сказал Лукашенко в Ивацевичах. Он это серьезно?

– Ну, об этом у него надо спросить. Я же думаю, что эмоционально. Он же служил в армии, срочную в пограничных войсках и офицером в 120-й дивизии, поэтому прекрасно знает, что перед тем, как научиться стрелять, надо научиться обращаться в оружием. А культуры обращения с оружием у подавляющего большинства наших людей нет, даже у некоторых охотников и любителей «популять» в разных «милитаристских» клубах и парках. Нет у нас и массовой стрелковой подготовки, хотя бы отдаленно напоминающую ту, что была в СССР, особенно в довоенный период.  Ведь сегодня в Беларуси стрелковую подготовку из «пневматики» и «малокалиберки» осуществляет ДОСААФ, если конкретно, то Республиканский стрелково-спортивный клуб, Специализированная детско-юношеская спортивно-техническая школа по стрелковому спорту и Гомельский стрелково-спортивный клуб, ну и спортивные школы по техническим видам спорта. Но сколько там обучается стрелковому делу? Ничтожно мало.

А ведь еще в мае 1925 г. нарком М.Ф.Фрунзе заявил, что  «…современные войны ведутся не одной армией, а всей страной в целом… война потребует напряжения всех народных сил и средств… поэтому к ней нужна всесторонняя тщательная подготовка еще в мирное время». Вот потому, что «всей страной в целом», на начало 1927 г. в БССР, площадь которой была в два раза меньше нынешней Беларуси, а население – около 5 млн чел., было 2,2 тыс. первичных организаций ОСОАВИАХИМа (предшественник ДОСААФ), в которых состояло 114 тыс. чел., действовало более 500 стрелковых кружков, 300 кружков военных знаний и др. К маю 1928 г. в БССР было 2,5 тыс. первичных организаций в которых состояло 135 тыс. чел., в феврале 1931 г. – более 268 тыс. членов, в 1933 г. – более 450 тыс. членов ОСОАВИАХИМа! И не просто «состояло», а активно обучались, в том числе и навыкам обращения с оружием и его применению, изучали военную тактику, топографию, обучались приемам штыкового боя и гранатометанию…

Например, в БССР в 1933 г. действовало 115 учебных пунктов (в т.ч. и передвижных) по подготовке стрелков, пулеметчиков, артиллеристов, водителей транспортных средств, танкистов, саперов, связистов, в которых в 1934-1936 гг. прошли соответствующую подготовку 80 тыс. чел. допризывной молодежи.

Для закрепления полученных навыков проводились совместные учения с воинскими частями, органами милиции и войсками НКВД. Например, в октябре 1940 г. – марте 1941 г. во всех областях БССР прошли «опытные учения по борьбе с авиадесантом противника». После окончания учений в ЦК ВКП(б) была направлена докладная записка «О подготовке населения Беларуси к уничтожению авиадесантных и других диверсионных групп противника», в которой была обоснована их необходимость, подробно изложен их ход и внесен ряд предложений, некоторые из которых не утратили своей актуальности да настоящего времени.

Например: «Как известно немцы… широко применяли авиадесанты, создавая большую панику среди населения, занимая объекты, имеющие стратегическое значение, в значительной степени определили в ряде мест успех военных действий.

В Беларуси объекты, имеющие стратегическое значение, будут несомненно привлекать внимание противника, будут предприниматься попытки высадки авиационных десантов для разрушения объектов или их захвата. Насыщенность республики лесами, скрытыми площадками и другими подступами создает благоприятные условия для высадки авиадесантов.

Отсюда вытекает необходимость серьезной подготовки территории Беларуси и ее населения к борьбе и уничтожению авиадесантов и других диверсионных групп противника…

Для этого необходимо:

а) организовать систему наблюдения, оповещения и связи таким образом, чтобы ни одна группа не могла высадиться незамеченной;
б) подготовить во всех важнейших местах Беларуси в мирное время боевые группы, которые в любое время, как только будет замечен десант, могли приступить к операции по его уничтожению.

Во всей этой работе необходимо опираться на Осоавиахим и на вневойсковые людские резервы, в том числе женщин».

Не правда ли, актуально и для организации территориальной обороны в нынешнее время, лишь необходимо заменить «партийные, советские» на «органы исполнительной власти», а «десант» на «диверсионные группы».

Цитируем далее: «Главное здесь будет в том, чтобы в мирное время массы населения подготовить психологически и по существу к уничтожению десантных и иных диверсионных групп противника и исключить какое-либо подобие паники перед десантами, что… было главной причиной успеха немецких парашютистов. Десантные группы будут обречены на уничтожение, если население будет систематически тренировками-учениями подготовлено к борьбе с ними».

Ставится задача психологической подготовки гражданского населения к ведению боя и уничтожению солдат противника. Вполне актуальное предложение и для нынешнего времени! Ведь много ли даже подготовленных военнослужащих готовы открыть огонь на поражение по людям, несмотря на то, что они солдаты противника? Например, в 1947 г. американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны из боевых пехотных частей с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях. В результате выяснилось, что менее 25% во время боя стреляли в сторону противника и только 2% сознательно в него целились! Так это кадровые военнослужащие, что уж говорить о гражданском населении?

Идем дальше. Был также комплекс «Готов к труду и обороне СССР» (ГТО). Например, согласно комплекса, введенного в сентябре 1939 г., чтобы стать обладателем значка ГТО, надо было сдать не только установленные нормативы по физподготовке, но и метанию учебной гранаты, штыковому бою, преодолению полосы препятствий, фехтованию, стрельбе, верховой езде и рубке. Чтобы стать обладателем значка «Ворошиловский стрелок» надо было сдать нормы стрельбы из боевой винтовки. О популярности и массовости участия в сдаче этих нормативов и получении значков, которые носили не с меньшей гордостью, чем государственные награды, свидетельствуют как воспоминания очевидцев, так и факты. Например, в БССР к началу 1937 г. 62% призывников имели оборонные значки, а за 1939-1940 гг. нормативы на оборонные значки сдали 720 тыс. чел.

Кроме того, в ОСОАВИАХИМе осуществлялась подготовка и т.н. вневойсковиков или нестроевых, т.е. граждан призывного возраста, не подлежащих по каким-либо причинам призыву в Вооруженные силы. В результате Красная Армия, имевшие в к 22.06.1941 в своем составе около 5,373 млн. чел., после почти 3 млн. потерь лета 1941 г. была быстро пополнена за счет резервистов, прошедших войсковую и специальную подготовку. И не просто резервистов, а специалистов – пулемётчиков, снайперов, истребителей танков, «ворошиловских стрелков» и др.

Вот если бы в настоящее время в Беларуси была подобная система подготовки, тогда бы президент мог на полном серьезе заявить, что все беларусы, «и стар, и млад», получив оружие, смогут защищаться. Беларусы не только не умеют обращаться с оружием, так еще существует и опасность того, что получив оружие, некоторые начнут «выяснять отношения», вспомнив былые обиды, или и вовсе повернут его в другую сторону.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: