Что бы ни делала старая номенклатура в Беларуси – неизбежно выходит Оршанский инструментальный завод.

Индивидуальный предприниматель со Светлогорска Анатолий Змитрович жестко раскритиковал одиозную статью председателя Комитета госконтроля Леонида Анфимова «Какими нам быть?», опубликованную в «Советской Белоруссии».

Статья председателя Комитета госконтроля – не случайное явление, а предупреждение экономическому блоку правительства от старой номенклатуры. В ней установлены красные флажки, за которые правительству не велено выходить: нет – приватизации, никакой частной собственности, а реформирование экономики – не главная задача. Главную задачу перед премьер-министром поставил президент – рост благосостояния людей. Мне бы хотелось посмотреть список этих людей, потому что без реформ народ не имеет шансов на рост зарплаты, которая будет падать, а рабочие места – сокращаться. Основа всех действий номенклатуры в данном случае – уровень эффективности, который оценивается конечным результатом.

Раньше гуляла присказка: что бы ни делали в Советском Союзе – получается автомат Калашникова. Применительно к Беларуси она прозвучит так: что бы ни делала старая номенклатура – выходит Оршанский инструментальный завод. Или «Камволь». Или модернизация деревообработки. Или модернизация льноводческой отрасли. Таких «или» можно назвать десятки. Даже новый завод в Светлогорске не могут запустить около года, травят людей. При таком подходе я с ужасом представляю, к каким последствиям может привести запуск  Беларуской атомной станции.

Перейдем к цитатам.

«Я сегодня с содроганием думаю, что было бы со страной, если бы все раздали в частную собственность или закрыли неэффективно работающие предприятия».

Именно в результате деятельности старой номенклатуры за последние 20 лет ликвидированы 800 тысяч рабочих мест в промышленности; если арньше на заводе работало 9 тысяч человек – сегодня остались две, работали полторы тысячи – остались 300 человек. Это и есть закрытие неэффективных предприятий, только другим способом; никто и не предлагал закрывать предприятия – нужно было просто провести ревизию и оставить конкурентоспособные структуры. А остальные – перепрофилировать, как сделала Польша, Чехия, Германия.

Результатом эффективности работы также является заработная плата, которая в регионах составляет порядка 200 долларов.

В 91 году, когда развалился Советский Союз, правительство обсуждало, каким путем идти: по пути шоковой терапии, который выбрала Польша, или по пути социальной защиты населения. Естественно, выбрали другой вариант. Но прежнее правительство лукавило: пойди мы польским путем, через пару лет старая номенклатура отмерла бы, пришла бы новая генерация, способная работать в новых условиях. А так старая номенклатура села на товарные потоки – и до сих пор занимается распределением: 70% собственности принадлежит государству, бюджет распределяет государство. А на выходе – коррупционные скандалы.

«Разгосударствление и приватизация ничего не дадут».

Кондитерские фабрики «Коммунарка» и «Спартак», когда находились во владении бизнесмена Марата Новикова, получали прибыль в 17 и 14 миллионов долларов в год соответственно,  а после национализации предприятия стали зарабатывать миллион-полтора долларов. «Мотовело» обанкротили, фирму Кныровича банкротят.

В результате тысячи частных предприятий сейчас стоят в очереди на банкротство. А кто их банкротит? Тот же Госконтроль, который, вооружившись указом №488 о лжепредпринимательстве, готов банкротить предприятия даже за несущественные нарушения. Именно Комитет госконтроля является главным противником либерализации этого указа: предложения Совета по развитию предпринимательство ведомство Анфимова восприняло в штыки.

Если свести воедино все усилия контролирующих органов, мы увидим общую цель – не дать развиваться национальному бизнесу («тюбетейкам» – зеленая дорога). Потому что если частник займет 70% экономики, как на Западе, – зачем тогда КГК? Ведь не переименуют его в Комитет частного контроля. Вот Анфимов и старается сохранить свои полномочия.

«Вмешательство государства в экономику существует всегда».

Не слышал, чтобы канцлер Германии Меркель приказывала модернизировать BMV или чинить крыши на предприятиях, там государство наделено совершенно другими функциями. Наше государство ведет себя как слон в посудной лавке: все разрушает. Нужно четко понимать: чиновник – самый неэффективный менеджер.

Как говорят, старость не радость. Не подумайте, я стариков не обижаю; это не календарное понятие, а уровень мышления, отсталость от цивилизации, высказанная одной фразой: я свой народ за цивилизованным миром не поведу…

Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: