Введение безвиза увязано с конкретными реформами страны в сфере юстиции, свободы и безопасности.

Андрей Елисеев, Facebook

 

На днях Валерий Воронецкий – дипломат, ныне заседающий в парламенте, – высказался на Первом общенациональном телеканале, что мол “по самим нормативным документам Евросоюза мы имеем все основания для того, чтобы иметь безвизовый режим с Евросоюзом”. Воронецкий “ожидал бы, чтобы Европейский Союз… ставил вопрос не о снижении стоимости виз, а об отмене”.

Мы бы все этого ожидали, но хотелось бы меньше популизма от председателя Постоянной комиссии по международным делам парламента, а побольше конкретики.

А конкретика такова: у Евросоюза есть конкретные требования, которым должна удовлетворять страна для получения безвиза, и Беларуси до них пока далеко. Во-первых, чтобы начать переговоры о безвизовом режиме, Беларуси сначала нужно заключить соглашения об упрощении визового режима и реадмиссии. Это одинаковая, двухэтапная схема для всех стран Востоного партнёрства, а не требование исключительно к Беларуси.

Беларуские власти так спешили это сделать, что сначала два с половиной года игнорировали предложение ЕС начать переговоры об упрощённом визовом режиме, а потом дольше остальных – аж пять лет! – договаривались. И так его ещё и не подписали.

Воронецкий привёл два аргумента в пользу безвиза: самое высокое количество получаемых шенгенских виз на душу населения среди стран СНГ, и самый низкий процент отказов в шенгенской визе.

По числу шенгенских виз Воронецкий поскромничал. По этому показателю Беларусь лидирует среди всех 105 стран мира, имеющих визовый режим с ЕС, а не только среди 9 таковых стран СНГ. И процент отказов также самый низкий в мире, даже ниже богатых стран Персидского залива.

Но суть не в этом. А в том, что для введения безвиза ЕС анализирует конкретные параметры, многим из которых Беларусь не удовлетворяет, и про которые Воронецкий ни словом не обмолвился. Введение безвиза увязано с конкретными реформами страны в сфере юстиции, свободы и безопасности.

Так называемый План действий по визовой либерализации предусматривает принятие правовых актов о биометрических паспортах, внедрение стратегий интегрированного управления границами и борьбы с организованной преступностью, создание тренинговых программ и антикоррупционных этичных кодексов для служащих, основание единого и независимого антикоррупционного органа, ратификацию документов ООН и Совета Европы о борьбе с дискриминацией и десятки других конкретных шагов.

Кое-что из этого Беларусью сделано, кое-что при наличии политической воли можно довольно быстро принять. Но с кое-чем будет неразрешимый затык, и прежде всего – с образованием подлинно независимого антикоррупционного органа. Даже человеку с очень богатой фантазией сложно представить, чтобы Лукашенко на создание такового согласился. Так что без политической скидки ЕС по этому и некоторым другим вопросам введение безвиза будет вряд ли возможно.

К слову, в рамках одного международного исследования по визовой тематике в 2013-2014 году довелось проводить опрос среди специалистов в этой сфере из числа исследователей, представителей госорганов, специализированных НГО и международных организаций. Так вот все, кроме одного, на вопрос, когда возможно введение безвизового режима ЕС с Беларусью, выбрали самый консервативный вариант “через 10 лет и позже”. Не согласившийся с остальными эксперт вместо предложенных вариантов ответов отметил свой вариант: “Никогда”.

Андрей Елисеев,  директор по исследованиям аналитического центра EAST

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...