«350 тысяч человек — что будем с ними делать? Если вы предложите альтернативу, как заставить их работать, я отступлю», — прокомментировал декрет № 3 Александр Лукашенко во время послания к народу и парламенту.

ИТАР-ТАСС

FINANCE.TUT.BY поинтересовался у экспертов, какими могут быть реальные альтернативы налогу на тунеядство.

«Есть карта соцстрахования? Показал ее в поликлинике и получил бесплатную услугу»

— Я — за карту социального страхования! — говорит депутат Палаты представителей Игорь Марзалюк. — Чтобы ни нашу страну никто ни в чем не обвинял, ни мы друг друга не обвиняли. Так, как во всем цивилизованном мире: кто работает, тот ест и получает социальные блага. Если человек находится в тяжелой жизненной ситуации, он должен показать, что действительно не работает, зарегистрироваться в центре занятости, получать пособие и всеми силами искать хотя бы минимальный источник существования. А тот, кто орет громче всех, не регистрируется на бирже и при этом очень неплохо выглядит, пусть платит 100%!

Депутат напоминает о том, что уже высказывался об ошибках декрета № 3. Но в целом, по его мнению, декрет направлен на то, чтобы выявить тех, «кто по серым схемам получает деньги, но при этом не платит государству».

— У нас много тех, кто нелегально работает в стране или за ее пределами. Я всегда неплохо зарабатывал, и мне противно, когда я должен платить налоги, а кто-то не должен — только потому, что нашел удобную схему. Единственной разумной альтернативой декрету № 3 я вижу карту социального страхования. Есть карта? Показал ее в поликлинике и получил бесплатную услугу. Нет карты? Заплатил 100% за вырванный зуб или операцию. Но карта социального страхования — это на перспективу: нужно все продумать и проработать.

«Если человек не финансирует госрасходы, то пусть заплатит за ЖКУ по полному тарифу»

Директор Института экономики НАН Беларуси Валерий Бельский объясняет, что найти альтернативу декрету № 3 в социальном государстве непросто.

— Институт экономики в соответствии с поручениями президента рассмотрел множество стратегий, которые помогли бы пополнить и использовать фонды общественного потребления: от совершенствования системы налогообложения с увеличением налоговой нагрузки на потребление и дифференциацией налога на доходы (за счет роста вычетов для низкооплачиваемых сотрудников) и так называемого семейного налогообложения — до внедрения дифференцированной оплаты услуг с учетом мирового опыта, — рассказывает Валерий Бельский. По его словам, предложения сотрудников Института экономики НАН направили в «заинтересованные органы госуправления».

При этом Валерий Бельский приводит в пример опыт литовцев.

— В Литве те граждане, которые не попадают в категорию обязательного страхования здоровья (то есть не работают или не получают такого страхования от государства), должны страховаться сами. Это ежемесячные взносы — 9% от минимальной зарплаты. Сегодня это порядка 34 евро. Получается, за год «накапывает» около 410 евро. Концепция близка к беларуской: не работаешь, но хочешь получать бесплатное лечение, — плати.

Но в Беларуси, по его мнению, такая практика невозможна: идеи вроде «лечить бесплатно только тех, у кого есть карта соцстрахования, противоречат Конституции нашего государства». Беларусам, в отличие от литовцев, гарантировано право на бесплатное лечение без исключений.

— В целом весьма трудно выделить сферы, в которых возможен дифференцированный подход по обеспечению полной оплаты без учета заложенных социальных трансфертов, — рассуждает Валерий Бельский. — Среднее или профессионально-техническое образование на безвозмездной основе обеспечивается государством. Тот, кто достиг совершеннолетия и учится на более высоких ступенях, еще не может финансировать госрасходы.

Субсидируется государством, например, и общественный транспорт, но дифференцировать оплату за проезд тоже будет сложно: придется как минимум ввести еще одну категорию билетов, уточняет эксперт.

— Пока что с определенностью удалось выделить лишь одну сферу, где можно дифференцировать оплату для тех, кто финансирует госрасходы и нет, — ЖКХ. Если бы такое решение приняли, оно бы вписалось в действующий порядок оплаты, предусматривающий нормирование потребления данных услуг, включая платежи за электричество, — отмечает Валерий Бельский. — Если человек не участвует в финансировании госрасходов, то стоимость ЖКУ для него может определяться, как говорится, по полной, и это не будет противоречить нашему законодательству, как в других случаях. Но это все равно было бы временное решение, так как в перспективе население будет возмещать 100% затрат.

Но Валерий Бельский подчеркивает, что та форма участия в финансировании госрасходов, которую предусматривает декрет № 3, все же гораздо проще дифференцированной оплаты.

— Более того, она достаточно гибкая, поскольку есть коллегиальное рассмотрение тяжелых жизненных ситуаций: если человек не может участвовать в финансировании госрасходов, он освобождается от уплаты сбора. Все достаточно прозрачно. К тому же потенциал совершенствования декрета № 3 не исчерпан: можно более четко обозначить категории граждан, которые освобождаются от уплаты сбора. Например, один или два ребенка в семье — это большая разница. А для тех, кто не в состоянии трудоустроиться, можно предусмотреть неденежную форму компенсации, например, посредством участия в общественных работах.

«Если бы было достаточно рабочих мест, то с декретом проблем практически бы не возникало»

— Введение системы социального страхования — это довольно рациональное предложение. Но в Беларуси еще нет инфраструктуры для того, чтобы это все работало, у нас пока не могут даже ввести нормальную систему поддержки нетрудоустроенных, — отмечает кандидат экономических наук, доцент, докторант БГУ Вячеслав Ярошевич. — Надо ввести страховки по безработице, которые можно будет получать до двух лет, как в развитых странах. Это нужно для того, чтобы было время найти работу, переквалифицироваться, сменить место жительства, получить водительские права или выучить новый язык. А то сейчас беларусы боятся потерять работу, потому что могут оказаться без средств к существованию.

​Но на введение системы социального страхования, отмечает Вячеслав Ярошевич, потребуется не менее двух лет.

— В переходный период можно внести изменения в декрет, он требует доработки, или наложить на него мораторий, — считает эксперт. — Если бы экономика сейчас генерировала достаточное количество рабочих мест, то с декретом проблем практически не было. Но так как экономика только-только начинает выходить из двухлетней рецессии, то людям найти нормальное рабочее место очень сложно. Конкуренция идет за рабочие места даже за 200−300 рублей.

«Самая рациональная альтернатива — отменить этот несчастный декрет № 3»

— Самая рациональная альтернатива — отменить этот несчастный декрет № 3 и забыть о нем, как о страшном сне, — считает политолог Валерий Карбалевич. — Одним неудачным документом власть создала себе столько проблем, сколько ни один противник не создал бы.

Эксперт обращает внимание на то, что цель принятия декрета до сих пор непонятна:

— Во всяком случае экономического эффекта он не дает. Как Лукашенко сказал, это декрет идеологический и моральный. В рамках этой парадигмы: что надо всех заставить работать, — альтернативы декрету № 3 быть не может, — говорит Валерий Карбалевич.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.