Последний в этом году раунд переговоров по урегулированию в Донбассе завершился решением об очередном перемирии. Стороны обязались прекратить огонь с полуночи 23 декабря. Ранее ни одна подобная договоренность не соблюдалась. Сейчас ситуация может даже обостриться: в Киеве обеспокоены уходом российских офицеров из Совместного центра по контролю и координации (СЦКК).

Уход из Донбасса российских военных наблюдателей встревожил Киев. Фото Reuters

 

Бывший замначальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко написал в своем блоге на сайте «Корреспондент», что до сих пор СЦКК «позволял так или иначе решать острые вопросы, касающиеся тактики ведения боевых действий». Российские офицеры в составе центра активно участвовали в этой работе, могли повлиять на ситуацию.

После их ухода «боевики начнут чувствовать себя свободно, что усложнит и усугубит ситуацию на востоке Украины».

Романенко обратил внимание на два момента. Во-первых, теперь могут возникнуть новые угрозы для работающих в регионе гражданских наблюдателей ОБСЕ. Это может актуализировать российскую идею о вводе миротворцев ООН для защиты миссии ОБСЕ: «Россия нас как бы подталкивает к этому решению». Во-вторых, в ДНР и ЛНР после ухода российских офицеров из СЦКК намерены создать свои подразделения: «Украине придется решать те или иные вопросы с представителями этих республик напрямую. Таким образом, через легитимизацию этих центров может пройти и легитимизация самих республик».

Но больше всего украинскую сторону и ее западных партнеров беспокоит возможное обострение в Донбассе. Министр обороны Степан Полторак сказал журналистам, что считает плохим сигналом решение об уходе россиян из СЦКК: «Это еще раз показывает, что Россия не собирается отказываться от агрессивных планов относительно Украины. После вывода своей группы они будут провоцировать нас и обострять ситуацию».

На прошлой неделе Госдепартамент США обнародовал заявление, в котором говорилось, что в 2017 году в Донбассе сложилась худшая за последние три года ситуация. На фоне продолжающихся обстрелов накапливаются и обостряются гуманитарные проблемы, добавляются новые вопросы, связанные с разрушением жизненно важной инфраструктуры. На этой неделе со своим заявлением выступил ЕС: «Гуманитарная ситуация и ситуация в сфере безопасности резко ухудшились на востоке Украины, где наблюдается наибольшее число нарушений прекращения огня с февраля 2017 года…» В документе выражена обеспокоенность по поводу решения РФ отозвать своих представителей из СЦКК. ЕС призвал стороны соблюдать режим прекращения огня, отвести тяжелое вооружение от линии фронта, выполнять Минские соглашения.

К концу года нерешенными остались главные вопросы, которые до сих пор не позволяли урегулировать ситуацию. На международном уровне официально не определен статус конфликта, не указано, с кем воюет Украина. Киев считает своим противником Россию, а конфликт называет «внешней агрессией» (впрочем, утверждение соответствующего закона в Верховной раде откладывается). В РФ заявляют, что не имеют отношения к ситуации, которую называют внутренним украинским конфликтом, называют его участниками ДНР и ЛНР.

Вторая линия противоречий связана с разным прочтением текста Минских соглашений. В Украине убеждены, что документ направлен на восстановление территориальной целостности государства, что предполагает ликвидацию ДНР и ЛНР. В республиках уверены, что документ призван легализовать особый статус ДНР и ЛНР.

На последнем в этом году заседании в Минске стороны снова поспорили на эту тему. И.о. главы МИД ДНР Наталья Никонорова обвинила украинскую власть в «отсутствии малейшего стремления к реальному урегулированию конфликта». Она повторила тезис, который представители республик озвучивают регулярно: «Вопрос порядка введения в действие особого статуса Донбасса остается наиболее актуальным, от его решения зависит множество других аспектов, таких как амнистия, назначение судей и т.д.»

Киев настаивает на том, что вначале должны быть выполнены все пункты Минских соглашений, связанные с безопасностью, затем политические вопросы. ДНР и ЛНР требуют выполнять пункты в том порядке, в котором они записаны, перемежая военные вопросы политическими решениями.

Единственное, о чем удалось договориться к концу года, – это о частичном, но первом масштабном обмене удерживаемыми лицами до новогодних праздников. Вопрос о том, кто будет следить за выполнением договоренностей, стал еще более актуальным после выхода российских офицеров из СЦКК. Президент Украины предложил заменить россиян. В ходе встречи с группой украинской интеллигенции «Первое декабря» Петр Порошенко заявил: «Думаю, что будет абсолютно полезно пригласить в состав СЦКК наших партнеров по «нормандскому формату» – немцев и французов… И доверия будет больше, и прозрачности будет больше, и эффективность будет выше».

Некоторые эксперты в Киеве считают такую замену первым шагом к вводу в Донбасс международной миротворческой миссии ООН. Украинская власть ранее категорично заявила, что в составе такой миссии не может быть российских военнослужащих. В ноябре свои услуги предложила Беларусь. Глава беларуского МИДа Владимир Макей после переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым заявил: «Мы готовы выделить соответствующий миротворческий контингент, если это будет приемлемо для всех заинтересованных стран».

В Украине предложение фактически проигнорировали. Как раз в тот момент между Киевом и Минском разгорелись скандалы из-за задержания на беларуской территории российскими спецслужбами граждан Украины, которых впоследствии обвинили в шпионаже. Как на самом деле восприняли предложение Макея, публично заявил в прямом эфире телеканала «112 Украина» депутат Верховной рады от Радикальной партии Игорь Мосийчук: «Есть огромное сомнение, что там будут беларуские миротворцы… Вероятнее, что это будет «троянский конь» России: назовутся беларускими миротворцами – зайдут российские оккупанты. Не зря Турчинов (секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины Александр Турчинов. – «НГ») сообщил, что там уже и военную технику перекрашивают под «миротворцев». Сопредседатель украинского общественного движения «Права справа» Дмитрий Снегирев заявил на чате в «Главреде», что у Беларуси нет опыта в проведении такого рода операций.

В то же время в СМИ появилась новость о том, что украинская диаспора выступила с инициативой попросить Канаду возглавить миротворческую миссию ООН в Донбассе. Обсуждение этой новости оттеснило на второй план беларуское предложение.

Сейчас вопрос о роли Беларуси снова возник, но в другом контексте. В Киеве сомневаются в возможности продолжения переговоров об урегулировании в Донбассе на минской площадке. Поводом стало голосование 19 декабря в Генассамблее ООН резолюции по Крыму (документ жестко осуждал Россию за неудовлетворительную ситуацию с правами человека). Поддержали резолюцию 70 государств, против выступили 26, в том числе Беларусь.

Представитель Украины в минской переговорной группе, первый зампредседателя Верховной рады Ирина Геращенко отметила, что не голосовали за резолюцию или воздержались «многие африканские и латиноамериканские страны, с которыми еще со времен СССР у Москвы особые отношения». Некоторые государства поступили так, поскольку имеют собственные проблемы с территориями. Но Беларусь Геращенко отнесла к особой категории: «Именно в Минске проходят переговоры по мирному урегулированию ситуации в Донбассе, страна претендует на статус нейтральной и определенную миротворческую миссию… В таком случае статус нейтральности (а не подыгрывание Кремлю) должен сохраняться на всех площадках».

В Верховной раде тоже говорят о том, что переговоры в Минске не могут быть эффективными, поскольку проводятся не в нейтральной стране, а на территории государства, имеющего союзнические отношения с РФ и входящего в ОДКБ.

Татьяна Ивженко, “НГ

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: