Каков результат и смысл протеста, который собрался на прошлой неделе по призыву блогера NEXTA, автора фильма “Лукашенко. «Уголовные материалы”, пишет Радыё Свабода.

Кратко:

Интересно было посмотреть, насколько общество способно мобилизоваться в тех условиях, которые существуют сегодня в Беларуси.

Я, честно говоря, думал, что придет 150-300 человек

Самые упорные критики, похоже, и остались критиковать с домашнего дивана

Я не буду приглашать людей выйти 15 ноября

Власти испугались неизвестно чего

Люди не знают, чего ожидать, а страх перед неизвестным-один из самых сильных

Аудитория моего фильма по возрасту: 13-17 — 3%, 18-24 — 25%, 25-34 — 33%, 35-44 — 19%, 45-54 -10%, 55-64 — 7% и 65 и более-4%

– Степан, как вы сами оцениваете митинг, который собрался на ваш призыв? Несколько сотен-это немало, на некоторых политиков вообще никто не приходит. С другой стороны, 2 миллиона просмотров и несколько сотен — как-то скромный результат офлайн?

– Я считаю, не совсем корректно сравнивать 2 миллиона просмотров и количество людей на митинге. В фильме не было призывов выйти на улицу. Аудитория, которая вообще знала, что будет акция – это около 100-150 тысяч человек.

Могло бы, разумеется, выйти и больше. У общества были немного завышенные ожидания от этого мероприятия. Оно не слишком раскручивалось, я всего несколько постов сделал в Телеграме и в Инстаграме.

Некоторые чуть ли не с Майданом эту акцию сравнивали. Но это было обычное собрание подписчиков, которые делаются во многих странах.

Люди просто приходят, чтобы познакомиться, чтобы обсудить важные события. В данном случае это была лента.

Интересно было посмотреть, насколько общество способно мобилизоваться в тех условиях, которые существуют сегодня  в Беларуси, после 25 лет страха.

Я считаю, что это довольно положительный результат, мне понравилось, что вышло столько людей. Я, честно говоря, думал, что придет 150-300 человек. Вышло больше. Я очень благодарен этим людям, что они не побоялись и что они готовы выходить, чтобы вместе обсуждать.

– Степан, вы сказали-это “обычное собрание подписчиков”. Знаменитые блогеры Антон Мотолько и Эдуард Пальчис также уверяют публику — нет, нет, мы не политики, да, общественные активисты. Ну а вы вышли на политический холод, в политики подались? Вы понимаете, что это и есть политика?

– Я бы так не сказал. В Беларуси в политику попасть почти невозможно. Реальную политику делает только один человек, а все прочее — это просто попытки что-либо сделать. Политика в Беларуси обычно ассоциируется с оппозицией. У меня с этим нет ничего общего. Там помогали несколько активистов из партий, из “Европейской Беларуси”.

Но они призвали 15 ноября выйти на Октябрьскую площадь в Минске. Я к этому призыву не имею отношения, я не буду приглашать людей туда прийти, агитировать их и популяризировать эту акцию.

Это и вправду не политика, и действительно была встреча единомышленников, чтобы познакомиться, почувствовать, что мы вместе и что нас много.

Жаль только, что упорные комментаторы так и остались в интернете. Эта акция была попыткой почувствовать, насколько вот эти жесткие, критические комментарии в интернете конвертируются в реальное политическое действие.

Оказалось, не очень. Вышли довольно мирные люди, которые, возможно, и не писали этих жестоких комментариев. А самые упорные критики, так выглядит, и остались критиковать с домашнего дивана. Оказалось, что это «диванные войска».

Вот это для меня тоже один из результатов акции.

– В Беларуси это уже было – 2011 год, акции молчаливых всплесков, также инициированные из-за рубежа, также через социальные сети. Вы надеетесь повторить?

– Я не надеюсь повторить. Эти волны постов — как позитивных, так и негативных – насчет этой акции и моих мотивов у большинства не имеют под собой никакой почвы.

Люди не отличают протесты от собраний подписчиков.

-А если на следующую акцию придет 10 тысяч, вы тоже будете говорить – я не политик, просто в уголке сижу, ленты строгаю?

– Я не знаю, как будет. Если бы вышли 10 тысяч человек, это был бы показатель. Я и столько не ожидал, ждал 150-300, вышло 500-700.

Эта акция не так широко и продвигалась, я в Youtube роликов с призывом на акцию не делал. Не было задачи мобилизовать максимальное количество людей.

Чтобы идти в политику, нужно иметь опыт, команду, идеи. Пока у нас больших идей нет. Вот мы и собирались, чтобы люди высказали свои идеи и решили, что делать дальше. Это полностью получилось, власти испугались неизвестно чего. Они, видимо, так же, как и «эксперты» думали, что там будут десятки тысяч или хотя бы тысячи.

Ну и власти создавали препятствия – были забраны проекторы. Там планировалась довольно креативная мирная акция, люди должны были бросать свои идеи в такой своеобразный банк идей, должна была играть музыка, через проектор показываться фильмы, мое обращение.

Ораторы некоторые не доехали, в частности, брестский блогер Кабанов, БРСМ создавал препятствия. Они делали все, чтобы эта акция сошла на нет, там вначале была провокация, которая сразу же отсекла человек 200. Люди если видят, что начинается какая-то» заварушка”, отойдут дальше или вообще уйдут.

Тем не менее это удачный опыт.

– Вдохновляет ли вас опыт таких лиц, как россиянин Алексей Навальный и украинец Анатолий Шарий? Шарий-чистая аналогия с вами, тоже влогер, тоже из-за рубежа. Результат его партии в Украине был хоть и скромный, но сенсационный. Вы на что-то такое рассчитываете в стране, где выборов нет?

– В том-то и смысл, что сравнивать можно с натяжкой. Там есть выборы и реальный показатель поддержки людей. Даже в России. Там в последнее время стало больше фальсификаций, но там другая ситуация. Там в 2011-2012 годах протестная волна не так жестоко сбивалась. Сейчас начали обходиться жестче.

Там люди мобилизуются через соцсети, в России это более развито. Там не один человек призвал, там ряд популярных ресурсов, пабликов призвали. Поэтому там больше людей выходит даже и на неразрешенные акции. Власти там действуют по-разному, иногда разгоняют, иногда нет.

Трудно сравнивать опыт другой страны со своим. У нас тоже бывало и бывает по-разному, когда-то на День Воли можно было выходить и не трогали, а когда-то, как в 2017-м во время акций нетунеядцев и того же Дня Воли. Люди не знают, чего ожидать, а страх перед неизвестным — один из самых сильных.

– Какие социально-демографические параметры аудитории вашего фильма о Лукашенко?

– Этот фильм действительно взорвался. До его появления у меня было 270 тысяч подписчиков, после стало 303 тысячи. Я не помню, если бы одно видео давало прирост 33 тысячи подписчиков.

Что для меня важно-заинтересовались многие люди, которые вообще не интересовались тем, что происходит в стране.

А характеристики аудитории такие. Мужчины-77%, Женщины — 23%. По географии: Беларусь-82%, Россия-7%, Украина -3%, Польша-2%, США -1%.

А вот по возрастным группам: 13-17 — 3%, 18-24 — 25%, 25-34 — 33%, 35-44 — 19%, 45-54 -10%, 55-64 — 7% и 65 и более-4%.

Я напомню, что группа 13-17 лет-это главная аудитория Влада Бумаги. Он выпустил свой ролик через пару дней после моего фильма. Но он не сумел подняться на первое место. Где — то приводилась статистика по его роликам — у него беларуская аудитория составляет 7-8%, а 80% у него – это Россия и Украина. При этом его последний ролик на первое место не попал, а мой фильм некоторое время держался на первом месте в трендах.

– На акцию, которую созвали вы, пришла преимущественно молодежь. Если ваш фильм посмотрели 2 миллиона, то это определенно не только молодежь. Согласно статистике, которую вы привели. 40% аудитории вашей ленты-это люди возраста 35 лет и старше. А на акцию пришла фактически почти только молодежь. Почему?

– Я уже говорил, что сделал посты с призывами на акцию только в Телеграмме и Инстаграме. В них сидит почти исключительно молодежь. Старшая часть моей аудитории просто не узнала о призыве. Ну и молодежи не все равно, что происходит в стране.

Но для меня самого интересно найти ответ на вопрос, почему пришла только молодежь.

Накануне вашей акции состоялся концерт российского рэпера Тимати, пришло много народу, многих поразила раздача бургеров. А такая ли уж разная молодежь пришла к Тимати и на вашу акцию?

– Я смотрел на видео, у Тимати была молодежь от 13 до 24 лет, в аудитории моего фильма это 27%. Ну и Тимати раздавал бургеры, он-известный исполнитель на всем постсоветском пространстве. Я предполагал, что к нему придет больше, и наша акция в пятницу будет по сравнению выглядеть, как капля в море.Так не получилось.

Я даже доволен этой акцией Тимати, не так уж и много пришло любителей халявы.

На нашей акции ничего не раздавалось, хотя и планировалось-флаеры, наклейки. Должны были также подвести итоги конкурса по байкам в Инстаграме.

Но помешали, задержали. А Тимати ведь никто не мешал.

– Некоторые критиковали вашу акцию, мол, нет четких целей, планов, одни говорят одно, другие — другое, и непонятно, чего же эта молодежь хочет. А может и на акции Тимати и на вашей она хотела одного и того же — драйва?

– Я понимаю. Но ввиду препятствий со стороны милиции и спецслужб мы в организации акции смогли реализовать только 20% наших планов, нашего сценария. Некоторые говорили, что нужно было проводить акцию с четким посылом за независимость или против Лукашенко. Но это была акция молодежи, которая имеет разные взгляды.

Юрий Дракохруст

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...