Официальный Минск в лице главы государства последние годы занимает весьма последовательную политику: никакой приватизации, никаких структурных реформ.

Беларусь отказалась от кредитной программы с МВФ, но готова разместить на рынках России и Китая суверенные облигации на сумму до 2 миллиардов долларов. «Не хотим одалживать под реформы дешевые деньги – придется дорого одалживать у тех, кому на наши реформы плевать».

Почему не состоялся “кредитный брак” с МВФ? Чем обернется поиск денег в России и Китае?

Об этом Беларускай праўдзе рассказал старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

-Почему официальный Минск решил отказаться от кредитной программы с МВФ?

-Некорректно говорить, что решение принято – просто оно в очередной раз озвучено. О том, что отсутствуют противоречия между Беларусью и МВФ по необходимости реформ, но присутствуют разные точки зрения по поводу темпов преобразований, говорится, как минимум, уже три года. О том, что эта тягомотина уже надоела, МВФ заявил в начале лета прошлого года. Другое дело, что с прошлого лета представители правительства периодически говорили о проведении переговоров с МВФ.

А сейчас Ермолович решил назвать вещи своими именами, обозначил статус-кво, который сложился достаточно давно. Официально подчеркнуто, что темпы проведения реформ не входят в компетенцию правительства, Национального банка, – прямое указание дал глава государства, чтобы народ не пострадал от шока. Причина тоже не является большой новостью, но заявление прозвучало из уст представителя правительства: чтобы программа сотрудничества между Беларусью и МВФ состоялась, нужна приверженность реформам на самом высоком уровне – на уровне главы государства. Но МВФ понял это еще года четыре назад.

Просто наконец официально озвучено (не со стороны МВФ, не со стороны экспертов или «пятой колонны»), что без приверженности реформам кредитная программа с МВФ невозможна.

-Минск встал в позу, действуя по принципу: сам хозяин своего слова, захотел – дал, захотел забрал?

-На самом деле без всякого ерничанья Минск в лице главы государства последние годы занимает весьма последовательную политику: никакой приватизации, никаких структурных реформ. Непонятно, что себе позволяли отдельные представители правительства, периодически заявляя о возможности реформ.

-Министр финансов подчеркнул, что в среднесрочной перспективе Минск готов разместить на локальных рынках России и Китая суверенные облигации на сумму до 2 миллиардов долларов. Что это означает?

-Это означает, что будем пытаться одалживать деньги на рыночных условиях на рынке России в российских рублях, на внутреннем рынке Китая – в китайских юанях. По сути, правительство признало, что размещаться на западных рынках труднее. Этому есть объективные причины: первая – инвесторы теряют интерес к рынкам развивающихся стран, вторая – постоянные заявления, что у нас нет и не будет реформ, явно снижает интерес западных инвесторов, делает наши обязательства более дорогими: с радостью одолжили бы, но по более высокой процентной ставке.

К заявлениям разместить облигации на рынках России и Китая надо относиться как к декларации о намерениях: ни сроков, ни сумм, ни процентных ставок не называется. Намерения есть – конкретики мало.

-Но в любом случае кредиты России и Китая обойдутся стране гораздо дороже, чем кредиты МВФ.

-Вне всяких сомнений: МВФ предоставляет самые дешевые из всех возможных кредитов. Более того, сейчас Китай ведет суровые торговые войны с США. Россия находится под западными санкциями, там тоже не самая радужная ситуация: растут процентные ставки на внутренних рынках по своим суверенным облигациям, растут процентные ставки по кредитам. По умолчанию, это не просто рынки, где кредиты дороже, чем у МВФ, это рынки, где деньги на наших глазах дорожают. С любой точки зрения рынки России и Китая – не самый оптимальный вариант для привлечения кредитов. Но экономическая логика очень проста: не хотим заниматься реформами, одалживать под реформы дешевые деньги – придется дорого одалживать у тех, кому на наши реформы плевать.

-Выходит, правительство рыночников, как иногда называют команду Румаса, совсем и не рыночное?

-Нет, не выходит. Вопрос реформ – политический в наших условиях; от Национального банка, от правительства ничего не зависит – нужна политическая воля главы государства. МВФ это понял еще 4-5 лет назад. От рыночности беларуского правительства зависит разве чистота на отдельных предприятиях, но вопрос: быть реформам или не быть – не в компетенции правительства. Пенять на правительство я бы не стал.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: