Мать пропавшего телеоператора Дмитрия Завадского прикована к инвалидному креслу и не может обходиться без посторонней помощи.

Ольга Завадская, svaboda.org

 

Около месяца назад она обратилась к главе администрации Фрунзенского района с просьбой установить пандус, однако ответа от чиновников пока нет…

— Я вроде бы очень деликатное обращение написала, и мне казалось, что какая-то реакции должна была случиться, — рассказывает Ольга Григорьевна «Белорусскому партизану». – И дело ведь не только во мне одной, что именно у меня отказали ноги, и я не могу выйти на улицу. Мне кажется, этот вопрос нужно решать глобально по всей стране. Многие сталкиваются с такими проблемами и годами сидят в своих квартирах, без глотка свежего воздуха. И никто ведь не застрахован, что с ним такое не случится…

Я почти два года живу в инвалидном кресле. Выезжаю только на химиотерапию.

— Муж на руках до машины несет вас?

— Вначале спускает коляску, а затем меня. Я его жду на ходунках, и преодолеть для меня эти 15 ступенек даже с его помощью – это невероятно трудно.

— Вам хоть немного лучше от химиотерапии?

— У меня ведь еще неврологический диагноз… Только с онкологией, может, и можно было бы существовать, вроде бы какая-то динамика позитивная есть. А из-за диффузной полинейропатии у меня отказали вначале ноги, а сейчас и руки отказывают. Я не могу ходить, не могу себя обслуживать, не могу ничего приготовить. Целыми днями только сижу. Стараюсь, как говорят, давить на сон – позже просыпаюсь, позже завтракаю. Мне ведь спешить некуда. Существую возле телевизора и компьютера.

Я так понимаю, что улучшений уже не будет. И нужно смириться с тем, что есть. У меня было облучение головы, речь немного нарушилась, память ухудшилась. Ну и химиотерапия – она ведь не только лечит, но и отравляет организм.

— Но речь у вас, как мне кажется, абсолютно нормальная…

— Я стараюсь говорить. Но нарушения некоторые есть.

— У вас диагностировали рак молочной железы?

— Да. Рак молочной железы с метастазами в мозг. Я прошла десять сеансов облучения. А химий – уже и со счета сбилась! Наверное, штук сорок было. Кроме капельниц еще и таблетки пью. Название такое смешное – от слова «капец» — капецитабин. Они такие большие, длинные, как витамины. Четыре утром надо выпить и четыре вечером через полчаса после еды. Аппетита, конечно, у меня совершенно нет. Но муж, Сергей, меня заставляет есть… Сам теперь все готовит.

— Несмотря ни на что, оптимизма теряете. Еще и шутите!

— А иначе никак. Спасибо еще, что муж за мной смотрит, кормит, одевает. Я сейчас от него сильно завишу. У дочки своя семья, свои заботы, дети растут…

— Когда болячка какая-то накрывает, многие восклицают: «Господи, ну за что мне все это!». А на вашу долю столько испытаний выпало – не каждый выдержит…

— Ну вот я и сломалась, видимо…

Каждый человек грешен, и за каждым есть какая-то вина – ведомая, или неведомая, как в молитвах говорят…

А стрессов в моей жизни на самом деле было немало. И когда с Димой все это случилось… Ну и вообще в жизни всякая ерунда, негатив накапливается, накапливается… Кто-то выдерживает, а кто-то болеть начинает.

Конечно, больше всего меня угнетает моя беспомощность. Хочется и то сделать, и другое. Но я в лучшем случае могу включить стиральную машину. Забросить белье уже трудно. Прошу мужа, чтобы загрузил. Порошок стараюсь сама еще насыпать…

Раньше я такая деятельная была, везде все старалась успеть, а сейчас — совершено беспомощная. Одной рукой даже чашку не могу до рта донести – должна двумя руками придержать, чтобы не перевернуть на себя.

Но что впадать в истерику или в панику… Все идет своим чередом… Ничего не сделаешь. Ходить без помощи ходунков я уже не могу, да и на ходунках с трудом. Уже несколько раз падала, когда одна была, и лоб расшибала, и руки… В общем, за эти два года много чего со мной было…
Конечно, мне скучно…

— А что вас сейчас больше всего радует?

— То, что телевизор идет, фон в доме какой-то есть, разговор. А так… Компьютер для меня – хоть какая-то связь с миром. Сейчас вот сижу, старые вырезки из газет перебираю…

Жаль, что на улицу выйти совсем не могу. Так бы хоть послушала, как птицы поют, почувствовала вкус свежего воздуха… Уже развлечение было бы!
Мне сейчас развлечение даже когда меня везут на машине на химию – я смотрю по сторонам, смотрю на людей, на огни вокруг и мне хорошо, аж настроение улучшается.

— Может, чиновники все же отреагируют на просьбу установить пандус…

— Не так давно отремонтировали скаты на ступеньках возле подъезда, по которым коляски можно катить. Рабочие раствором дыры залатали, а выровнять – забыли. Так и торчат остатки… Я когда последний раз на химию ехала, штанами зацепилась и порвала, чуть не упала. Хорошо, Сергей был рядом… Но кого это интересует?..

Мне кажется, когда сегодня дома новые проектируют, нужно обязательно предусматривать такие моменты. В жизни ведь всякое бывает. Хорошо, со мной муж рядом, помогает, а как быть тому, кто одинок?..

— И угораздило ж вас так заболеть…

— Как медицинский работник в прошлом могу сказать: надо прислушиваться всегда к своему организму и быть внимательным к своему здоровью. И если где-то какой-то сбой – обязательно идти к врачу и обследоваться, чтобы потом не было поздно.

Мне ведь вначале опухоль обнаружили в легком. Я как раз собиралась ехать в Польшу или в Литву, а мне говорят, что обследоваться нужно, а затем и оперироваться. Опухоль вырезали, но она, к счастью, оказалась доброкачественной.

— Операция на легком – непростая, трудно после нее восстанавливаться…

— Я всегда доверяю врачам и легко соглашаюсь на любые вмешательства. Лучше вырезать доброкачественное образование, чем оно вырастет и превратиться в злокачественное.

Но я нос все равно не вешаю! Угасать – последнее дело. Я даже сейчас стараюсь радоваться любым мелочам…

У меня недавно, правда, еще одно расстройство было — кот умер. Он пришел к нам в тот год, когда Дима пропал. Я провожала племянницу, возвращаюсь – под дверью котенок. Я его в дом пригласила, и Кузя на 18 лет остался. Когда заболела, он мне помогал, стрессы снимал. Любил лежать у меня на груди. Я так скучаю без него, но нового завести не решусь – за собой не могу смотреть, а если еще и новый кот… Так что уже в интернете котами любуюсь…

— Ольга Григорьевна, здоровья вам, и оптимизма!

— Спасибо. Угнетает меня очень, что ни погладить, ни обнять близких не могу… Но главное – пока живу!..

Дарья Высоцкая, «Белорусский партизан».

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: