Жители Беларуси с тревогой наблюдают быстрый рост числа инфицированных COVID-19 и удивляются, почему не принимаются более энергичные меры по борьбе с пандемией.

Иллюстрация: rtvi.com

 

При этом они часто ссылаются на опыт Китая, где с коронавирусом справились буквально за несколько месяцев и уже происходит активное восстановление экономики. В ответ им говорят о необходимости обеспечения коллективного (стадного) иммунитета, предполагая, что для этого без отрыва от производства должно переболеть минимум 70% населения. При этом предпочитают замалчивать последствия такой политики.

В России же нашлись авторы, не стесняющиеся говорить правду. Развернутое идеологическое обоснование концепции стадного иммунитета далневролог Рустэм Самигуллин, скромно называющий себя «врачом без границ (и без тормозов)». Поскольку сделанные им высказывания очень неоднозначные, то вынужден его активно цитировать, иначе сложно понять позицию сторонников стадного иммунитета. Вот его основные положения.

Прежде всего Р. Самигуллин утверждает, что никакой особой опасности от коронавируса нет. Это просто очередная респираторная инфекция, на которую не следовало бы обращать внимания. Но «Китай, который никогда не славился особым беспокойством по поводу убыли собственного населения (скорее, наоборот!), устраивает на весь мир грандиозное реалити-шоу про то, как Председатель Си являет миру очередное «Китайское чудо»: с помощью жёстких карантинных мер в очаге инфекции, молниеносного строительства больниц и блокировке границ он побеждает Дракона: эпидемия погашена…». Такая пропаганда, по мнению идеолога стадного иммунитета, была настолько убедительна, что не только китайцы, но и вся планета поверила, что «стране удалось волевым методом остановить распространение воздушно-капельной инфекции и локализовать её в одной провинции». Но Р. Самигуллина не проведешь: «Лично для меня это не более правдоподобно, чем спасти деревню от комаров, обнеся местное болото сеткой Рабица».

Вирус в Китае остался, но китайцам разрешили выезжать за границу и «несколько миллионов отпускных китайцев, сморкаясь и кашляя (они это обычно делают громко и смачно, не прикрываясь), дружно выстроились в очередях к Уффици, Лувру и Прадо». В результате вирус начал быстро распространяться по Европе.

По мнению Р. Самигуллина, ситуация развивалась по ежегодному стандартному сценарию эпидемии сезонного гриппа, который, по словам защитника стадного иммунитета, «ежегодно уносит сотни тысяч жизней… Через 2-4 недели пик эпидемии начал бы спадать, большинство населения заработало бы групповой, или, как его называют в Германии, «стадный» иммунитет, и все бы были свободны до соплей следующего сезона». Но, напуганные репортажами о смертях в Италии (гробы, кресты, умершие селебрити и медики), власти решили проявить заботу о населении и «сымитировать утопический китайский сценарий»с введением карантина.

Был и второй путь – воспринимать COVID-19 как очередную респираторную эпидемию и не обращать внимания на многочисленные смерти. Но большинство мировых лидеров по такому пути не пошли, потому что в этом случае «каждая смерть от вируса будет на твоей совести и каждый дедушка с метастазами в лёгких, диабетом и пятью стентами в сердце, у которого перед смертью найдут в анализах COVID-19, будет тебе инкриминирован». «Исключения составили Швеция, Белоруссия и Туркменистан, где руководители не побоялись взять на себя ответственность и проигнорировать китайско-ВОЗовский разводняк».

Нашлись и в Западной Европе смелые люди, которые стали вскрывать трупы и выяснили, что «у половины умерших смерть никак не была связана с COVID-19, то есть они умерли совсем по другой причине – сосудистая катастрофа, раковые метастазы, приступ астмы и пр., а у другой половины, по словам профессора Пюшеля, вирус хоть и подстегнул гибель организма, сработал катализатором старых болезней. И, как бы это цинично ни звучало, острая инфекция некоторых скончавшихся скорее избавила их от страданий, нежели явилась «кинжалом в спину».

Хотя сообщество вирусологов опровергло выводы о том, что в смертях с диагнозом «короновирус» виноват не сам вирус, а хронические болезни, с которыми люди могли бы жить долгие годы, процесс пошел. Пострадавшие бизнесмены стали требовать отмену карантинов, профинансированные ими профессора диаметрально изменили свою точку зрения. В частности, в Германии появился профессор – сторонник «мер, скорее из арсенала Рижского Института гигиены СС времён второй мировой войны – специально заразить всех молодых вирусом для скорейшей выработки стадного иммунитета». Р. Самигуллин считает, что таких профессоров и нужно слушать. Поэтому он клеймит А. Меркель за закрытие школ, поскольку это не позволило «детям поперезаражать друг друга, побегать с соплями и сработать для нас, взрослых, такими живыми прививочками (как это всегда и бывает с сезонными респираторными инфекциями)».

Он также пытается дать теоретическое обоснование своей позиции и пишет: «Если мужская особь перестаёт бегать за добычей и за самками, а забилась в пещеру, задвинула вход камнем и дрожит от страха в ожидании появления в проёме саблезубого тигра или чужака – то она становится НЕИНТЕРЕСНА для популяции, и Природа включает механизмы элиминации – обрушивает на бесполезного индивидуума целый букет: гипертонию, атеросклероз, диабет, инсульты-инфаркты, астму, рак, снижает защитные силы его организма, чтобы тот поскорей очистил территорию для более перспективных и активных особей».

По мнению апологета стадного иммунитета, самое ужасное, что сделали мировые лидеры, – они карантинами стали спасать стариков от смерти. «Ради того, чтобы дедушки 80+ из домов престарелых умерли в этом году от своих инфарктов-инсультов-раков-астмы, а не от коронавирусной инфекции, весь мир был посажен на карантин, разорён и иппохондризирован». А ведь из-за стариков весь мир рухнет, люди станут безработными, «часть умрёт от голода и болезней, часть – пойдёт служить в наркокартели, часть – будет ограблена и убита…».

Говоря о стариках, о которых власти решили позаботиться, Р. Самигуллин задает вопрос: «А они нас об этом просили? А так ли эта группа риска цепляется за свою жизнь? И так ли им нравится смотреть, как здоровые молодые дядьки и тётки, большинству из которых от этого нового чудо-вируса ничего, кроме соплей, головной боли, кашля и озноба не грозит, жидко обосравшись, рушат то, что те для них столько лет создавали? … И каково сегодня им, 80-летним, наблюдать, как молодое поколение троечников, насмотревшись китайской хроники, моет с хлоркой асфальт и светофоры: вдруг кто-то с них бросится слизывать мёртвые коронавирусы! А ещё – с ужасом понимать: случись им подхватить эту заразу – сразу же прибегут другие троечники в противочумных скафандрах, упакуют их в батискаф и потащат практически на эшафот – подключать к ИВЛ. Ответит ли кто-нибудь когда-нибудь за это свинство?».

Апологет стадного иммунитета уверен, что «когда к нам на слизистую попадёт коронавирус – нет, мы не умрём, для этого он слишком уж слаб! – но перенесём это куда тяжелее, чем если бы мы каждый день встречались друг с другом на работе, в фитнесе, кафе или институте, не шарахаясь друг от друга, как от зачумлённых, а с некоторыми, наиболее привлекательными – сильно сокращая полутораметровую социальную дистанцию».

Таким образом, Рустэм Самигуллин, совершенно не стесняясь, выдал секреты, о которых сторонники коллективного (стадного) иммунитета старались в слух не говорить. Они заинтересованы в создании условий для массового заражения вирусом людей (в том числе и детей с последующим инфицированием родителей, бабушек и дедушек), проведении массовых мероприятий и игнорировании защитных мер. При этом априори предполагается высокая смертность среди людей старшего поколения, которые рассматриваются отработанным ресурсом и должны очистить территорию для молодых и перспективныз особей.

По нашему мнению, такие подходы в современном обществе весьма негуманны и необходимо изыскивать варианты, которые обеспечат максимальное сохранение населения страны с минимальными потерями в экономике. Но проблема заключается в том, что китайские карантинные меры принесли бы быстрый эффект и позволили за короткий срок выйти из пандемии только в том случае, если бы их применили вовремя и локализировали очаги заражения. Сейчас вирус распостранился по стране, ситуация усложнилась и эффективность карантина снизится. Но все равно нужно бороться, а не сдаваться апологетам стадного иммунитета, для которых люди – расходный материал.

Александр Челин, Наше мнение

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...