“Так хочется, чтобы эта пандемия стала волшебным пенделем для нашего образовательного болота с его чиновниками и министром, которые поросли мхом”.

Все еще министр образования Игорь Карпенко

 

Заместитель председателя Таварыства беларускай школы (ТБШ) Тамара Мацкевич по просьбе Беларускай праўды оценила действия (или, вернее, бездумное исполнение приказов) Министерства образования во время эпидемии коронавируса.

– Лукашенко отдал приказ отправить учеников в школы с 20 апреля. Какая заполняемость классов вышла-видит вся страна. Да дело в другом: именно на конец апреля – начало мая министр здравоохранения Владимир Караник спрогнозировал пик заболеваемости коронавирусом. Зачем возвращать детей в школы в пик эпидемии?

– Не логично. Но логика – это не сильное место Лукашенко. Здесь несколько причин, почему сейчас не стоит начинать образовательный процесс. Не хочу говорить об опасности для здоровья детей и учителей – я не медик. Но с образовательной стороны – это полный абсурд. Известно, что много детей не придет в школы.

Министерские чиновники во время пресс-конференции заявили, что рассчитывают, что только 40% детей вернутся с каникул и предложили учителям остальных 60% учить индивидуально. Пришло еще менее 40%.
Они представляют, что это даже не двойная, а может тройная нагрузка по времени? И ни один учитель не способен обеспечить такое обучение – просто потому, что в сутках 24 часа, и после обычных занятий в классе больше, чем половину учеников нужно обзвонить, опросить, индивидуально что-то объяснить, подготовить онлайн-задания, разослать тесты и выставить оценки.

Государство и Министерство образования уклонилось от решения проблем, пустив все на самотек. И предложило самый плохой выход, который только может быть. Ведь его невозможно выполнить. В нормальной стране министр был бы уволен в тот же день.

– Как вы оцениваете действия Министерства образования в чрезвычайной ситуации? Один только штрих: сначала Минобразования выразило готовность отправить детей на каникулы на неделю раньше, но в тот же вечер отозвало свое намерение. Видно, после высочайших наставлений.

– Я думаю, что сейчас даже последние иллюзии по поводу Министерства образования развеялись. Люди наконец увидели, что Министерство образования – несамостоятельная структура и не может принять даже самое мелкое решение. Оно не руководит образованием. Исчезни оно завтра – никто и не заметит. С другой стороны, наше образование управляется и местной властью – исполкомами. И там были попытки что-то делать. Но министерские чиновники это пытались запретить – как, например, решение о переносе каникул на неделю раньше.

Сейчас некоторые управления образования все-таки пытаются организовать учителей и создать ресурсы для дистанционного обучения на четвертую четверть. Как, например, Гродненский отдел образования сделал вместе с учителями сайт и ютуб-канал, где преподают видеоуроки для 4-й четверти. Не будем говорить о качестве уроков-оно разное. Требовать от исполкомов того, что должно делать министерство, нельзя-они не специалисты. Но в чрезвычайной ситуации лучше так, чем ничего. Дело местной власти, по-хорошему, следить за зданиями школ, обеспечивать ремонты, работу школьных столовых и другое хозяйство. Но они не должны лезть в образовательный процесс. Все наши проблемы с несвойственными обязанностями учителей связаны как раз с тем, что местная власть контролирует то, что не должно, и навязывает решение проблем с которыми не справляется. По-хорошему, ресурс для дистанционного обучения должно было сделать само Министерство образования, ведь это его функция – делать программы, учебники, учебные платформы. Для этого и существует Национальный институт образования, где работают методисты, ученые. Но он показал свою недееспособность.

– Как чувствуют себя и ведут учителя? С одной стороны, работа есть работа: поступил приказ сверху – начинать занятия, с другой-существует реальная угроза здоровью и жизни и самых учителей, и детей.

– Учителя резко разделились на 2 категории. Профессионалов и конформистов. Профессионалы сразу стали самостоятельно осваивать новые инструменты и учить детей дистанционно, организовали ресурс для обмена опытом и наработками. Приятно глянуть.

Ну а другие – смотрят начальству в рот: шьют по приказу исполкомов маски, раскупают по приказу продукты со школьных столовок, чтобы не испортились и готовят школы к выборам.

– Существует ли решение проблемы, с которой столкнулась власть: и ввести карантин в учреждениях образования, и завершить учебный год? Можно ли просто сдвинуть во времени учебный процесс на месяц-два?

– Было одно правильное решение о карантине, но его главный педагог и доктор страны побоялся принять. Думаю, просто пожалел денег. Ведь карантин-это не каникулы. Надо бы было брать на себя обязанности организовать учебный процесс в новых условиях, обеспечить детей и учителей средствами и инструментами, дать министерству указ работать над содержанием и методами дистанционного обучения. Может бы было с конца марта вводить карантин не везде, дать полномочия местным властям, школам это делать постепенно, там, где есть опасность. Но дать власть-это еще более страшно для авторитарного государства, чем дать на образование денег. Поэтому мы сейчас в состоянии безвластия. Никто не принимает решений, а учителя и врачи делают, что должны.

– Изменит ли эпидемия коронавируса систему образования в стране?

– Я очень на это надеюсь. Так хочется, чтобы эта пандемия стала волшебным пенделем для нашего образовательного болота с его чиновниками и министром, которые поросли мхом.

Кодекс об образовании был принят в 2010 году. С тех пор он не менялся. А мир стал совсем другой. В Кодексе нет даже упоминания о дистанционной форме образования. А в других странах дети давно имеют возможность дистанционно учатся-пусть и не массово. Это дети эмигрантов, которые сохраняют возможность учиться на своем языке, и больные дети, в Украине – дети с оккупированных территорий тоже учится дистанционно на своем языке, чтобы потом вернуться в Украину, поступить в ВУЗ. А мы-IT-страна только на бумаге.

Эта пандемия показала, кто есть кто. Что министерство-недееспособное, как недееспособные и стукруры, созданные при нем. Что для государства дети, наставницы да и вообще люди-не ценность, отсюда и непризнание опасности, что есть ответственные учителя, родители, методисты, и что настоящие общественные организации готовы сплачивать учителей, брать на себя ответственность и действовать. Посмотрите, сколько материалов за это время появилось, сколько новых инструментов освоили учителя. Это не пропадет. Школа после коронавируса будет другой-намного более современной.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...