Очередная новость про беларускую АЭС взволновала общество. От Минэнерго становится известно, что ведётся работа над проектом пункта захоронения радиоактивных отходов. Но обещали, что выработанное топливо будут возвращать в Россию! В Минэнерго от комментариев отказываются. Можем ли мы отказаться хранить ядерные отходы у себя и сколько нам это будет дополнительно стоить, объясняет российский физик-ядерщик Андрей Ожаровский.

Еврорадио: До последнего времени беларусы были уверены, что все ядерные отходы БелАЭС будут вывозиться в Россию…

Андрей Ожаровский: Дело в том, что в соответствии с мировой практикой, страна, которая производит отходы, несёт полную ответственность за эти отходы. Поэтому думать, что у Беларуси получится отправить свои отходы в Россию и таким образом от них избавиться, не стоит. Это обман, который, как я понимаю, сторонники атомного проекта запустили в общество. Возможно, что часть отработанного ядерного топлива временно поедет в Россию на переработку, но потом отходы снова вернутся в Беларусь. Поэтому, правильно, что уже сейчас готовятся к строительству своих могильников для этих отходов. Их может быть несколько: один ― для высокоактивных, второй ― для низко и среднеактывных. Это достаточно дорогая вещь: может потребоваться до 1 миллиарда евро на строительство. Хорошо, что Минэнегро Беларуси начало говорить о пунктах захоронения уже сейчас, но необходимо потребовать от них полный анализ и оценку стоимости строительства пунктов захоронения. Потому что если станция всё же заработает и будет вырабатывать отходы, то это будут отходы беларуские, ваша головная боль.

Еврорадио: Но, может, Беларусь имеет какие-то эксклюзивные условия…

Андрей Ожаровский: В соглашении между Россией и Беларусью о строительстве атомной станции говорится, что “отработанное ядерное топливо, приобретённое у российских организаций, подлежит возврату в РФ для переработки на условиях, определённых сторонами в отдельном соглашении”. Но этого отдельного соглашения до сих пор нет. И мы не знаем, готовится оно и когда будет подписано. А пока нет соглашения, нет и правового основания для отправки в Россию на переработку отходов БелАЭС. Ко всему, согласно российскому законодательству, в Россию допускается “временный ввоз отработанного ядерного топлива” с обязательным возвратом продуктов переработки в страну происхождения. Поэтому не нужно делать вид, что высокоактивных отходов в Беларуси не будет. Переработка отработанного ядерного топлива ― это химический процесс. В результате него образуется большое количество жидких радиоактивных отходов, которые будут “выпарены”, запакованы в стекло и отправлены в Беларусь. Потому что вы должны нести ответственность за то, что построили у себя станцию.

Чытайце па тэме:  Макей: Беларусь не хотела бы опять иметь "атомную бомбу замедленного действия"

Еврорадио: Какие пункты захоронения отходов необходимо построить?

Андрей Ожаровский: Для низкоактивных отходов строятся упрощённые пункты хранения ― траншейные или шахтные. Подход такой: закопать и забыть. К сожалению, этот подход не работает. И известны примеры, когда низкоактивные отходы складывались в соляной шахте, а потом выяснилось, что шахта протекает. В результате, образовалось подземное радиоактивное озеро. Что касается высокоактивных отходов, то существует мнение, что их нужно закапывать на глубину 500 метров, но пока в мире нет ни одного такого объекта. Более того, в мире даже не пришли к окончательному пониманию того, в какую породу лучше эти отходы закапывать. В любом случае, необходимо, чтобы отходы были изолированы на всё время, пока они опасны для всего живого. Для некоторых радионуклидов это сотни тысяч лет.

Еврорадио: Насколько опасными вернутся в Беларусь те отходы, которые мы направим на переработку в Россию?

Андрей Ожаровский: Такими же опасными, какими они туда поедут. Россия только вытянет из этих отходов уран, который не выгорел, и плутоний, который там образовался ― чтобы использовать в военных целях. Печально известные по Чернобылю Цезий, Стронций ― всё это вернётся вам.

Еврорадио: Ещё вопросы перевозки этих отходов туда-обратно…

Андрей Ожаровский: Перевозить отходы из Островца на, скорее всего, Красноярский горно-химический комбинат ― это отдельный дорогой и очень опасный процесс. Нужны спецэшелоны. Вопросов здесь много. И, возможно, именно потому, что ответов на эти вопросы нет, нет и дополнительного соглашения по отработанному топливу.

Чытайце па тэме:  Грибаускайте говорила с Трампом о безопасности региона и Островецкой АЭС

Еврорадио: Ничего пока не известно и о месте строительства будущих захоронений для отходов. Какая практика в мире?

Андрей Ожаровский: Обычно для низко и среднеактивных отходов пункты захоронения строятся рядом со станцией. Для высокоактивных отходов, о которых ваш Минэнерго ещу и не вспоминает, процесс выбора участка для строительства более тяжёлый. В Европе с поиском места возникают большие проблемы. Думаю, что и у вас местное население будет против того, чтобы на их земле строили такую точку сохранения.

Еврорадио: А, может, нам просто где-то в “чернобыльской зоне” его построить?

Андрей Ожаровский: Вы предлагаете строить пункт захоронения рядом с рекой Припять, в болотах?! Нужно такое место, которое гарантирует, что много лет отходы не будут выходить в окружающую среду. По моему мнению, таких мест на земле просто не существует. Кстати, именно невозможность на длительное время решить эту проблему заставляет страны отказываться от использования ядерной энергетики. Возможно, обсуждение этого вопроса заставит и Беларусь отказаться от строительства атомной станции. А если ещё и станет понятна стоимость строительства пунктов захоронения сначала низко и среднеактивных, а потом и высокоактивных отходов, тогда станет понятно, что дешевле эту станцию недостроить.

Еврорадио: Почему Минэнерго ничего не говорит, о необходимости в будущем готовиться к хранению пусть и переработанных, но высокоактивных ядерных отходов?

Андрей Ожаровский: Пока нет возможности говорить об этом ― нет соглашения с Россией. Я полагаю, что российская сторона умышленно затягивает подготовку и подписание этого соглашения. Потому что если станция начнёт работать, то у Беларуси не будет возможности сказать, что они не хотят работать на условиях, предложенных российской стороной. Тогда Россия сможет диктовать свои условия. С другой стороны, если сейчас начать всё это обсуждать, то это станет ещё одним аргументом для противников строительства АЭС.

Чытайце па тэме:  Посол Литвы отказался ехать на Островецкую АЭС

Еврорадио: Проект БелАЭС по результату станет ещё дороже?

Андрей Ожаровский: Сейчас строительство АЭС оценивается в 10 миллиардов долларов, и это госкредит РФ. Если будет это отдельное соглашение, мы поймём стоимость работы с высокоактивными отходами. Потому что и переработка отработанного ядерного топлива ― это не бесплатная услуга. И Беларусь должна будет платить России не только за поставку топлива, но и за его переработку. Потом нужно строить пункты захоронения отходов, а позже тратиться на охрану этого объекта. Думаю, пора уже начать считать деньги, которые по итогу потянет ваша АЭС.

Змитер Лукашук, Еврорадио


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.