Новость о заключенном контракте на поставку в Беларусь 12-ти российских истребителей Су-30СМ стала весьма заметным событием на фоне летнего затишья. И хотя о деталях сделки сообщения весьма скупы, тем не менее, определенные предварительные оценки уже можно сделать.

Цена вопроса

Основным ньюсмейкером сделки выступает российская сторона. Приходится оперировать теми данными, которые ею предоставляются. Причем, они не являются официальными. А потому их корректность под вопросом.

Отметим, что заявление российского источника о стоимости каждого истребителя для Беларуси в USD 50 млн означает, что сделка заключена на российских условиях без всяких скидок на особые отношения между Минском и Москвой. Озвученная цена – экспортная, для третьих стран-не союзников. Напомним, что стоимость Су-30СМ для российских ВКС составляет порядка USD 35-37 млн в зависимости от курса российского рубля к доллару США.

Количество имеет значение

Оценка российских специалистов из Академии военных наук (которую беларуские не опровергают) говорит о необходимости наличия в составе ВВС Беларуси не менее трех боеготовых истребительных эскадрилий. Т.е. минимум 36 машин. Следует учитывать, что 100%-я боеготовность встречается редко, часть самолётов находится на ремонте, модернизации и т.п.. Т.е. в распоряжении ВВС должно более 36 истребителей, ориентировочно не менее 50 штук. И аналогичное число пилотов.

В связи с этим встает вопрос оргструктуры истребительной авиации: планируется ли формирование из вновь поступающих машин третьей эскадрильи или останутся две, одна из которых с МИГ-29 «пересядет» на Су-30. Первый вариант предпочтительнее. Благодаря более совершенному радиолокационному оборудования Су-30СМ в состоянии выступать в качестве самолета наведения на цель для МиГ-29. Но такой вариант потребует дополнительных расходов, связанных с эксплуатацией техники.

И снова о деньгах

«Зоопарк», состоящий из разномастных истребителей, создает дополнительные сложности, связанные с обеспечением их эксплуатации. И ведет к её удорожанию даже при неизменном количестве бортов. Поэтому более рациональной в долговременной перспективе является унификация авиапарка. Т.е. в нашем случае закупка сразу 100% необходимых истребителей. Цена вопроса – порядка USD 2,5 млрд.

Но помимо закупки самолетов, есть еще расходы на её эксплуатацию. Причиной снятия с вооружения ВВС Беларуси Су-27 являлась со слов генералов высокая стоимость их эксплуатации – более чем в 2 раза выше, чем у МиГ-29. В свою очередь, на дороговизну эксплуатации МиГов жаловались венгры, чехи и поляки.

Говоря о стоимости эксплуатации авиатехники принято оперировать понятием стоимости летного часа. В среднем согласно открытым источникам летный час МиГ-29 стоит порядка USD 16-20 тыс. Для Су-30 аналогичный показатель заявляется в USD 35 тыс. Последняя цифра может быть занижена. Сирийская операция ВКС РФ даёт стоимость летного часа задействованных машин (Су-25, С-24, Су-34, Су-30, Су-35) в пределах USD 60-95 тыс. Конечно, специфика боевого применения машины (профиль полета) увеличивает эксплуатационные расходы. Кроме того, снабжение российской группировки в Сирии стоит больших денег. Поэтому USD 35 тыс. можно считать релевантным показателем.

Чытайце па тэме:  Лукашэнка ездзіў у Пакістан за ракетнымі тэхналогіямі?

Считается, что для поддержания необходимого профессионального уровня годовой налет пилота боевого самолета должен составлять не менее 100 часов. Итого — 5000 часов налета в год на истребительную авиацию ВВС Беларуси. Или не менее USD 175 млн. в год. Что составляет более 40% расходов, выделенных в 2016 году на национальную оборону. «Не менее», потому что стоимость авиатоплива в России гораздо ниже, чем на Западе. Пока Беларусь получает российскую нефть по внутрироссийским ценам. Но это пока. В состоянии ли Беларусь в сегодняшнем состоянии обеспечить своим летчикам-истребителям 5000 годового налета на Су-30СМ? В принципе, да. Вот только чтобы кому-то прибавить бюджетных денег, придется у кого-то убавить.

Су-30СМ как замена российской авиабазе

Прозвучавшее мнение о том, что закупка Су-30 позволит снять с повестки дня создание российской авиабазы в Беларуси представляется ошибочным. Действительно, Россия мотивирует стремление расширить военное присутствие в нашей стране неспособностью национальных ВВС в их сегодняшнем состоянии гарантировать надежное прикрытие воздушного пространства так называемого «союзного государства». При этом проблема недостаточных возможностей ВВС Беларуси имеет три аспекта: 1) имеющиеся истребители устаревают физически и технически; 2) недостаточное количество боеготовых машин (60% от необходимого числа); 3) недостаточная летная практика пилотов национальных ВВС, налет необходимо увеличить как минимум на 20 часов в год на пилота. Так что сама по себе закупка 12 машин – лишь часть решения проблемы. Но не полное её решение.

В принципе, нет оснований увязывать закупку Су-30СМ и вопрос российской авиабазы. Это проблемы разного порядка.

Увяз коготок – всей птичке пропадать

Надо понимать, что закупка первой эскадрильи Су-30СМ по сути предопределяет развитие национальной истребительной авиации на следующие 30-40 лет. Просто сказать «ой, мы передумали» — не получится. Обратным выкупом производитель заниматься не будет. И не даст разрешения на экспорт этих машин, так как заинтересован в наличии для себя рынка новых машин. Поэтому в будущем придется или докупать новые партии техники (желательно до необходимых 50 машин), или организовывать эксплуатацию разнотипных самолетов (что усложняет процесс и делает его дороже), или же ставить одни самолеты на прикол и закупать другие (если «передумаем»). Т.е. с момента получения первых Су-30СМ поле для маневра у Минска фактически исчезает и Москва может и дальше диктовать свои условия и по части поставок авиатехники, и по части её модернизации, и по части помощи с поддержанием летной пригодности.

Чытайце па тэме:  ЗРК С-400 "Триумф": характеристики и поражаемые цели

Политико-экономический фон сделки

Помимо того, что сделка выглядит «не так», она проведена не в то время. В стране политический кризис. Рейтинг власти в отсутствие независимой политической социологии достоверно не известен. Однако неформально звучат оценки менее 20%.

На политический кризис накладывается полномасштабный социально-экономический кризис: половина трудящихся имею заработок ниже USD 200; неполная занятость и фактическая безработица между 10% и 15% трудоспособного населения; многие районы страны впору объявлять зонами социально-экономического бедствия, так как вне бюджетного сектора средний заработок едва превышает USD 100. В этих условиях столь значимые траты просто не найдут понимания в обществе. И, судя по комментариям читателей интернет-СМИ, не находят. Новые истребители воспринимаются как дорогостоящие игрушки для генералов. Симпатии беларуского обывателя традиционно на стороне условной голодной нянечки из детского сада, а не военных.

Информационный провал

Это следствие абсолютно провального информационного сопровождения сделки. Которого в принципе не было. С учетом того, что контракт по Су-30СМ может стать крупнейшей закупкой вооружений за историю Беларуси, логично было бы проведение предварительной информационно-разъяснительной кампании. Налогоплательщики должны понимать, почему возникла потребность в новых истребителях, каковы последствия затягивания решения этого вопроса, почему сделанный выбор наиболее оптимальный.

Однако, налогоплательщиков просто поставили перед фактом. И хуже того, поставили российские ньюсмейкеры. Минобороны реагировало на общественный резонанс. Причем с запозданием и неприемлемым образом. Сначала пресс-служба ведомства отказалась комментировать независимым СМИ информацию о сделке. А потом весьма размыто дало информацию через БелТА. Отказ пресс-службы Минобороны от комментирования информации, касающейся публичных финансов, независимым СМИ (которые, кстати, налогоплательщики и одни из кормильцев военного ведомства) является хамством и непрофессионализмом одновременно. И по-хорошему это должно иметь последствием увольнение ответственного лица за дискредитацию оборонного ведомства.

Чытайце па тэме:  Свое оружие надежнее – не надо оглядываться на Москву

Промежуточное решение

Закупаемой партии недостаточно, есть сомнения в способности национального бюджета обеспечить эксплуатацию машин в необходимых масштабах.

Кроме того, надо учитывать изменение технологической среды региональной безопасности. Су-30СМ – машина 4-го поколения. Которое постепенно уступает место истребителям 5-го поколения. Уже через 10 лет мы можем столкнуться с ситуацией, при которой боевая ценность этих машин будет приближаться к нулевой. ВВС Польши и России находятся в процессе подготовки к переходу, пускай и частичному, на машины нового поколения. Уже в 2019 году стоимость американского истребителя 5-го поколения F-35 опустится ниже USD 80 млн. Т.е. будет сопоставима с текущей стоимостью машин 4-го поколения западного производства. Ориентировочная стоимость российского ПАК ФА первой серии – порядка USD 100 млн.

Безусловно, есть вопросы относительно того, насколько значительными преимуществами машины нового поколения будут обладать перед текущим. Производители говорят о подавляющем превосходстве машин 5-го поколения перед 4-м. Что может быть и рекламным трюком. Но может и не быть. Тем более, что тот же F-35 планируется произвести в количестве порядка 3200 единиц для дюжины стран. Среди которых воюющие США, Австралия, Великобритания, Израиль, Турция. И балансирующие на грани конфликтов Япония и Южная Корея. И никто пока разочарования не высказывал.

Находясь в переходном периоде от машин одного поколения к следующему, более рационально было бы взять паузу на 10-15 лет, которые потратить на изучение рынка, предлагаемых технологических решений, опыта эксплуатации машин 5-го поколения. И попытаться встроиться в цепочку разработки и производства такой техники на правах очень-очень младшего партнера. Речь прежде всего идет о китайских проектах истребителей 5-го поколения. В российский и западный проекты Беларуси доступ закрыт по политическим мотивам. Кстати, стоимость китайского перспективного легкого истребителя 5-го поколения J-31 составит порядка USD 70 млн. Т.е. сопоставима со стоимостью серийного F-35.

На эти 10-15 лет в качестве промежуточного решения можно обратиться к России о передаче в лизинг относительно свежих истребителей МиГ-29 СМТ. Их в России 34 машины и они снимаются или уже сняты с вооружения. В случае отказа Москвы остаётся возможность обратиться к Китаю относительно возможности получения истребителей J-10: Пекин заинтересован в выходе на европейский рынок вооружения. Даже если это рынок Беларуси.

Belarus Security Blog


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.