“Трамп, по-моему, питает своего рода слабость к Путину, втайне завидуя его положению диктатора и самодержца всея Руси”. Российский дипломат Георгий Кунадзе объясняет, почему Запад воспринимает Путина как “сильного лидера”.

Владимир Путин, Публичные Люди

 

Некоторое время назад довелось мне отвечать на вопросы журналиста известной американской газеты. Вопросы были такие:

– почему многие в мире воспринимают Путина как образцового «сильного лидера»;

– идет ли это на пользу российской внешней политике.

Сам я вечного российского президента «сильным лидером» совсем не считаю. На мой взгляд, верно, скорее, обратное: говоря словами поэта, Путин – «властитель слабый и лукавый, …нечаянно пригретый славой». Представить себе, что вменяемые, то есть, не зомбированные российским телевизором, чужеземцы могут думать иначе, мне было непросто. И все же, приняв как факт утверждение американца о том, что таких людей немало, я, в меру своих сил, попытался придумать объяснения этому феномену. И вот, что получилось.

ГЛАЗАМИ ШИРНАРМАСС ОСТАЛЬНОГО МИРА

Западные и, тем более, восточные обыватели интересуются Россией мало, а знают о ней еще меньше. Россия – объективно далекая для всех огромная страна, не производящая ничего узнаваемого, кроме нефтедолларов, оружия и непомерных амбиций. В топах мировых новостей она появляется, когда выкинет что-нибудь совсем нехорошее, да и то лишь там, где этого никто не ждал.

Попадет, скажем, под обвинение в уничтожении малазийского лайнера, во вмешательстве в американские, французские и еще, бог знает, какие, выборы, в показательном отравлении своего бывшего разведчика в Англии, в крышевании людоедского режима в Сирии… Такой беспредел забугорным обывателям не нравится. «Вы это прекращайте», – сурово говорят они России. И долго потом напоминают ей о содеянных злодеяниях.

Напротив, вся бывшая территория СССР по привычке рассматривается многими забугорными обывателями как «историческая» Россия. СССР, если кто забыл, они для простоты и раньше называли Россией. В силу этого то, как ведет себя Россия на постсоветском пространстве, по-моему, не вызывает у забугорных обывателей особого возмущения.

Они где-то слышали, что «слабые» Горбачев и Ельцин половину территорий «исторической» России потеряли, а «сильный» Путин их намерен вернуть, пусть даже и не совсем законными методами. Для иных забугорных обывателей этот насквозь фальшивый тезис выглядит, пожалуй, проще и удобнее, чем, например, совершенно справедливые обвинения России в аннексии чужих территорий.

В рамках похожей логики воспринимают забугорные обыватели и то, что происходит внутри России. Вникнуть в суть процессов фактического возрождения абсолютной монархии, жестокой, лживой и глубоко архаичной, им недосуг. Куда проще и удобнее думать, что российская власть всего лишь защищает институты демократии, с виду почти такие же как везде. Формально в России действительно все, как у людей: есть Конституция, суд, парламент, правящая партия и оппозиция, либералы и консерваторы, власть и народ поголовно верят в бога.

Президент, правда, все время один и тот же. Но он же сумел завоевать любовь своего народа, думают забугорные обыватели. Разве плохо, что он остается у власти столько, сколько допустимо по закону?

О том, что в России существует недостойный цивилизованной страны разрыв между богатыми и бедными, западные обыватели, как правило, не знают. А, узнав, не могут представить глубину пропасти, разделяющей российскую «элиту» и «плебс». Что же касается восточных обывателей, то для них в этом вообще нет ничего необычного. Разве не так обстоит дело в какой-нибудь Индии, «самой большой демократии мира»?

В целом, думаю, Путин не вызывает восторга у большинства забугорных обывателей. Но кто-то, наверное, воспринимает его как неизбежное зло или элемент «русской экзотики». А кто-то, возможно, и правда уважает как «решительного политика» так непохожего на их собственных вечно колеблющихся лидеров. Авторитарные правители и, тем более, диктаторы вообще производят на обывателей впечатление «решительных политиков», ибо им никто не указ.

Есть у Путина и еще одна черта, выделяющая его среди других мировых лидеров: он традиционно позиционирует себя как жесткого оппонента США. Многим забугорным обывателям многих стран это нравится в той мере, в какой им не нравится сама Америка. Вы удивитесь, но таких, по-моему, даже больше, чем симпатизантов Путина.

ГЛАЗАМИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ

В отличие от ширнармасс своих стран, их политическая элита вроде бы не может позволить себе обманываться насчет личности российского вождя и некоторых, мягко говоря, «особенностей» его политики. Но, как выясняется, «обманываться», зачастую, готова.

О «российской» политике США, естественно, разговор особый, причем не только потому, что она объективно имеет определяющее значение для судеб мира. Гораздо любопытнее то, что в этой политике бескомпромиссный и жесткий подход к России, демонстрируемый политической элитой США, как-то уживается с удивительной мягкостью и деликатностью президента Трампа. От конспирологических объяснений этой аномалии я, пожалуй, воздержусь. И гадать, имеет ли президент России какие-то тайные рычаги влияния на президента США, не буду. Скажу лишь, что Трамп, по-моему, питает своего рода слабость к Путину, втайне завидуя его положению диктатора и самодержца всея Руси. В силу очевидных причин, самому Трампу никогда не добиться такого же положения в США. Чувствуется, однако, что ему очень бы этого хотелось.

Порой кажется, что ценностные и интеллектуальные разногласия Трампа с американским политическим мейнстримом обрекают «российскую» политику США на двойственность и непоследовательность: отношения с Россией на точке замерзания, но неожиданный прорыв к их улучшению не исключен. Причем не потому, что президент России вдруг опомнится и пересмотрит вызывающее поведение своей страны на международной арене, а просто потому, что так вдруг решит президент США.

Европейские и азиатские союзники США, надо полагать, не могут не учитывать такую перспективу. И, со своей стороны, не прочь помириться с Россией, заметя под ковер существующие разногласия. Отчасти в силу природной незлобивости, которая не позволяет ссориться с Россией, что бы она ни творила. Отчасти по чисто коммерческим соображениям, которые никто не отменял: российский природный газ стоит дешевле американского сжиженного, как же его не покупать. И отчасти по причине повсеместно нарастающего недовольства «самоуправством» Трампа, не желающего считаться с их интересами. В итоге, даже вполне приличные страны исподволь переходят в отношении путинской России к политике, в которой, несомненно, присутствуют элементы умиротворения.

То канцлер Германии примчится в Сочи, чтобы обсудить с президентом России некие не терпящие отлагательства вопросы. То президент Франции и премьер-министр Японии объявятся на Петербургском экономическом форуме, где будут покорно выслушивать его нравоучения, посвященные отнюдь не экономике.

Имплицитная популярность президента России в мире существенно укрепляет его уверенность в том, что никуда эти западные, а равно и восточные «слабаки» не денутся, рано или поздно сами придут и все дадут. По чисто формальным основаниям, внешнюю политику Путина, стремящегося добиться всего, не жертвуя ничем, впору признать тактически успешной. Кто-то, однако, не преминет заметить, что стратегически она абсолютно бесперспективна: мракобесным, лживым и неэффективным самодержавным режимам нет места в XXI веке. Чем дольше откладывать их демонтаж, тем тяжелее и масштабнее будут последствия неминуемого краха.

Бедная Россия.

Георгий Кунадзе

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: