Характерной чертой новой антикоррупционной чистки, которую начал в 2018 году Александр Лукашенко, является то, что аресты фактически ограничиваются гражданскими чиновниками. Belsat.eu решил вспомнить наиболее резонансные случаи, когда в Беларуси за взятки и мошенничество сажали высокопоставленных силовиков.

Фото: из открытых источников

 

С начала 2018 года за коррупцию задержали более 30 чиновников сферы здравоохранения («дело медицинских функционеров»), 12 чиновников в Министерстве лесного хозяйства («лесное дело»), 14 – в Государственной инспекции охраны животного и растительного мира («дело браконьеров»). Были проведены многочисленные аресты в местных органах власти, в спортивной и агропромышленной отраслях, и даже в окружении самого Лукашенко (помощник президента Сергей Ровнейко погорел на взятке в 200 тысяч долларов).

Нынешняя чистка – далеко не первая за время правления Лукашенко. Однако впервые аресты фактически не затронули силовые и правоохранительные органы. Между тем за последние 10 лет жертвами чисток неоднократно становились генералы и полковники, прокуроры и заместители министров.

Дело генерала Азаренка

Игорь Азаренок

 

Командующий ВВС и войсками ПВО, генерал-майор Игорь Азаренок был задержан 20 декабря 2010 года за «лоббирование интересов российского предприятия». Спустя почти год Верховный Суд признает генерала виновным во взяточничестве и приговорит к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Бывший одноклассник Азаренка, житель Челябинска Андрей Машкауцан предложил своему другу-генералу пролоббировать интересы российского предприятия при проведении госзакупок оборудования для нужд ВВС и ПВО Беларуси. Сумма отката составляла 10% – или 45 тысяч USD, которые должны были быть разделены между Азаренком и Машкауцаном в соотношении 80 на 20% соответственно. Задержали двух членов оперативники ГУБЭП во время обналичивания отката в Минске.

Что за предприятие пыталось подкупить беларуского генерала и какое оборудование оно поставляло – осталось тайной. Суд проходил за закрытыми дверями. На процессе Азаренок свою вину не признал, а судей назвал «марионетками».

Дело прокурора Снегиря

Михаил Снегирь

 

В ноябре 2008 года Александр Лукашенко публично обвинил в коррупции прокурора Минской области Михаила Снегиря. Он заявил, что прокурор с помощью махинаций по сильно заниженной цене приобрел 5-комнатную квартиру в центре Минска, рыночная стоимость которой – 500 000 USD. Кроме того, Лукашенко обвинил Снегиря в том, что на территории Цнянского водохранилища тот строит коттедж не менее, чем за 1 миллион USD.

«Там не меньше, чем полмиллиона долларов, и здесь надо будет после окончания 2 миллиона долларов. Деньги откуда? Вы что, им выдаете из кассы прокуратуры? » – спросил Лукашенко на совещании тогдашнего генпрокурора Григория Василевича.

Чытайце па тэме:  КГБ интересует "Критическое мышление"

Снегирь был арестован КГБ, а 7 мая 2010 года Верховный суд признал прокурора виновным во взяточничестве, злоупотреблении властью и превышении полномочий, а также незаконном хранении боеприпасов. Ему назначили наказание в виде 7 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией всего имущества. Но в феврале 2013 года Снегирю изменили меру пресечения на более мягкую – «домашнюю химию».

Прокурор, коньяк и золотой слиток

Александр Архипов

 

Из выступления Александра Лукашенко стали известны подробности и еще одного коррупционного скандала в прокуратуре. Выступая 22 апреля 2014 года в парламенте Лукашенко рассказал, что заместитель генерального прокурора Александр Архипов «отмазал за золотой слиток и бутылку коньяка» сына бизнесмена, по вине которого в ДТП погибла девушка. Летом 2014 года Архипова приговорили к 6 годам лишения свободы за взяточничество и превышение власти. Процесс традиционно был закрытым.

Правда, прокурор не просидел в колонии и половины своего срока – в январе 2016 года был освобожден и назначен директором убыточного колхоза в Смолевичском районе.

Дело Громовича

«Дело Громовича» – одно из самых резонансных и самых таинственных дел последних десяти лет в Беларуси. На скамье подсудимых оказалось более трех десятков человек. Среди них – руководство таможни «Западный Буг», заместитель начальника управления и начальник отдела по борьбе с организованной преступностью УКГБ по Брестской области, а также Анатолий Громович – директор Департамента финансовых расследований КГК (также бывший сотрудник КГБ). Речь шла о масштабной контрабанде и ее «крышевании» со стороны силовиков.

Аресты по делу начались еще в 2008, количество фигурантов росло, но в суде дело развалилось. В конце 2011 года практически все подсудимые, в том числе сам Громович, были полностью оправданы. Для следователя Генеральной прокуратуры Светланы Байковой, которая расследовала коррупцию на таможне «Западный Буг», все закончилось более печально. Еще когда «дело Громовича» было в самом разгаре ее арестовал КГБ – уголовное дело против Байковой начал лично тогдашний руководитель госбезопасности Вадим Зайцев. В результате Светлана Байкова полгода провела в СИЗО КГБ, была признана судом виновной в преступлениях против правосудия и приговорена к 2 годам «домашней химии».

Светлана Байкова

 

Многие из наблюдателей оценили тогда преследование Байковой как демонстративную месть КГБ за «дело Громовича», которое в итоге удалось развалить.

Чытайце па тэме:  КГБ отчитался о раскрытии 11 шпионов в 2017 году

Охотничье дело

По мнению ряда журналистов и политологов, в 2007-2009 гг. в Беларуси была развязана «война» между КГБ и МВД. Оба ведомства активно собирали компромат друг на друга и инициировали уголовные дела. Именно в этом контексте обычно воспринимают так называемое «охотничье дело», фигурантами которого стали высокопоставленные офицеры МВД.

Начальник отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Жлобинского РОВД Леонид Миненков был обвинен в том, что организовывал незаконную охоту и рыбную ловлю, в которой принимали участие ведущие кадры МВД и чиновники. Дело о незаконной охоте объединили с делом о превышении офицерами МВД служебных полномочий – именно так был расценен сбор компромата на сотрудников КГБ. Чекисты же в итоге арестовали по этому делу офицеров Гомельской милиции – Дмитрия Баранова, Александра Малаева, Леонида Миненкова, а также начальника главного управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД Виктора Ермакова. По слухам, именно эти аресты стали причиной отставки тогдашнего главы МВД Владимира Наумова.

В феврале 2010 года трое офицеров МВД получили от 3 до 4 лет лишения свободы. Оправдан был только Александр Малаев – он накануне ареста записал и выложил в интернет открытое обращение, в котором просил Лукашенко прекратить «беспредел» КГБ и сообщал о фактах превышения чекистами своих полномочий.

Малоизвестные жертвы времен войны КГБ и МВД

В годы противостояния КГБ и МВД в тюрьму сели и другие высокопоставленные чины милиции, имена которых сегодня вряд ли кто-то помнит. В 2009-м на 12 лет посадили первого заместителя начальника управления по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий МВД Сергея Новика (согласно следствию, он проводил масштабные аферы с банковскими карточками), в 2010-м – более 5 лет получил начальник Главного управления оперативно-розыскной деятельности МВД Иван Шишло и три года – его подчиненная Елена Павлова (за что конкретно – неизвестно).

Понес потери и КГБ. В августе 2008 года военная коллегия Верховного суда приговорила двух полковников КГБ – начальника управления по борьбе с организованной преступностью Михаила Михолапа и начальника управления кадровой и идеологической работы Александра Метелицу. Силовиков обвинили в том, что они вымогали деньги у предпринимательницы Анны Долгой и при этом обманывали ее. Михолапа приговорили к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а Метелицу – к 6 годам с конфискацией.

Чытайце па тэме:  "КГБ не представляет угрозы для власти". Действительно ли Лукашенко доверяет КГБ?

Реальных доказательств тому, что все эти дела (как и дело Громовича, Байковой и «охотничье дело») обусловлены именно межведомственной борьбой, нет. Однако можно с уверенностью утверждать: на 2008-2010 год приходится пик резонансных арестов среди офицеров КГБ и МВД. И если высокопоставленных милиционеров после 2010 года еще судили, то чекисты с тех пор выступают исключительно как обличители коррупции, а не фигуранты коррупционных дел.

Дело беглого и помилованного генерала

Геннадий Хатько

 

Бывшему начальнику Гродненской милиции Геннадию Хатько в те же 2009-2010 года повезло гораздо больше, чем остальным. Прокуратура возбудила в отношении генерала уголовное дело по статье «злоупотребление властью». Хатько подозревали в том, что он, используя ресурсы областного УВД, построил себе коттедж стоимостью примерно в 200 тысяч долларов.

В самый разгар следствия Геннадий Хатько на полгода исчез из страны – якобы уехал в Санкт-Петербург. Однако в ноябре 2010 года Хатько в страну вернулся, согласился возместить государству материальный ущерб и написал прошение о помиловании. В результате Хатько был освобожден от уголовной ответственности и сохранил генеральскую пенсию.

А вот заместитель Хатько по хозяйственной части, подполковник Сергей Рудник оказался на скамье подсудимых, судебный процесс длился почти полгода. В 2011 году Рудника все же оправдали. Но выглядело это в любом случае парадоксально: подполковника, который выполнял указания генерала в вопросе незаконного строительства коттеджа, судили в то время, когда самого Хатько уже давно помиловали.

Дело Полудня

Евгений Полудень

 

Заместитель министра внутренних дел, полковник Евгений Полудень 25 марта 2013 года был приговорен к 3,5 годам лишения свободы в колонии усиленного режима, с конфискацией имущества. К этому моменту он уже более 14 месяцев находился под стражей. Замминистра обвинялся в получении взятки (в виде 100 литров топлива, торта и бутылки коньяка), злоупотреблении властью и превышении служебных полномочий. Обвинение во взятке суд в итоге снял, а по второму и третьему пунктам обвинения признал замминистра виновным.

С 2009 года Евгений Полудень возглавлял милицию общественной безопасности – то есть был ответственен за разгоны митингов и демонстраций, в том числе молчаливых акций 2011 года. Однако наказан он был явно не за это. В чем конкретно заключалось превышение полномочий так и осталось неизвестным – суд над Полуднем проходил в закрытом режиме. В начале апреля 2015 года стало известно, что бывший полковник вышел на свободу досрочно.

Игорь Ильяш, belsat.eu

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: