Интервью с руководителем диппредставительства Швеции в Беларуси Кристиной Юханнессон.

Новый посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнессон, фото: Сергея Балая

 

Новый посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнессон приступила к работе 4 сентября. В интервью БелаПАН она рассказала о своих ближайших планах, потенциале беларуско-шведских отношений и о том, почему вопросы гендерного равенства важны для любой страны.

— Госпожа посол, хочу начать наше интервью с комплимента. Вы прекрасно говорите по-русски. Даже и не скажешь, что для вас это не родной язык.

— Спасибо большое. Я когда-то пришла в Министерство иностранных дел работать в качестве переводчика на русский, а затем много лет работала в России. Так что, практика у меня большая.

— Один из ваших предшественников — Стефан Эрикссон — за время работы в Беларуси выучил беларуский язык. У вас нет таких планов?

— Я уже начинаю более-менее нормально понимать беларуский, читаю газеты. Постараюсь узнать больше. Но сразу скажу, что вряд ли я смогу говорить по-беларуски, как мой предшественник.

— Вы только приступили к работе главы шведского посольства в Беларуси. С каким настроением вы сюда приехали? Какие планы и задачи у вас на ближайшее время?

— Действительно, я здесь работаю всего вторую неделю. Приехала я с прекрасным настроением. Последние четыре года я работала в Брюсселе, но до этого много лет работала в Российской Федерации — в Москве и Санкт-Петербурге. Оттуда я регулярно приезжала в Минск, в том числе для проведения курсов по переводу в университете и в Центре шведских исследований. А сейчас я с удовольствием сюда вернулась. Очень жду возможности посетить регионы, потому что Беларусь я пока не видела дальше Минска.

Какие задачи? Прежде всего, продолжать развивать отношения между Швецией и Беларусью, узнать более подробно о ситуации в сегодняшней Беларуси, какие есть возможности для Швеции здесь рассказать о себе и быть партнером.

Я, кстати, очень обрадовалась, когда узнала, что у местной хоккейной команды «Динамо-Минск» — шведский вратарь (29-летний Юнас Энрот. — БелаПАН). Очень люблю хоккей, буду ходить.

— Пять лет назад между Беларусью и Швецией произошел дипломатический скандал, приведший к закрытию посольств. В 2013 году в Минск смог вернуться временный поверенный в делах Швеции, в 2015 году статус был повышен до уровня посла. Ощущаются ли сейчас еще последствия того инцидента в двусторонних отношениях — в политической, экономической, гуманитарной сферах?

— В то время, конечно, это сказалось на отношениях. Но сегодня я бы сказала, что и шведская, и беларуская стороны этот инцидент оставили в прошлом. Мы сегодня работаем, смотря в будущее. Я бы не сказала, что сейчас тот инцидент как-то влияет на мою работу посла здесь.

Мы также рады, что сегодня снова работает посольство Беларуси в Стокгольме.

— Как вы, в целом, оцениваете нынешний уровень беларуско-шведских отношений?

— Я бы их охарактеризовала как хорошие, и они охватывают широкий спектр вопросов. В то же время есть потенциал, который мы еще не реализовали. Это и будет задачей наших стран на будущее. Есть много хороших идей.

С Беларусью мы строим партнерские отношения. И мы хотим быть добрым и честным соседом. Это значит, что мы оставляем за собой возможность высказываться тогда, когда наши позиции не совпадают. Швеция и дальше будет таким партнером. Наша позиция известна, и мы не собираемся устраивать сюрпризов.

— А что понимается под сюрпризами?

— Я имею в виду, что Швеция в Беларуси, как и в других странах по всему миру, продвигает такие вопросы, как права человека. Это важная составляющая демократического общества. Мы так и дальше будем работать. И мы хотим быть партнером Беларуси в решении этих вопросов.

Чытайце па тэме:  Беглы супрацоўнік КДБ раскрыў у Швецыі схемы кантрабанды нафтапрадуктаў

— Но беларуское руководство считает, что у нас по этим вопросам проблем особых и нет, что западные страны какие-то повышенные требования к Беларуси предъявляют.

— Повышенными требованиями это трудно назвать. Тяжело, конечно, сравнивать разные страны, но ведь Беларусь — это европейская страна для начала. У ЕС четкая позиция по отношению к Беларуси. Мы довольны, что сейчас идет диалог между Беларусью и ЕС, потому что для построения партнерских отношений необходимо, чтобы с другой стороны стола был собеседник.

— Среди представителей беларуской демократической общественности есть мнение, что ЕС прикрыл глаза на ситуацию с правами человека в Беларуси в угоду геополитическим интересам — сказалась ситуация вокруг Украины. Вы согласны с таким мнением, что ЕС стал меньше обращать внимание на проблему прав человека в Беларуси?

— Я не совсем согласна, потому что не всегда реакция Евросоюза отражается в Твиттере или на сайтах публично. У нас идет постоянный обмен мнениями с Беларусью. Я бы не сказала, что Евросоюз здесь изменил свою позицию или свой курс. Мы строим партнерские отношения, но есть обязательные европейские элементы, которые всегда будут учитываться в этом общении.

— Взять, например, ситуацию с задержаниями журналистов в Беларуси во время весенних акций протеста или многочисленные штрафы, которые регулярно получают фрилансеры, сотрудничающие с телеканалом «Белсат». Что в Швеции об этом думают?

— Мы, как и остальные члены ЕС, очень внимательно следим за этим. Свобода прессы — это обязательная составляющая европейской страны. На примере Швеции можно сказать, что все элементы демократического общества, в том числе свобода прессы, служат явными факторами для, например, экономического роста и устойчивого общественного развития страны.

— Возвращаясь к двусторонним беларуско-шведским отношениям, какие направления сотрудничества между нашими странами вам кажутся наиболее перспективными?

— Прежде, чем сюда приехать, я встречалась с представителями различных организаций в Швеции, которые давно уже сотрудничают с Беларусью. Мне было приятно констатировать, что интерес к Беларуси в Швеции у самых разных организаций, групп и людей большой. В течение многих лет складывались отношения и между людьми, и между регионами, и между официальными структурами. Это создает очень хорошую базу для дальнейшего развития.

Но, как я уже говорила, потенциал, например, торгового сотрудничества явно не реализуется до конца. Здесь трудно предсказать, какие именно сферы наиболее перспективны, бизнес ведь идет туда, где у компаний есть возможность реализовать свое дело и где условия для них предсказуемые. Я за то, чтобы у нас было больше контактов между беларускими и шведскими компаниями. На сегодняшний день у нас, если не ошибаюсь, около 40 компаний, которые здесь работают. Они работают в деревообрабатывающей промышленности, представлены известные шведские компании в разных отраслях, слышала про интересные проекты в IT-сфере. Но таких компаний, я считаю, могло бы быть намного больше.

Необходимо делать больше для содействия развитию именно малого и среднего бизнеса. Это как раз те силы, которые сегодня создают экономический рост и рабочие места в Европе, в Швеции. И я уверена, что это актуально и для Беларуси.

Когда я была на конференции (конференция «Территория бизнеса: женский взгляд» прошла в Минске 7 сентября. — БелаПАН), то упомянула социальный вопрос. В рамках Евросоюза ведется большой разговор, Швеция в нем является одной из ведущих стран, по поводу того, что развитие в Европе сегодня таково, что во многих странах мы видим, как растет разрыв между городом и регионами. Некоторые люди сегодня отрицательно относятся к глобализации, потому что те плюсы, которые в ней видят многие, не всем кажутся очевидными. Я думаю, что у Швеции, где мы давно занимаемся социальными вопросами и строим благополучие нашего общества, есть интересный опыт. И я надеюсь, что мы можем заинтересовать беларускую сторону обсуждением социальных вопросов.

Чытайце па тэме:  Сенат США утвердил Джона Хантсмана на должность посла в РФ

Что касается других направлений сотрудничества, то, например, в сфере культуры мы активно работаем. Этим летом в Минске прошел День Швеции, который был очень положительно оценен. Мы обязательно попытаемся его повторить в следующем году.

— На упомянутой вами конференции было также объявлено, что Швеция поддержит программу Европейского банка реконструкции и развития «Женщины в бизнесе» и выделит на ее реализацию 5 млн евро.

— Эта сумма выделена на все страны Восточного партнерства, но Беларусь получит достаточно большую часть из этих средств.

Мы считаем важным поощрять такие инициативы, так как именно женщины, судя по нашему опыту, на сегодняшний день очень активно открывают свои компании среднего и малого бизнеса, создают рабочие места. Число новых компаний, где менеджеры женщины, сейчас растет быстрее, чем таких же компаний, открытых мужчинами. К тому же вопрос равноправия для шведского правительства является одним из ключевых.

Когда мы говорим о равноправии, о гендерном вопросе, то многие считают, что это не для них и не важно. Но фактически мы говорим о том, как можно строить устойчивое общество, где всем, независимо от пола, дана возможность реализовать себя. Такие возможности для реализации человека в любой сфере нужно создавать. И предпосылки для этого создаются правительством.

«Женщины и бизнес» — это очень интересный проект. Мы с удовольствием будем следить за его судьбой.

— На этой конференции вы также говорили о важности социальных проектов, которые помогают устранению неравенства между различными категориями людей, между городом и селом. Насколько эта проблема актуальна для стран с развитой демократией, в том числе для Швеции, и для государств постсоветского пространства?

— Я считаю, что эта проблема очень актуальна и для тех, и для других. Сейчас ведется интересное обсуждение в рамках ЕС о будущем Европы, какой она должна быть. И снова стали поднимать социальные вопросы.

Швеция в этом плане очень активна. В ноябре по инициативе Швеции в Гетеборге пройдет саммит ЕС по социальным вопросам, где будет обсуждаться социальная составляющая будущего Европы. Очевидно, что многим людям сегодня трудно найти себе место из-за несоответствующего уровня образования или квалификации, несоответствующих условий труда. Необходимо хотя бы попробовать выравнивать те различия, которые все еще существуют в Европе. Это интересное и сложное обсуждение.

И, конечно же, мы готовы и уже начинаем вести такой же разговор со странами Восточного партнерства.

— Для Восточного партнерства, в частности для Беларуси, какие могут быть проекты по данной теме?

— Мне кажется, стоило бы посмотреть — и это уже делается — на образовательные проекты, на проекты по повышению квалификации. И гендерные вопросы сюда тоже вписываются, потому что обеспечение равных прав для всех положительно влияет на развитие страны в целом.

— Согласно докладу Центра европейской трансформации за 2014 год, Швеция входила в пятерку крупнейших доноров Беларуси — например, с 2006 по 2012 год в общем объеме донорской помощи вклад Швеции составлял 14%. В основном, эта помощь оказывалась через Шведское агентство по сотрудничеству в сфере международного развития (SIDA). К сожалению, более свежих данных найти не удалось. Уточните, пожалуйста, какой сейчас бюджет SIDA выделяет на реализацию проектов в Беларуси? Какие из этих проектов наиболее значимые и интересные?

— Обычно в год SIDA выделяет примерно 11 млн евро на Беларусь. Приоритетны такие направления, как окружающая среда, развитие рынка и права человека. Например, во многих беларуских регионах мы работаем над проблемой очистки воды и сотрудничаем с водоканалами, проводится реконструкция водоочистных сооружений, улучшение экономического управления этими организациями.

Чытайце па тэме:  Грузовик въехал в толпу в центре Стокгольма, есть погибшие

Кроме того, мы сотрудничаем и с другими крупными донорами — ЕБРР, ООН, ЕС — по проектам, которые они реализуют в Беларуси.

— Вы упоминали, что долгие годы работали в России. На ваш взгляд, как ситуация с Украиной и аннексией Крыма повлияла на отношения между Беларусью, Россией и ЕС?

— ЕС строит отношения с Беларусью в рамках Восточного партнерства. И эта политика не изменялась. Ведь Восточное партнерство было задумано и началось до захвата Крыма и осложнения отношений с Российской Федерацией. ЕС не заставляет Беларусь выбирать между партнерами. Евросоюз понимает положение всех стран, которые участвуют в Восточном партнерстве — тут исторические, географические, экономические связи. От них никуда не убежишь. И дело не в этом.

Дело в том, что этим шести странам предложена возможность углублять свои отношения с Евросоюзом. Поэтому ЕС старается максимально активно работать на двусторонней основе со странами-партнерами, в том числе и с Беларусью.

Отношения ЕС с Россией — это все-таки другой разговор. Это другая страна, она не входит в Восточное партнерство.

— Беларуские официальные лица уже не один раз говорили, что Беларусь не против начать переговоры с ЕС по заключению базового соглашения о партнерстве. Но ЕС пока хранит молчание. На ваш взгляд, каковы перспективы заключения такого соглашения между ЕС и Беларусью?

— Как уже отмечалось неоднократно со стороны ЕС, прежде чем начать переговоры о партнерстве, необходим определенный прогресс в области прав человека со стороны Беларуси.

— Швеция была одним из инициаторов Восточного партнерства. Удалось ли за прошедшие 8 лет реализовать те задумки, которые Швеция вкладывала в эту инициативу, довольна ли Швеция тем, как ВП развивается?

— Да, Швеция довольна. Инициатива была задумана еще и для того, чтобы у ЕС был какой-то географический баланс внимания к странам-соседям. На наш взгляд, слишком мало внимания уделялось этому региону.

Иногда ругали Восточное партнерство, но сегодня все страны ЕС поддерживают данную инициативу. Считаю, что за 8 лет результат неплохой — три страны из шести подписали соглашения об ассоциации, получили безвизовый режим с ЕС, развиваются экономические отношения, растет торговля.

Теперь пора заполнить инициативу еще более конкретным содержанием, расширить повестку дня, подключить другие уровни нашего общества как в странах ЕС, так и в странах-партнерах.

— К вопросу о необходимости расширения деятельности Восточного партнерства, две страны-участницы которого — Беларусь и Армения — являются еще и членами Евразийского экономического союза. Беларуская сторона не раз говорила о необходимости сближения ЕС и ЕАЭС. Как вы такую инициативу оцениваете?

— Думаю, что на техническом уровне какие-то контакты есть, но о переговорах пока рано говорить. ЕАЭС еще молодая организация. Нужно проделать определенную работу, чтобы понять, какая есть здесь обоюдная польза.

— Важная тема последних месяцев в Беларуси и не только — это учения «Запад-2017». Подобные учения проводятся регулярно, но такого накала страстей, кажется, еще не было. Ряд стран ЕС выражали озабоченность в связи с этими учениями.

— Мы очень положительно относимся к тому, что беларуская сторона пригласила наблюдателей, в том числе из Швеции. Как всегда, когда проводятся крупные военные учения, нужно создавать максимально прозрачные условия.

— А Швеция разделяет опасения балтийских коллег, что Россия оставит часть своих войск в Беларуси или использует беларускую территорию для каких-то своих целей?

— Мы внимательно следим за ходом учений через своих наблюдателей. Как уже сказано, прозрачное проведение учений и полное соблюдение Венской конвенции позволяет избегать ненужных подозрений.

Татьяна Коровенкова, “Белорусские новости”


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.