«Если бы мы упустили БНР’100 — это был бы вердикт поколению. Еще в 2017-м мы планировали провести 25-го по сценарию праздничного шествия. Мы подготовили концепцию «БНР’99», думали заявить об этом 21 февраля, но 17-го началась тема с нетунеядцами, а через пару дней – Куропаты …»

Сегодня Эдуард Пальчис, создатель проекта 1863x.com, почти не пишет текстов для своего блога: День Воли забрал слишком много времени, поэтому должность редактора перехватила жена. По словам Пальчиса, он с радостью передал бы пароли молодым и способным, более продвинутым и креативным. Но где они? И откуда могут взяться, чтобы изменить атмосферу в стране? Об этом и многом другом Эдуард рассказывает читателям «Новага Часу».

«За день делалось то, на что нужен месяц»

— Сегодня, когда все закончилось, как ты видишь результаты Дня Воли?

— Трудно оценить, так как не с чем сравнить. Такое делалось впервые. Концертные организаторы со стажем, к которым мы обратились при подготовке, вообще сказали, что мы сошли с ума, когда за такое взялись … Времени же очень мало было: за день становилось то, что обычно делается за месяц. Очень жесткий и напряженный график: 23 дня, за которые надо было и исполнителей пригласить, и деньги найти, и договориться со всеми…

Это чудо, что все получилось. Чудо и результат работы большого количества энтузиастов: например, приходили рекламщики и предлагали услуги по раскрутке Дня Воли — бесплатно. СМИ очень помогли. Для организаторов это был бешеный время. Павел Белавус жену с ребенком отправил фактически «в ссылку». Антон Мотолько тоже.

— А твоя жена?

— Виктория два месяца занималась проектом 1863x.com, потому что я на это объективно не имел времени. Она и сейчас остается редактором блога. Я буду еще возвращаться к этой работе и вспоминать, как статьи пишутся (смеется).

«Идешь себе на Бангалор — ты же патриот!»

— Стал ли День Воли Рубиконом в формате уличных акций?

— Нужно всегда обращать внимание на момент. В 1996-м Чернобыльский шлях с опрокинутыми машинами, возможно, был оправдан, не знаю. В разные времена все по-разному. А 25 марта должно быть национальным праздником, следовало это понять еще в 2000-х. Не поняли, поэтому в итоге и получили шествии по 1000-1500 участников, которые тянулись на Бангалор … Я сам на такие ходил раз пять, от 2008-го …

Первый раз — вау! — флаги над городом! Второй — уже как обязанность: ты же патриот — должен быть. Бредешь себе, до площади Бангалор не доходишь, сворачивайте на остановку 53-го … «Зато, я патриот!» Это превратилось в бессмысленный ритуал. И это было гораздо большим гетто, чем рамки и заграждения, о которых сейчас говорят некоторые. Если ориентируешься на запрос и настроения людей, получается совсем другой результат.

— Почему 25 марта, а не Чернобыльский шлях или Дзяды?

— Если бы мы упустили БНР’100 — это был бы вердикт поколению. Еще в 2017-м мы планировали провести 25-го по сценарию праздничного шествия. Я об этом задумался когда вышел из тюрьмы, в декабре 2016-го. Мы подготовили концепцию «БНР’99», имелись заявить об этом 21 февраля, но 17-го началась тема с нетунеядцами, а через пару дней – Куропаты … Была уже другая атмосфера и повестка дня. Чтобы мы это делали в тех условиях — нас бы просто не поняли. Мы бы и сами себя не поняли. После была помощь политзаключенным, BY_Help, а если со всем этим разобрались, уже лето наступило … Пришлось отложить на год.

На самом деле, мы очень плохо знаем историю БНР, хотя через Дни Воли прошли десятки тысяч людей. То, что после начали ходить по 1000 человек – это уже результат работы оппозиции, которая не смогла правильно подать и продать людям идею … Для них это были акции «против Луки», а что такое Третья Уставная грамота? О чем это? Задай каждому традиционному участнику пару вопросов из истории БНР – и он начнет «сыпаться». Когда я сам начал читать о БНР, то понял, насколько это немыслимая и поучительная история для всех нас. Так я понял, что 100-летие предстоит именно праздником, чтобы люди обращались к истории и делали выводы.

«Отцов БНР могли зачистить большевики или поляки»

— А в чем назидательность и актуальность?

— Это история того, как открывается окно возможностей, а мы не готовы. Есть возможности — нет кадров, подготовки и понимания момента. Пример того же Романа Скирмунта, который мог 100 лет назад подтянуть к проекту БНР финансовые круги, а его не поддержали, так как в руководстве оказались социалисты, которые мыслили классовыми категориями. Почему проиграла БНР? Ведь не имела армии. А почему не имела? Ведь армия — это деньги на его содержание. Вот и все. Теоретически, Скирмунт тогда мог стать правым диктатором. И ты понимаешь, что, возможно, стоило бы на некоторое время иметь такого диктатора — как в соседних странах, – которые и позволили этим странам возникнуть и сохраниться.

А теперь о 1990-х. Возвращаемся к истории с памятной табличкой БНР, которую мы пытаемся повесить на Володарского. Она же была готова в 1993 году! Тогда и парламент был наш, и Погоня на Доме Правительства … Ее просто не повесили: забыли, какую бумажку не подписали, посчитали не важным. Это же свидетельство: когда упустили такую мелочь, то сколько не доделали важных вещей? И если снова появится окно возможностей, есть большая вероятность, что у нас не будет хватать кадров, рук, чтобы все успеть и сделать качественно, чтобы вывести Беларусь на новый уровень. История БНР – именно об этом все.

— БНР — это поучительная история, но нужно ли ей гордиться?

— В чем подвиг БНР? Среди хаоса и войны, между молотом и наковальней, сделать даже то, что сделали отцы-основатели — это уже чудо. За то мы им и благодарны. Сегодня говорят, что это была всего лишь декларация, но та декларация неровня сегодняшним, принимающихся партиями и оргкомитетами. Сегодня за это не расстреливают, а в то военное время членов правительства БНР могли попросту «зачистить» поляки или большевики, не дожидаясь 1937 года. Кто бы помешал? «Human Rights Watch» и правозащитников еще не было.

«Забить на оппозицию»

— Отцы БНР не смогли договориться тогда с тем же Балаховичем или Скирмунтом, а теперь договориться нам между собой — возможно?

– А с кем объединяться? Что эти люди, которые говорят о «концертной оппозиции» и «подтанцовке» из себя представляют? Когда смотришь на отцов БНР, видишь, что это были персоны, каждый со своим талантом. А что из себя представляет современная оппозиция? Как это корректно сказать, чтобы не обидеть …

Объединяться хорошо, когда есть здоровые клетки и органы, которые собираются в здоровый организм. А теперь это результат долгих процессов гниения и деградации, поэтому все больное нужно вырезать. По библейском принципа: дерево, не приносящее плода, вырубаться и бросается в огонь.

Назови мне пять успешных «кейсов» тех же лидеров БНК? О Позняке можно сказать с ходу, а тут? Можно спорить о 1990-х, кто что сделал, кто чем руководил … но мы живем в 2018 году! Поэтому мне кажется, что надо отделяться и гнуть свою линию. Вообще, «забить на оппозицию». Даже словом таким не пользоваться. Нам нужна гражданское общество. И из нее уже родится новая оппозиция — здоровая, современная, которая бы реализовывала те ценности, которые старая оппозиция одно декларировала.

– А у нас нет гражданского общества?

– Получается, что нет. То, что сделали мы на 25-е марта, намного лучше сделали бы другие люди, которых сегодня в Минске много – менеджеры, организаторы, пиарщики. Но эти молодые талантливые люди сегодня настолько далеки от политики, что об этом даже не думают. И это плохо. А близкие к политике как раз те люди, которые на свой же митинг не каждый раз мегафон донесут. Что о них говорить? Тот, кто в политике не нуждается – лезет в каждую дырку. А тот, кто дико нужен – держится издалека. Хоть ты лассо бросай и затягивай …

Антон Мотолько, Эдуард Пальчис, Павел Белоус

 

«С радостью сдам пароли и уйду»

– А какая мотивация у молодого успешного человека во все это лезть?

– Задача как раз в том, чтобы им это было интересно и важно. И в этом году на 25-е пришло много новых людей, которые впервые были на чем-то подобном. Среди них, уверен, были и те, о ком мы сейчас говорим: талантливые успешные люди новой формации. Возможно, если мы ежегодно им будем объяснять историю и важность БНР, для них и Беларусь станет более интересной и ценной. Пусть сначала придут как зрители, а после – присоединяются.

Есть же и альтернативный опыт: 19 декабря 2010-го или прошлый День Воли 2017-го. Много новых и свежих людей собралось благодаря большой пиар-кампании. Разгон, насилие … Часть испугалась, часть – рассердилась. Последние после транслируют: «Мы не простим!» Или «Сейчас предстоит революция!» Но все эти пафосные фразы и эмоции после сливаются в никуда. Ну как бороться и мстить айтишнику, еще и семейному? Колеса кому-то по ночам резать?..

— Ну, не знаю … Дать Статкевичу деньги на революцию?

— Нет, это умные люди, и они умеют считать деньги. Он лучше в биткоин уложится. Поэтому все сливается. Люди получают по голове – видят результат – потом не знают, что делать, и делаются тихими патриотами: ходят на концерты Михалка или наклейки с Погоней на внедорожники свои лепят. Ну и живут семейной жизнью. Ведь все остальное не имеет смысла, «день сурка».

А после появляется наша история, праздник с морем людей. И эти люди приходят, обращаются. И с ними хочется объединяться. Мне хочется объединяться с адекватными СМИ, с бизнесменами, с талантливыми людьми. С ними хочется что-то делать вместе. Когда придет пора сотен таких молодых менеджеров, я с радостью им сдам все пароли и уйду из этого поля вообще. Пока же, к сожалению, некому сдавать.

– Что сейчас самое важное? Чего наиболее не хватает Беларуси для изменений?

– Кадры, новые люди и свежая кровь. Кадры решают все!

Алесь Кіркеві, Новы Час

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: