После нападения войск нацистской Германии на СССР, командование Красной Армии намеревалось сдержать наступление противника на линии т.н. «старой границы» – бывшей границы СССР с Польшей. Одним из таких опорных пунктов стало и небольшое белорусское местечко Заславль, расположенное северо-западнее Минска.

 

22 июня 1941 г. в 2.25 по берлинскому времени самолеты 2-й, 3-й и 53-й бомбардировочных авиационных эскадр люфтваффе вторглись в воздушное пространство СССР – операция «Барбаросса» началась. В 3.15 по берлинскому времени на города, железнодорожные станции, аэродромы и другие важнейшие стратегические объекты Европейской части Советского Союза посыпались немецкие бомбы. В это же время, в 3.15, на всем протяжении советско-германской границы по советской территории открыли огонь 7 184 орудий разного калибра. Через несколько минут артиллерийский огонь прекратился и немецкие штурмовые группы устремились к железнодорожным и шоссейным мостам через пограничные реки, чтобы уничтожить пограничную охрану и предотвратить взрывы мостов.

Немецкие солдаты пересекают государственную границу СССР

 

24 июня, когда некоторые пограничные заставы на советско-германской границе еще вели упорные оборонительные бои, передовые подразделения немецких войск достигли бывшей советско-польской границы 1921-1939 гг. Здесь несли службу по охране линии т.н. «зоны заграждения» 13-й (м. Березино, Докшицкого района Витебской области), 83-й (м. Слободка (Малая Слободка) Витебской области), 16-й (г. Дзержинск, Минской области) и 18-й (г. Житковичи, Полесской (ныне – Гомельская) области).

 

Подразделения пограничных войск

16-й Дзержинский пограничный отряд пограничных войск НКВД БССР осуществлял охрану зоны заграждения на участке Радошковичи – Заславль – Негорелое – Тимковичи – Красная Слобода – Старобин. Начальником отряда был подполковник Алексеев Александр Александрович, начальником штаба – майор Крутьян Сергей Илларионович, должность заместителя начальника отряда по политчасти временно исполнял старший политрук Федоров Алексей Артемьевич. Управление отряда находилось в Дзержинске.

По штатам, утвержденным 3 августа 1940 г., в состав отряда входили: 10 комендатур пограничных участков (КПУ) с отделениями связи, 42 линейные заставы, контрольно-пропускные пункты (КПП) «Радошковичи» и «Негорелое» и три взвода: связи, хозяйственный и автомобильный. Списочная численность отряда составляла: 102 человека командного состава, 116 – начальствующего состава, 134 – младшего начсостава, 1174 – рядового состава. Однако на начало войны численность отряда составляла 1117 человек.

Управление 1-й КПУ располагалось около ж.д. станции Радошковичи железной дороги Минск – Молодечно (ныне – в составе д. Петришки). Здесь же был и железнодорожный КПП «Радошковичи».

5-я застава КПУ располагалась на левом фланге КПУ, немного южнее ж.д. станции «Радошковичи», на правом берегу р. Свислочь, напротив д. Петришки. На правом фланге КПУ, до стыка с участком 13-го Березинского пограничного отряда, располагались 4, 3, 2 и 1-я пограничные заставы.

Начальником 1-й КПУ был капитан Ломтев Павел Никифорович, заместителем по политчасти – политрук Пономаренков Иван Мартынович. Заместителем начальника 1-й заставы по политчасти – младший политрук Макейчик Михаил Петрович; начальником 2-й заставы был младший лейтенант Скурихин Петр Павлович, заместителем по политчасти – политрук Фролов Константин Иванович, старшиной – старший сержант Чередниченко Иван Васильевич; начальником 3-й – младший лейтенант Топчий Иосиф Семенович, заместителем по политчасти – политрук Ворошилов Григорий Васильевич; заместителем начальника 4-й заставы по политчасти – младший политрук Абрамов Василий Кириллович; начальником 5-й – лейтенант Трегубов Михаил Петрович, заместителем по политчасти – младший политрук Паринов Иван Кириллович, начальником штаба – старший лейтенант Проценко Петр Иванович, старшиной – старшина С.Миронов.

Непосредственно в Заславле, в тылу участка 16-го отряда, располагались подразделения, не входившие в состав пограничных войск НКВД БССР, а подчинявшиеся непосредственно Главному управлению пограничных войск НКВД СССР: Военно-технический склад № 11 и Межокружная артиллерийско-оружейная мастерская № 88.

Начальником Военно-технического склада № 11 был майор Соболев Петр Васильевич, заместителем по политчасти – батальонный комиссар Березин.

Начальником Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 – старший лейтенант Федулов Василий Васильевич, заместителем по политчасти – старший политрук Пивоваров.

Военно-технический склад № 11 располагался возле заславльского кладбища (в настоящее время на этом месте АЗС у шоссе Минск-Молодечно), личный состав склада – в казарме маневренной группы расформированного 15-го Заславльского погранотряда, находящейся около железнодорожной станции «Беларусь»; личный состав Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 – в двух других казармах бывшего 15-го отряда, располагавшихся рядом.

Здание казармы 15-го отряда, довоенный снимок.

 

Здание казармы 15-го пограничного отряда, ныне – жилой барак.

 

Здание штаба 15-го пограничного отряда, ныне – магазин.

 

 Численный состав мастерской составляли 25 человек младшего и среднего командного состава, около 30 вольнонаемных специалистов и 45 курсантов, прибывших из Гомельского стрелково-пулеметного училища для обучения специальности мастера по ремонту оружия.

Части РККА

В тылу центра и правого фланга участка отряда и левого фланга участка соседнего 13-го Березинского отряда, от м. Околово до д. Могильно Узденского района, располагался 63-й Минский УР, занимавший около 160 км по фронту, а его укрепления располагались от старой границы не далее, чем на 5-10 км, а у Заславля – не далее 2 км.

Расположение ДОСов у старой границы

 

Решение по возведению Минского УР было принято Постановлением СТО СССР от 15 февраля 1932 г. Согласно оперативно-тактического решения, утвержденного Народным комиссаром обороны 11 апреля 1932 г., УР должен был иметь следующий вид: обвод по линии Околово – Плещеницы – Жуковка – Заславль – Койданово – Станьково в составе 6-ти батальонных районов по 19 сооружений, 4 батальонных районов по 15 сооружений, 7 отдельных ротных районов по 5 сооружений – всего 209 ДОСов (долговременных огневых сооружений), т.е. примерно 3 ДОСа на 2 км фронта.

По штату УР, как войсковое соединение, примерно соответствовал бригаде: управление, десять пулеметных батальонов, семь отдельных пулеметных рот, рота связи, инженерная рота и другие подразделения. Строительство УР было закончено в основном в 1938 г., однако решением Главного Военного совета РККА от 15 ноября 1939 г. Минский УР был частично разоружен и демонтирован.

Комиссия Генерального штаба, проверив в сентябре 1940 г. укрепрайон, установила, что «оборудование, изъятое из сооружений и находящееся на складах, за подразделениями не закреплено и не укомплектовано. При передислокации пулеметных батальонов оставшееся оборудование никому не передано. Часть оставленного в сооружениях оборудования ржавеет и портится. Охрана сооружений и находящегося в них оборудования почти отсутствует».

Немецкие солдаты у ДОСа Минского УРа

 

Немцы, обследовав Минский УР в 1942 г., насчитали в нем 33 орудийных каземата, 144 противотанковых казематов и огневых точек (в том числе 30 недостроенных), 412 пулеметных казематов (в том числе 11 недостроенных) и 35 командных пункта (в том числе 3 недостроенных).

В тылу левого фланга участка 16-го отряда располагался Слуцкий УР, который занимал по фронту до 60 км по линии Великая Раевка – Тимковичи – Семежево. К осени 1939 г. в составе УР было сооружено 145 ДОС из запланированных 262, однако осенью 1939 г. они также были законсервированы.

Также на участке отряда, практически по всему участку 63-го Минского Ура дислоцировались части 44-го стрелкового корпуса (командир – комдив В.А.Юшкевич) 13-й армии РККА (командующий – генерал-лейтенант П.М.Филатов). Справа, т.е. севернее Плещениц, соседа он не имел, а слева располагались части 20-го механизированного корпуса РККА, прикрывавшие полосу между Минским и Слуцким УРами.

 

Немецкая карта с обозначением дислокации старой границы и частей РККА в районе Радошкович

 

Вечером 24 июня 1941 года начальник штаба уже Западного фронта генерал-майор В.Е.Климовских поставил командиру 44-го стрелкового корпуса комдиву В.А.Юшкевичу задачу на подготовку обороны Минского УРа. Но на рекогносцировке 25 июня выяснилось, как в впоследствии вспоминал бывший командир 64-й дивизии полковник С.И. Иовлев, «что доты трудно, а иногда и совсем невозможно использовать по прямому назначению. Специальных войск не было, оружие и приборы наблюдения отсутствовали, связь, свет, вентиляция не действовали. Проволочные заграждения были сняты. Никаких документов (схем расположения огневых средств, управления, карточек огня) у нас не было».

Практически то же мнение в своих воспоминаниях высказывал и бывший начальник штаба 219-го гаубичного артполка полковник Г.С.Бурназян: «В полосе обороны 64-й дивизии было обнаружено много дотов, которые, оказалось, можно было бы использовать в общей системе обороны. Но наша радость была преждевременной.

Отсутствие специальных войск, обученных действиям в укрепленном районе, оружия, приборов наблюдения, связи, света, вентиляции и другого технического оборудования сделало невозможным использовать доты по их прямому назначению. Однако стараниями командиров рот и батальонов некоторые доты ожили. Туда были поставлены станковые пулеметы, а в некоторые из дотов – даже пушки».

По воспоминаниям бывшего начальника штаба 108-й дивизии полковника Белышева «Использовать доты [было] нелегко, а многие и вовсе невозможно, поскольку демонтированы вооружение и приборы; не функционируют связь, вентиляция и освещение; нет никакой документации по системе огня…».

Более категоричен в своих оценках бывший начальник штаба 44-го стрелкового корпуса А.И.Виноградов: «Использование уже имеющихся огневых точек Минского укрепленного района затруднялось тем обстоятельством, что Минский УР с 1940 года был законсервирован, и огневые точки были закрыты особыми запорами и проникнуть вовнутрь было просто невозможно. Комендант УРа просто исчез и найти его не удалось.

Связь в укрепленном районе также не действовала, так как была размонтирована еще до войны…».

Все войска УРа составлял один (!) 101-й отдельный пулеметный батальон под командованием капитана А.В. Сугакова, который, как и штаб УРа дислоцировался около д. Зеленое. На его усиление, по воспоминаниям С.И. Иовлева, «25 июня прибыло около 600 человек, приписанных к укрепленному району. Их мы тоже включили в свою дивизию. В подавляющем большинстве это были замечательные люди, рабочие, но не обученные. Один пожилой рабочий на мой вопрос, как он знает пулемет, ответил: «Я лодыжку делал, вот меня пулеметчиком и зачислили, ни разу не стрелял». Из них организовали учебный батальон».

К вечеру 25 июня 64-я (командир – полковник С.И. Иовлев) и 108-я (командир – генерал-майор А.И.Мавричев) стрелковые дивизии 44-го корпуса, которые еще в июне дислоцировались в Смоленской области (64 сд: управление, 30 сп, 288 сп, 163 лап, 219 гап, 83 обс, 73 отд. разведбат, 106 осб, 65 отд. медсанбат, 318 озенадн, 170 отд. дн ПТО, 178 авторота подвоза – г. Смоленск, 159 сп – г. Рославль; 108 сд: управление, 407 сп, 485 обс, 220 отд. разведбат, 157 отд. медсанбат, 188 авторота подвоза – г. Вязьма Смоленской обл., 444 сп и 172 осб – г. Дорогобуж, 539 сп – г. Гжатск, 575 лап, 458 озенадн и 152 отд.дн ПТО – д. Сычевка), заняли рубежи обороны на западных и северо-западных подступах к Минску.

64-я стрелковая дивизия с 49-м корпусным артиллерийским полком заняла оборону на участке Стайки – Заславль – Красное с основной задачей не допустить прорыва противника к Минску со стороны Молодечно, 288-й стрелковый полк дивизии занял позиции на правом фланге, 30-й полк – в центре, 159-й полк – на левом фланге.

108-я стрелковая дивизия в составе 407-го и 444-го стрелковых полков заняла оборону на участке Красное – Дзержинск – Станьково протяженностью 40 км.

Так как 539-й стрелковый полк дивизии к этому времени еще находился в пути следования, и, следовательно, сил для обороны такого участка у дивизии недоставало, то 26 июня командир дивизии направил в штаб 44-го корпуса донесение: «Части дивизии в составе 407 и 444 стрелковых полков с одним артдивизионом 575 Артиллерийского полка заняли участок обороны по фронту 40 км.

Основные средства обороны – артиллерия противотанковой обороны и полевая артиллерия отсутствуют. … Боеприпасы и прочее имущество, необходимое для боя, выгружены на станции Ратомка. Своим транспортом обеспечить подвоз не в состоянии…».

Вскоре из штаба корпуса поступил приказ, в котором, в частности, приказывалась:

«Боеприпасы получайте на Заславском складе НКВД, через 64 СД». Этим «Заславским складом НКВД» был находившийся в Заславле Военно-технический склад № 11 Главного управления пограничных войск НКВД СССР.

Еще вечером 24 июня командир 44-го стрелкового корпуса комдив В.А.Юшкевич, получив задачу начальника штаба Западного фронта генерал-майора В.Е. Климовских на оборону Минска, подчинил себе все воинские части, расположенные в зоне его ответственности и отдал приказ начальнику Военно-технического склада № 11 майору П.В. Соболеву выдать оружие, боеприпасы и военное имущество, находившееся на складе, частям 64-й и 108-й стрелковых дивизий, так как их эшелоны с боеприпасами находились где-то между Смоленском и Минском.

Бронепоезд № 73 внутренних войск НКВД

По состоянию на начало июня 1941 г. роты двух батальонов 76-го стрелкового полка войск НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности, который приказом Наркома внутренних дел СССР от 08.03.1939 «О реорганизации Управления пограничных и внутренних войск НКВД Союза ССР» был включен в состав 3-й дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений, дислоцировались в Минске, Смоленске, Вязьме, Орше, Могилеве, Гомеле, Полоцке и Витебске. Штаб полка и учебный бронедивизион с бронепоездом дислоцировались в Орше. Численность полка, командиром которого был майор Тронин, составляла 1397 человек.

С началом Великой Отечественной войны в соответствии со схемой мобилизационного развертывания войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности, утвержденной приказом Наркома внутренних дел СССР от 25.04.1941, полк был переформирован по штатам военного времени – был сформирован третий батальон, а численность полка стала более 2500 человек.

Во исполнение указания Наркома внутренних дел СССР от 26.06.1941 № 31 «Об организации охраны тыла Действующей Красной Армии», полк в составе дивизии перешел в оперативное подчинение начальнику охраны тыла Западного фронта.

Находившийся в составе 76-го полка бронепоезд № 73, которым командовал старший лейтенант Ф. Д. Малышев, до войны дислоцировался в Гомеле.

23 июля 1941 г. во исполнение распоряжения начальника внутренних войск НКВД СССР, бронепоезд был передислоцирован в Минске с задачей оказания огневой поддержки частям 9-й дивизии Красной Армии.

 

 

Аэрофотосъемка результатов налетов немецкой авиации на Минск 24-25 июня 1941 г.

 

23-25 июня бронепоезд № 73 отражал налеты немецкой авиации на Минск, а 25 июня 1941 г. командир бронепоезда получил боевой приказ срочно прибыть на станцию Беларусь для обороны Военно-технического склада № 11.

 

Обстановка на участке 16-го отряда 23-28 июня 1941

Хотя до советско-германской границы было более 300 км, но уже 23 июня пограничники 16-го пограничного отряда вступили в бой с немецкими диверсантами, одетыми в форму бойцов и командиров РККА, а 24 июня бои уже шли по всему участку отряда.

Немецкие солдаты в форме РККА. Фотография из архива Дмитрия Карленко.

 

25 июня 1941 г. 15 час 40 минут штабом 13-й армии, которой находился в Ракове, была передана в дивизии директива о начале отхода не позднее 21.00 25 июня на линию Илия-Молодечно-Листопады-Боруны-Гомшаны-Геранёны.

Однако, еще 24 июня, после захвата Вильно, 7-я танковая дивизия 39-го корпуса 3-й танковой группы вермахта, а следом за ней и подошедшая сюда 20-я танковая дивизия этого же корпуса, начали движение по шоссе Вильно – Минск и 25 июня, не встречая почти ни какого сопротивления со стороны РККА, захватила Молодечно, а 26 – Радошковичи.

От Радошковичей 7-я танковая дивизия двинулась по дороге на Смолевичи и к 8.00 27 июня моторизованный пехотный полк 7-й танковой дивизии, обойдя неприкрытый правый фланг 44-го корпуса РККА, двигаясь по дороге на деревню Боровое и по Логойскому тракту, вошел в Острошицкий Городок, около которого уже был высажен воздушный десант.

К исходу дня части 7-й танковой дивизии вермахта, практически без боевых столкновений с РККА, обойдя Минск с севера, в районе деревни Слобода Смолевичского района вышли к шоссе Минск – Москва, по которому передовой отряд дивизии 28 июня попытался с ходу форсировать Березину в районе Борисова, но эта попытка была сорвана защитниками города.

20-я танковая дивизия от Радошковичей продолжила наступление на Минск по дороге Радошковичи–Заславль и к утру 26 июня, так же практически без боевых столкновений с войсками РККА, захватив железнодорожную станцию Радошковичи, передовыми подразделениями вышла к Заславлю.

Участка нынешней дороги Р-28 Молодечно–Минск в обход Радошковичей и Заславля в это время еще не было, поэтому ДОСы 63-го Минского УРа т.н. «Линии Сталина», возле которых в настоящее время проходит эта дорога, в боевых действиях не участвовали. Сопротивление подразделениям 7-й танковой дивизии, наступавшим по дороге Радошковичи – Острошицкий Городок – Слобода, и 20-й, наступавшим по дороге Радошковичи – Сёмков Городок, оказали только несколько ДОСов Минского УРа, находящихся вблизи этих дорог. В частности, четырехорудийный ДОС около д. Мацки оборонялся с 26 по 29 июня. Его защитники повредили и уничтожили несколько единиц немецкой техники, в том числе и танки. Серьезное сопротивление немцам оказали артиллерийские ДОСы возле д. Жуки и пулеметные ДОСы у д. Ломшино.

ДОСы Минского УРа

 

6 июня 1941 г. около 4.00 в штаб Западного фронта поступили данные о прорыве немецких танков к Заславлю, в этой связи командованием фронта было отдано распоряжение о перемещении КП в район Бобруйска, а затем – в район Могилёва.

Управление войсками фронта в этот день фактически отсутствовало.

27 июня части вермахта захватили Столбцы, Дзержинск и подошли к Минску с юго-запада, а покинувшие Минск штаб и политуправление Западного фронта разворачивались в лесу в 10 км северо-восточнее Могилева, не имея «ВЧ» связи ни с Москвой, ни с войсками под Минском, т.е. полностью утратив контроль над ситуацией.

Вскоре сюда прибыли два Маршала Советского Союза: начальник Генерального штаба РККА Б.М. Шапошников и Нарком обороны К.Е. Ворошилов. Так же сюда ранним утром 28 июня из Беловежской пущи прибыла на машинах группа пограничников, которые проехали Дзержинск и, по их словам, никого там не встретили. Эту же информацию подтвердил и прибывший в Могилев еще вечером 27 июня начальник УПВ НКВД БССР генерал-лейтенант А.И. Богданов…

28 июня около 17.00 части 20-й танковой дивизии вошли в Минск.

Сосредоточенная севернее Минска 50-я стрелковая дивизия РККА безуспешно пыталась отбить Логойск, но к исходу дня 28 июня отошла в район восточнее Минска.

Колонна 20-й танковой дивизии вермахта на улице Троицкого предместья в Минске

 

На участке 16-го пограничного отряда, где занимала оборону 108-я стрелковая дивизия РККА, 25 и 26 июня немцы не появлялись, однако на левом фланге участка отряда передовые подразделения 17-й танковой дивизии 47-го корпуса 2-й танковой группы вермахта пытались прорваться по шоссе Барановичи – Минск. В районе Столбцов с ними в бой вступили подразделения 26-й танковой дивизии 20-го механизированного корпуса РККА. Непрерывными контратаками они несколько замедлили продвижение подразделений немецкой танковой дивизии, так как передовой батальон дивизии понес значительные потери, однако и почти все танки 26-й дивизии были выведены из строя.

28 июня части 46-го и 47-го моторизованных корпусов 2-й танковой группы вермахта захватили Столбцы, Дзержинск и подошли к Минску с юго-запада. Затем 18-я танковая дивизия 47-го моторизованного корпуса обошла Минск с юга и направилась к Борисову, 17-я танковая дивизия осталась на позициях в районе южнее Минска,

обеспечивая окружение 108-й и части 64-й стрелковых дивизий, а 4-я танковая дивизия 24 механизированного корпуса была выдвинута от Слуцка к Осиповичам для обеспечения связи с 46-м моторизованным корпусом.

На участке 16-го пограничного отряда, где занимала оборону 64-я стрелковая дивизия, 26 июня в течение дня немцы непрерывно группами в составе от 2 до 10 танков атаковали позиции 30-го и 159-го стрелковых полков, чередуя свои атаки с налетами авиации. Отбивая непрерывные танковые атаки, артиллерия полков к исходу 26 июня израсходовала почти все имевшиеся боекомплекты снарядов. Подвоза снарядов из тыла полков и дивизии не было, а 15 машин, посланных командиром дивизии на железнодорожную станцию Колодищи, куда должен был прибыть эшелон с боеприпасами, обратно не возвратились, а впоследствии выяснилось, что и сам эшелон был уничтожен немецкой авиацией.

В этой ситуации единственным источником боеприпасов для частей 64-й и 108-й стрелковых дивизий РККА стал пограничный Военно-технический склад № 11. Также части дивизий получили со склада большое количество стрелкового оружия и военного имущества, благодаря чему удалось длительное время защищать Заславль.

Полковник К.З. Захаров, бывший начальник штаба 30-го стрелкового полка 64-й стрелковой дивизии, который во второй половине 21 июня 1941 г. выгружался на железнодорожной станции Ратомка, прибыв из Дорогобужских лагерей, впоследствии вспоминал: «Из военно-технического склада № 11 пограничных войск НКВД СССР мы взяли большое количество патронов, гранат, мин к 82-миллиметровым минометам, снарядов к 45- и 76-миллиметровым пушкам, а также ручных и станковых пулеметов»!

К сожалению, до сих пор нет должной оценки той неоценимой помощи, которую оказали пограничники и работники Военно-технического склада № 11 64-й и 108-й стрелковым дивизиям 44-го стрелкового корпуса, обеспечив снабжение частей дивизий боеприпасами, а также выдав им большое количество вооружения и военного имущества, без чего эти дивизии не смогли бы успешно вести боевые действия на подступах к Минску в июне 1941 г.

 

Боевые действия 2, 3 и 4-й застав и управления КПУ 16-го отряда 23-25 июня

23 июня, получив приказ начальника отряда об усилении охраны границы, комендант 1-й КПУ капитан П.Н. Ломтев продублировал его на заставы и отправил своего заместителя по материально-техническому снабжению и обеспечению в Заславль на Военно-технический склад № 11 для получения дополнительного вооружения и боеприпасов, которые затем выдали на заставы.

24 июня проводная связь с заставами и погранотрядом прервалась. Для ее восстановления комендант несколько раз высылал связистов взвода связи комендатуры,  но ни один из них не вернулся. Утром 25 июня капитан П.Н. Ломтев вновь направил на линию двух связистов. Двигаясь вдоль линии связи, они были обстреляны неизвестными.

В перестрелке один связист был ранен. Найдя обрыв, связисты обнаружили, что из линии вырезан большой кусок провода, поэтому восстановить связь они не смогли и вернулись в комендатуру.

В это же время в комендатуру с 2-й и 3-й застав прибыли связные с сообщениями, что заставы подверглись атакам противника. Получив эти сообщения, капитан П.Н.Ломтев выслал на автомашине усиление на 3-ю заставу, а на второй сам с десятью пограничниками выехал на 2-ю заставу. На подъезде к заставе автомашина была обстреляна немецким истребителем и подожжена, кроме того, два пограничника были убиты и два ранены.

Раненых капитан П.Н. Ломтев отправил в комендатуру, а с шестью оставшимися направился на заставу. К этому времени здания заставы были разрушены, догорали деревянные постройки, а пограничники под командованием младшего лейтенанта П.П.Скурихина сражались в окружении.

Группа капитана П.Н. Ломтева с двумя ручными пулеметами внезапно атаковала окруживших заставу немцев с тыла и те от неожиданности в панике разбежались.

Воспользовавшись этим, пограничники заставы присоединились к группе капитана П.Н.Ломтева, после чего все вместе стали отходить в сторону ж.д. станции Радошковичи, надеясь возвратиться к управлению КПУ.

По пути следования группа была обстреляна немецкими диверсантами. Комендант приказал рассредоточиться и принять бой, а младшему лейтенанту П.П.Скурихину с тремя пограничниками – зайти диверсантам в тыл. Однако те обнаружили группу младшего лейтенанта П.П.Скурихина и открыли по ней сосредоточенный огонь. Тогда капитан П.Н. Ломтев приказал усилить огонь. После этого диверсанты, примерно 20 человек в красноармейской форме, отстреливаясь из автоматов и ручного пулемета, стали отходить в глубь леса. Пограничники начали преследование, в ходе которого около десяти диверсантов было уничтожено, остальные рассеялись по лесу…

К вечеру 25 июня эта группа под командованием капитана П.Н.Ломтева достигла ж.д. станции Радошковичи, но здесь уже были танки и мотоциклисты противника.

Немцы, заметив пограничников, открыли по ним огонь. Отстреливаясь, группа коменданта скрылась в лесу, а затем направилась на юг – к Заславлю.

По дороге, в лесу около деревни Хмелевка эта группа встретила пограничников 3-й заставы под командованием начальника заставы младшего лейтенанта И.С.Топчия. В этот день, 25 июня пограничники заставы в течении трех отражали атаки противника, потеряв более половины личного состава. Затем, прорвав окружение, стали отходить в сторону Заславля, но по дороге наткнулись на немецких мотоциклистов. Отстреливаясь, отошли в лес около деревни Хмелевка, где и встретили группу коменданта…

Около полуночи комендант направил в Заславль на разведку пулеметчика 5-й заставы Ивана Задорожного. Вернувшись около 3.00, пограничник доложил, что Заславль обороняют подразделения 159-го стрелкового полка 64-й стрелковой дивизии. Капитан П.Н. Ломтев принял решение пробираться к ним.

Около 4.00 26 июня группа пограничников под командованием коменданта двинулась к Заславлю. Впереди шел, указывая дорогу, Иван Задорожный, за ним – капитан П.Н.Ломтев, младший лейтенант И.С.Топчий и остальные пограничники, замыкающими – младший лейтенант П.П.Скурихин с ручным пулеметом и старшина заставы старший сержант И.В.Чередниченко.

Вскоре пограничники достигли позиций 5-й роты (командир – старший лейтенант Василий Федаш) 2-го стрелкового батальона 159-го стрелкового полка (командир – подполковник Алексей Белов) 64-й стрелковой дивизии. Вскоре капитан П.Н. Ломтев прибыл на командный пункт обороны, где встретился с начальником штаба 159-го стрелкового полка капитаном Андреем Туртой, с которым было принято решение, что  пограничники до особого распоряжения поступают в подчинение командования 159-го стрелкового полка, находясь в составе своего отдельного подразделения…

Боевые действия 5-й заставы 16-го отряда 23-25 июня

Начальник 5-й заставы лейтенант М.П. Трегубов, получив 23 июня от коменданта приказ начальника отряда об усилении охраны границы, увеличил количество нарядов и усилил охрану автомобильного моста через реку Свислочь возле деревни Векшицы.

Вскоре пограничные наряды обнаружили появление на участке неизвестных лиц, трое из которых к вечеру были задержаны и доставлены на заставу. Задержанные оказались диверсантами, заброшенными в советский тыл для вывода из строя линии связи, указания самолетам сигнальными ракетами места расположения воинских частей РККА, важных промышленных и военных объектов, создания паники и распространения среди населения ложных слухов. После допроса начальник заставы отправил задержанных под охраной в Минск.

Ранним утром 24 июня дозор, старшим наряда которого был старшина заставы старшина С.Миронов, задержал группу красноармейцев, пробиравшихся проселочными дорогами на восток. Из расспросов выяснилось, что их полк после тяжелых боев с танками противника под Гродно почти полностью погиб, уничтожен был и штаб полка.

Красноармейцы также сообщили, что по пути следования не встретили никаких частей РККА. Об этом лейтенант М.П. Трегубов тут же по телефону доложил начальнику отряда.

В ответ подполковник А.А. Алексеев приказал заставе готовиться к бою и эвакуировать в тыл семьи, для чего с КПУ на заставу должен был прибыть автомобиль…

Во исполнение приказа начальника отряда, лейтенант М.П. Трегубов получил с Военно-технического склада № 11 три станковых пулемета, гранаты, патроны.

Пограничники за день дооборудовали окопы, ходы сообщения, пулеметные гнезда. Одно пулеметное гнездо оборудовали около моста, от него к заставе протянули телефонную линию. Также лейтенант М.П. Трегубов приказал старшему сержанту И.М. Наумову заминировать мост.

Кроме того, 23 и 24 июня начальник заставы неоднократно высылал пограничные наряды для уничтожения немецких диверсантов-парашютистов, о которых сообщали местные жители. В результате этих боестолкновений с диверсантами на заставе появились первые потери…

В ночь на 25 июня в пулеметном гнезде у моста дежурили пулеметчики сержант Василий Демченко и второй номер расчета – красноармеец Алексей Блинов. Утром пограничники увидели, что по дороге от ж.д. станции Радошковичи движется немецкий танк в сопровождении нескольких мотоциклистов. Демченко тут же доложил об этом по телефону начальнику заставы, который приказал взорвать мост.

Дождавшись, когда танк въехал на мост, А.С. Блинов замкнул цепь взрывателя.

Мост взлетел на воздух, а танк свалился в речку. В этот момент сержант Демченко открыл по мотоциклистам огонь из пулемета. Немногим из них удалось спастись, но вскоре немцы открыли по позиции пограничников сильный артиллерийско-минометный огонь, который продолжался 20-30 минут. После этого позицию пулеметчиков атаковало около роты немецких солдат, которые двигались, ведя огонь. Пограничники, подпустив их метров на 200, открыли огонь из пулемета, а с фланга по атакующим открыл огонь пулеметный расчет, находившийся в засаде с другой стороны речки, и атака противника была отбита.

Пограничники-пулеметчики

 

После повторной безуспешной атаки на позиции пограничников, немцы начали обстрел берега речки из орудий и минометов, а в это время пехота противника начала обход заставы. Вскоре немцы в двух местах преодолели речку и вышли к заставе, но были встречены плотным огнем и отступили. Вскоре после этого застава подверглась артобстрелу, затем бомбардировке трех «юнкерсов». После этого последовала новая атака.

В общей сложности почти 12 часов 25 июня пограничники защищали свою заставу, отбив несколько атак пехоты противника, которые чередовались с артобстрелом и  бомбардировками авиацией.

Отражая одну из наиболее мощных атак немцев, младший политрук И.К. Паринов приказал старшине С.Миронову открыть вольеры и выпустить на противника служебных собак. Опешившие от такой контратаки немцы были уничтожены огнем пограничников, но погибли и почти все собаки. Также во время этих боев отличился снайпер Григорий Руденко, который огнем из своей СВТ сорвал попытку немцев ликвидировать пулеметное гнездо заместителя политрука сержанта Пономарева Николая Дмитриевича.

Во второй половине дня, около батальона немецкой пехоты, при поддержке огня танков, ворвалось на территорию заставы, но рукопашной контратакой пограничники выбиты атакующих. В этом бою отличились старшины В.Перов и С.Миронов, сержант сверхсрочной службы М.Коробко.

На исходе дня, когда немцы начали очередную атаку, пограничники по приказу начальника заставы подпустили их почти вплотную, затем, открыв огонь из всех видов оружия, пошли в штыковую контратаку. Немцы побежали. Преследуя их, пограничники вырвались из окруженной заставы и 25 июня вышли к Заславлю, где затем соединились с остатками 2-й и 3-й застав и управления 1-й КПУ.

Оборона Заславля 25-28 июня

Начальник Военно-технического склада № 11 майор П.В. Соболев не только организовал бесперебойную выдачу боеприпасов и оружия в части РККА и подразделения 16-го пограничного отряда, но и организовал оборону склада, на котором на всем протяжении обороны Заславля находилось достаточное количество оружия и боеприпасов.

Так как с восточной стороны склада, на расстоянии 3-4 км находился резерв командира 64-й стрелковой дивизии и командный пункт дивизии, то оборона склада была организована с трех остальных сторон: были оборудованы пулеметные гнезда и позиции для двух 45-мм пушек, одна из которых была без прицельного приспособления.

Командиром этой «батареи» стал начальник Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 старший лейтенант В.В. Федулов, а расчеты пушек составили орудийный мастер старший сержант Подчека, вольнонаемный Дарвин, заведующий Заславльским Домом культуры Егоров и молодой житель Заславля Михаил Дворкин.

Когда стало известно о начале войны, все вольнонаемные специалисты Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 подали заявления с просьбой зачислить их в кадры. Затем все пограничники мастерской и склада и курсанты Гомельского стрелково-пулеметного училища получили оружие. 22-25 июня сотрудники мастерской ремонтировали оружие, вокруг мастерской оборудовали пулеметные гнезда.

Во второй половине дня 25 июня подразделения немецких мотоциклистов попытались с ходу ворваться в Заславль по дороге от деревни Дьяковщина (ныне – Дехновка), но, встретив сильный огонь занимавших здесь оборону красноармейцев 2-го стрелкового батальона 159-го стрелкового полка подполковника А.И.Белова, вынуждены были отойти и спешиться. В этот день немцы еще дважды пытались прорваться в Заславль с этой стороны, но безуспешно.

К ночи атаки прекратились и немецкие войска начали сосредотачиваться в 2-3 км от Заславля, о чем сообщили пробравшиеся в Заславль пограничники 1-й КПУ. Вскоре эти данные подтвердила разведгруппа 219-го гаубичного артиллерийского полка 64-й  стрелковой дивизии во главе со старшим лейтенантом Башлыковым, высланная по приказу подполковника А.И. Белова.

Рано утром 26 июня артиллерия 219-го гаубичного артполка открыла огонь по этому скоплению немецких войск. В результате было выведено из строя более 20 единиц техники: танков, автомашин, бронемашин и топливозаправщиков; также было уничтожено большое количество живой силы противника. Однако, несмотря на понесенные потери, немцы вскоре атаковали позиции защитников Заславля.

Около 6.00 к ж.д. станции Беларусь прибыл бронепоезд № 73, которому был отдан боевой приказ оборонять Военно-технический склад № 11. Четыре орудия и восемнадцать пулеметов бронепоезда могли б усилить оборону Заславля, однако вскоре бронепоезд подвергся практически непрерывным атакам немецкой авиации и хотя два Ю-87 были сбиты огнем зенитных пулеметов бронепоезда, но он получил серьезные повреждения и вскоре убыл в направлении ж.д. станции Ратомка.

Всего за 26 июня было отбито три атаки противника, чередующиеся с артиллерийско-минометными обстрелами. Четвертая атака, начавшаяся после мощного артиллерийско-минометного обстрела, перешла в рукопашную…

После этого наступило некоторое затишье. Но на исходе дня к немцам подошло подкрепление – пять танков в сопровождении автоматчиков, которые тут же атаковали позиции пограничников, которыми командовал капитан П.Н. Ломтев.

Под натиском превосходящих сил противника, пограничники, отстреливаясь, стали отходить. Но в это время в тыл атакующим немцам ударили пограничники 5-й заставы под командованием лейтенанта М.П. Трегубова, вышедшие в Заславлю. Огнем трех станковых и шести ручных пулеметов пограничники отсекли от танков автоматчиков, заставив их залечь. Танки, оставшиеся без прикрытия пехоты, пограничники и красноармейцы батальона забросали связками гранат и бутылками с горючей смесью. Три из них загорелись, но два все же прорвались в Заславль и на большой скорости пронеслись через него по дороге на Ратомку, ведя на ходу пулеметный огонь.

В небе Ю-87

 

В этот же день, 26 июня, немцы пытались ворваться в Заславль и по дороге от ж.д. станции Радошковичи. Утром 26 июня наблюдатель сообщил о приближении к мастерской со стороны МТС (в настоящее время здесь располагается ПМК) двух немецких танков. Начальник Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 старший лейтенант В.В. Федулов приказал старшему сержанту Н.Аносову, награжденному за советско-финскую войну орденом Красной Звезды, вместе с группой пограничников и курсантов уничтожить танки.

Взяв две противотанковые гранаты и по три бутылки с горючей смесью, группа бросилась к дороге, по которой в сторону железнодорожного переезда двигались танки.

Танкисты, заметив группу, открыли по ней огонь. Два курсанта погибли, остальные залегли в кювете у железнодорожного переезда. Когда первый танк приблизился к переезду, один из курсантов бросил в него гранату, но она взорвалась, не долетев до танка. Тогда гранату бросил старший сержант Н.А.Носов. Она взорвалась под гусеницей танка и тот закрутился на месте, ведя огонь. В него старший сержант Н.А.Носов бросил две бутылки с горючей смесью и танк вспыхнул. Танкисты попытались выбраться, но были уничтожены ружейным огнем курсантов. В это время второй танк остановился, обстрелял группу из пушки и пулемета, затем развернулся и на большой скорости двинулся обратно по дороге в сторону МТС.

Пулеметно-пушечным огнем этого танка были убиты старший сержант Н.А.Носов, старший мастер по ремонту пулеметов Валентин Огент, слесарь и три курсанта, которых похоронили у стен мастерской.

Вскоре атака танков противника со стороны МТС повторилась и около трех часов пограничники мастерской № 88 и расчеты 45-мм пушек, при поддержке работников склада № 11, которые снабжали их боеприпасами, вели бой практически у стен своей мастерской.

К вечеру 26 июня немецкая пехота, занявшая северо-восточную окраину Заславля, получив подкрепления, изготовилась к атаке. В это время ей во фланг с юго-востока ударил батальон старшего лейтенанта Федорова, атаку которого возглавил командир 159-го стрелкового полка подполковник А.И.Белов, с севера-востока немцев атаковали разведчики 73-го отдельного разведывательного батальона под командованием майора Я.В. Чумакова и артиллеристы батареи капитана Котлярова, а со стороны железнодорожной станции «Беларусь» – пограничники 1-й КПУ. Несмотря на упорное сопротивление, немцы начали отходить к костелу и вскоре заняли оборону за его каменной оградой. Во время этого боя погиб командир 159-го стрелкового полка подполковник А.И. Белов, который руководил боем верхом на лошади.

Однако немцам отсидеться за оградой костела не удалось. Вскоре их вновь атаковали красноармейцы и пограничники и к вечеру 26 июня Заславль был полностью освобожден от противника. Таким образом, Заславль стал первым населенным пунктом Беларуси, освобожденным от немецких оккупантов в годы Великой Отечественной войны.

Но, к сожалению, ненадолго.

Костел в Заславле

 

 

27 июня немцы вновь с двух сторон начали атаки на позиции защитников Заславля. Две их попытки овладеть складом № 11 отбили пограничники склада и бойцы взвода охраны 1-го стрелкового белорусского полка НКВД, а огнем двух 45-мм пушек пограничники подбили несколько немецких танков, пытавшихся прорваться через Заславль по дороге со стороны МТС.

Однако, силы были неравными и, после нескольких часов боя, остатки 159-го стрелкового полка отошли в заболоченный подлесок, начинавшийся за кладбищем Заславля, работники Военно-технического склада № 11, Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 и взвод охраны 1-го стрелкового белорусского полка НКВД под командованием начальника склада майора П.В. Соболева – к зданиям склада № 11, которые находились недалеко от кладбища, а пограничники 1-й КПУ вместе с красноармейцами 101-го отдельного пулеметного батальона УРа и прибывшими к ним мобилизованными рабочими г. Минска, взводом 219-го гаубичного артполка и одним расчетом противотанковой пушки 170-го отдельного дивизиона противотанковых орудий 64-й стрелковой дивизии под общим командованием капитана П.Н. Ломтева – к кладбищу, где заняли оборону.

Вскоре эти позиции атаковали немецкие велосипедисты, которые двигались по дороге из Заславля на Ратомку, но встретив сильный огонь, они спешились и залегли, ведя огонь из автоматов. Лейтенант М.П. Трегубов, заменивший раненого капитана П.Н.

Ломтева, поднял пограничников в штыковую атаку и часть немецких велосипедистов была уничтожена, остальные спешно покинули свои позиции.

В конце дня 27 июня немецкие автоматчики при поддержке трех танков снова атаковали позиции защитников Заславля, находившиеся у кладбища. По танкам прямой наводкой открыла огонь противотанковая пушка и после пяти ее выстрелов два танка загорелось. В это время старшина 5-й заставы С.Миронов подбил и третий танк.

Огнем почти 20 станковых и ручных пулеметов пограничники и красноармейцы отсекли автоматчиков от танков, заставили их залечь, а потом и отступить.

С наступлением темноты лейтенант М.П.Трегубов приказал старшине С.Миронову, старшему сержанту Наумову Ивану Михайловичу и заместителю политрука 5-й заставы сержанту Н.Д. Пономареву отправиться в Заславль на разведку. На одной из улиц города пограничники обнаружили два немецких танка, которые время от времени зажигательными очередями расстреливали деревянные постройки, а рядом стояли немцы и смеялись.

Старший сержант И.М. Наумов и сержант Н.Д. Пономарев бросили в открытые люки танков гранаты, а старшина С.Миронов открыл огонь из автомата. Затем гранаты полетели и в разбегающихся в панике немцев. При свете от горящих танков пограничники подобрали на месте боя трофейное оружие и отправились обратно. Через час после ухода они уже докладывали о результатах разведки лейтенанту М.П. Трегубову…

В эту же ночь лейтенант М.П. Трегубов установил связь с группой начальника склада № 11 майора П.В. Соболева, с которым решили, что если пограничники и красноармейцы не смогут удержать свои позиции у кладбища, то отойдут к складу № 11 и будут защищать его, пока не эвакуируют боеприпасы и другое военное имущество.

С рассветом 28 июня позиции защитников Заславля у кладбища подверглись мощному артиллерийско-минометному обстрелу, затем последовали атаки пехоты. К полудню, когда стало очевидно, что позиции у кладбища не удержать, пограничники и красноармейцы отошли к складу № 11. Одновременно с обстрелом позиций у кладбища, мощному артиллерийско-минометному обстрелу подверглись и позиции пограничников у склада и сами здания склада.

Во время этого обстрела было разбита одна 45-мм пушка и погиб ее расчет: капитан-артиллерист, который занимал место наводчика, и два курсанта Гомельского стрелково-пулеметного училища. После обстрела в атаку на позиции у склада пошла немецкая пехота. Подпустив ее поближе, пограничники и воины взвода охраны Белполка открыли пулеметно-ружейный огонь. Затем забросали наступающих гранатами. Прямой наводкой из 45-мм пушки вел огонь расчет под командованием старшего лейтенанта В.В. Федулова.

После этой атаки последовали другие и пограничники и воины Белполка, защищая позиции у склада, несколько раз переходили в штыковые контратаки. Когда около полудня немцы предприняли очередную атаку, им в тыл ударила, отходившая в это время к складу от кладбища группа под командованием лейтенанта М.П. Трегубова. Совместной рукопашной контратакой пограничники отбили и эту атаку.

Потерпев очередную неудачу, немцы вновь открыли по позициям артиллерийско-минометный огонь. После артналета позиции снова атаковала немецкая пехота.

Кончились патроны у пулеметчиков Василия Демченко, Алексея Блинова, Ивана Задорожного и они отбивались от противника гранатами, пока начальник отделения хранения интендант 1-го ранга Крылов Виталий Александрович на мотоцикле не привез снаряженные работниками склада пулеметные ленты, так как пока шли бои, часть работников находилась на складе, отпуская боеприпасы сражавшимся подразделениям 64-й и 108-й стрелковых дивизий.

Помимо атак пехоты и танков, артиллерийско-минометных обстрелов, 28 июня немцы забрасывали на позиции защитников Заславля диверсантов, переодетых в форму бойцов и командиров РККА. Один из них в форме старшего лейтенанта убил выстрелом в затылок командира отделения курсантов Гомельского стрелково-пулеметного училища, но сам был убит ударом штыка другим курсантом…

В этих ожесточенных боях у склада № 11 погибли лейтенант М.П. Трегубов, младшие лейтенанты П.П.Скурихин и И.С.Топчий, младший политрук И.К. Паринов, сержант И.М.Наумов. После гибели лейтенанта М.П. Трегубова командование этой группой взял на себя младший политрук А.К. Агафонов.

Только к вечеру 28 июня пограничники и красноармейцы, занимавшие позиции у склада № 11, получили приказ командира 64-й стрелковой дивизии РККА полковника С.И.Иовлева на отход к Ратомке. Перед отходом начальник Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 старший лейтенант В.В. Федулов вместе с начальниками отделений Военно-технического склада № 11 капитанами Кушниром и Тронем, старшим сержантом Подчекой и курсантами Гомельского стрелково-пулеметного училища Серебряковым и Турченко уничтожали склады боепитания, стрелкового оружия, материалов, запасных частей и автотранспортное хранилище…

Отступая на восток, вместе со штабом и подразделениями 64-й стрелковой дивизии, пограничники вели бои с противником в районе Ратомки и Тарасова, а в ночь с 1 на 2 июля 1941 г. прорвали окружение у разъезда Волковичи и вышли в расположение частей РККА.

Согласно сведениям, полученным из Центрального пограничного архива ФСБ Российской Федерации и в ходе поисковой работы, в боях по защите Заславля 25-28 июня 1941 г. погибли: пограничники 16-го пограничного отряда: начальник 1-й Радошковичской КПУ капитан Ломтев Павел Никифорович; начальник 2-й заставы младший лейтенант Скурихин Петр Павлович; начальник 3-й заставы младший лейтенант Топчий Иосиф Семенович; начальник 5-й заставы лейтенант Трегубов Михаил Петрович; заместитель по политчасти начальника 5-й заставы младший политрук Паринов Иван Кириллович; командир отделения 5-й заставы Наумов Иван Михайлович, командиры отделений сержанты Бутроненко, Васильев, Ляхов, пограничники красноармейцы Бабков, Блинов Алексей Степанович, Дергачев, Женжера, Луценко, Мышак, Синицин, Федоров; пограничники Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88: старший сержант Носов Николай Аркадьевич, старший мастер по ремонту пулеметов Огент Валентин Иосифович.

Однако фамилий многих из них нет на мемориальной плите братской могилы.

Памятник на братской могиле пограничников и воинов Красной армии, погибшим при защите Заславля.

 

Нет в Заславле и памятника или даже мемориального знака, который бы увековечил подвиг пограничников и красноармейцев, защищавшим его в июне 1941 г.

Кроме того, три года тому назад со здания казармы 15-го отряда была снята охранная табличка, гласившая, что это здание, построенное в 1927 г., является историко-культурной ценностью. Вот так стирается память о защитниках города.

Леонид Спаткай, ветеран пограничных войск

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: