Лишь около 30% содержимого специальных контейнеров, предназначенных для раздельного сбора мусора, идет на переработку, остальное – “грязь” – отправляется на полигоны.

© Sputnik / Виктор Толочко

 

Если 10 лет назад среднестатистический беларус производил в год до 200 килограммов мусора, то сейчас все 300, а минчанин и того больше — до 500 килограммов, пишет Sputnik.

Но это полбеды. Проблема еще и в том, что сам мусор изменился.

“Те отходы, которые мы выбрасывали 30 лет назад, можно было позволить себе вывозить на полигоны. Там практически не было пластиковой упаковки. Почти не было стекла, оно повторно использовалось. Там были в основном остатки пищи и какая-то мелкая бумага. Сейчас же отходы изменились кардинально”, — говорит специалист государственного учреждения “Оператор вторичных материальных ресурсов” Нина Кульбеда.

В мусоре становится все больше пластика и сложной многослойной упаковки. Даже ветошь теперь заготконторы не принимают — там почти нет натуральных тканей, которые можно было бы пустить на переработку. Химия.

“Если мы не хотим, чтобы в нашей стране росли свалки, а мест для них уже сейчас нет, заниматься раздельным сбором мусора придется. Это только кажется, что у нас есть свободная территория. А вы попробуйте объявить, что где-то строится полигон: сразу найдутся люди, у которых там либо дачи, либо жилье рядом. Они будут требовать отодвинуть от них этот объект. Отодвинут от них — возмутятся другие”, — объясняет, почему отмахнуться от раздельного сбора мусора не получится, специалист.

Но пока, признаются представители “Оператора вторичных материальных ресурсов”, система раздельного сбора мусора очевидно пробуксовывает.

В поисках контейнеров

Первые — желтые сетчатые — контейнеры появились в Минске еще в нулевые. В те контейнеры собирали ПЭТ-бутылки и пластик. С 2012-го стартовала уже более масштабная программа. Тогда был принят президентский указ о расширенной ответственности производителя и импортера за отходы, которые образуются после того, как его товар или упаковка от товара выйдут из потребления.

Суть в том, что производитель либо берет на себя обязательства по сбору и утилизации отходов, либо платит деньги в специальный фонд. Собранные деньги идут на закупку контейнеров, техники и оборудования для сбора и переработки отходов, а также на финансовое поощрение организаций, которые занимаются раздельным сбором отходов.

“Предусмотрены компенсационные выплаты. Чем больше соберут, тем больше получат”, — поясняет директор ГУ “Оператор вторичных материальных ресурсов” Наталья Гринцевич.

Причем теперь в контейнеры целенаправленно собирают не только пластик. Еще и бумагу, стекло, старые батарейки, ртутьсодержащие лампы. И понемногу расширяют полезный “ассортимент”. С недавнего времени в переработку уходят и стаканчики из-под сметаны и йогуртов, и пакеты из-под молока и майонеза.

Не всегда понятно, что и куда бросать

Не всегда понятно, что и куда бросать © Sputnik / Виктор Толочко

 

В Минске сейчас установлено чуть более 13 тысяч контейнеров для раздельного сбора мусора. Из них около 12 тысяч стоят на балансе коммунальных служб. Достаточно ли этого? Представители оператора говорят, что нет, ссылаются на расчеты специалистов, которые утверждают: контейнеров, чтобы они были доступны всем, должно быть в два раза больше. Коммунальщики с этим не согласны.

“Контейнеров достаточно. Наращивать количество контейнеров пока нет необходимости. Сейчас по рекомендации Минжилкомхоза проводится работа по постепенному переходу на “евроконтейнеры” для сбора отходов. Они имеют больший объем, чем стандартные. Кроме того, с их помощью обеспечивается более качественный сбор вторсырья”,  считает заместитель генерального директора по благоустройству, санитарному содержанию жилищного фонда государственного объединения “Минское городское жилищное хозяйство” Галина Гилевич.

Но если контейнеров для раздельного сбора мусора достаточного, то почему же на сортировочной линии УП “Экорес”, куда свозят содержимое таких контейнеров, удается выбрать только 30% полезных отходов? Остальное, как здесь говорят, “грязь”, то есть отходы, которые пока не востребованы перерабатывающими предприятиями, и обычный мусор.

“Если раньше у нас стояло 5-7 тысяч контейнеров, которые мы вывозили раз в неделю, то сейчас их — 12 тысяч. И мы вывозим их уже 2-3 раза в неделю. Кроме того, количество отсортированного вторсырья увеличивается. Если раньше было 10%, сейчас — 30%”, — говорит замдиректора “Минского городского жилищного хозяйства” Галина Гилевич.

А вот такие детали, где пластик сочетается с металлической пружиной, переработке не подлежат, их надо выбрасывать в общий контейнер      © Sputnik / Вера Дашкевич

 

А вот представители “Оператора вторичных материальных ресурсов” полагают, что за эти годы можно было бы добиться гораздо лучшего результатов. И проблема здесь не только в людях. В казалось бы просвещенном Минске, по оценке “Оператора вторичных материальных ресурсов “, дела с раздельным сбором мусора обстоят хуже всего.

Люди виноваты?

Коммунальщики считают, что основная проблема — в людях, которые по привычке выбрасывают весь мусор в один контейнер. Но в то же время ситуация понемногу меняется, ответственных граждан становится больше, поэтому сказать, что программа раздельного сбора мусора буксует, нельзя.

“С чем это связано? Наверное, с недостатком обычных контейнеров либо с несвоевременным вывозом мусора в выходной день из обычных контейнеров. И когда люди выходят со своим пакетом выбросить мусор в обычный черный контейнер и видят, что там с горкой, а рядом, например, стоит открытый контейнер для отходов пластмассы, то пакет оказывается там”, — рассуждает руководитель учреждения Наталья Гринцевич.

Плюс порой хромает расстановка: на одной площадке могут стоять два контейнера для стекла и ни одного — для пластика. В другом случае на контейнере может не оказаться понятной маркировки, и попробуй догадайся, что туда выбрасывать.

Бутылки, маркированные таким значком, можно смело отправлять на переработку
© Sputnik / Вера Дашкевич

 

Все оттого, что в Минске, в отличие от регионов, за контейнеры, сбор и сортировку отвечают разные организации, поясняют представители “Оператора вторичных материальных ресурсов”.

“С 2018 года на территории, обслуживаемой ЖКХ районов Минска, также, как и в других регионах, вопросами сбора, вывоза твердых коммунальных отходов, обслуживания контейнерного хозяйства, мусороприемных камер занимается одна и та же организация. В период весеннего месячника (апрель) данными организациями будут решены вопросы ремонта, окраски контейнеров и нанесения на них надписей о видах собираемых отходов”, — говорит замдиректора “Минского городского жилищного хозяйства”.

В Минске, кстати, не согласны с упреками, что в столице дела обстоят хуже. Здесь просто контейнеров больше и проблема на виду.

Как все-таки мотивировать людей

В любом обществе около 10% не будут сортировать мусор ни при каких условиях. Вторые 10%, наоборот, экологически активны и ответственны. С оставшимися 80% надо работать, говорят представители “Оператора вторичных материальных ресурсов”. Где-то объяснять, а где-то экономически стимулировать.

В западных странах, где на полигоны вывозятся считанные проценты отходов, вывоз ТБО стоит внушительных денег. Поэтому человек материально заинтересован максимально отсортировать вторсырье и лишь минимум отнести на мусорку.

“Мы сейчас платим исходя из нормы образования мусора на одного человека. Конечно, это не стимулирует уменьшить объемы образования мусора. Если бы мы платили по факту: сколько выбросили, столько и заплатили, тогда бы эффект был. Но для этого должны быть инструменты”, — рассуждает специалист государственного учреждения “Оператор вторичных материальных ресурсов” Нина Кульбеда.

Пока разница в оплате есть только для тех, кто выбрасывает мусор в мусоропровод, и тех, кто несет его к контейнерам для раздельного сбора на улице. Вторые платят немного меньше.

“Просто эти тарифы у нас небольшие — что тот тариф, что этот. И, наверное, пока мы не сделаем его ощутимым, больших результатов ожидать не стоит. В этом направлении мы движемся”, — объясняет руководитель “Оператора вторичных материальных ресурсов” Наталья Гринцевич.

А вот другой экономический стимул — залоговая плата за стеклянную и пластиковую тару — может стать реальностью уже в ближайшие годы. Конечно, при условии, что залог сделают не копеечным, а ощутимым, чтобы у покупателя действительно был повод вернуться, сдать бутылку и забрать деньги.

Работа на участке по сортировке мусора  © Sputnik / Виктор Толочко

 

“Мы полагаем, что эта система должна заработать в 2020 году. Тут есть сложный момент — надо выстроить все элементы системы: проинформировать население, установить тароматы. И все это должно одновременно заработать по всей республике, чтобы не получилось, что в каком-то сельском пункте не будет возможности сдать бутылку или банку и получить деньги”, — рассказывает Наталья Гринцевич.

Введение залоговой стоимости на тару — лишь один из шагов, предусмотренных Национальной стратегией по обращению с вторичными материальными ресурсами и твердыми коммунальными отходами. Стратегию приняли в июле 2017 года. Она предполагает, что к 2035 году до половины коммунальных отходов должны быть каким-то образом использованы.

“Это не только переработка, но и сжигание, получение тепла и энергии и компостирование. Только всеми этими способами можно достигнуть этих высоких процентов. В настоящее время в Беларуси не практикуется сжигание, получение так называемого РДФ-топлива, которое используется на цементных заводах. Идут первые попытки компостирования, но там тоже есть вопросы. Компост должен быть чистым, если мы хотим его использовать в качестве грунта. То есть тут тоже должна быть большая работа с населением по поводу более тщательного разделения отходов”, — объясняет Наталья Гринцевич.

Правильно выбрасывать мусор

Итак, что можно выбрасывать в контейнеры для пластика? Любую ПЭТ-тару — от напитков, косметики и бытовой химии. А еще бутылки, флаконы из полиэтилена и полипропилена, а также полиэтиленовые пакеты и пленку. Единственное: грязные пакеты с остатками пищи в такие контейнеры выбрасывать не нужно.

В контейнеры для картона и бумаги, помимо старых тетрадок и книг, можно выбрасывать любые картонные упаковки от конфет, лекарств, даже колготок.

“Пять мусорок на кухне в семь метров не надо. Мы за то, чтобы у вас была мусорная корзина для бытовых отходов и отдельный пакет для вторичного сырья. В одном — то, что не перерабатывается, а в другом — пластиковая бутылка, которую желательно смять, чтобы не занимала много места. Здесь же другая пластиковая упаковка, а также картонные коробки и стеклянные бутылки. Мы хотим привить привычку, хотим, чтобы люди поняли, что сортировать нужно. А потом, когда у них будет стойкая привычка, уже дальше говорить, что вот это сюда, а это сюда”, — признается Наталья Гринцевич.

Возможно, в перспективе количество позиций, которые предложат сортировать беларусам, увеличится. Во всяком случае, на УП “Экорес”, где сортируют отходы в качестве сырья, отбирают уже и алюминиевую банку, и баночки из-под йогурта, и сложные многослойные пакеты от соков.

Вот такой утеплитель делают на Западе из тетрапак-пакетов   © Sputnik / Вера Дашкевич

 

“Есть технология получения плит из того же театрапака: в западных странах их используют в домостроении. Получается хороший изоляционный материал”, — рассказывает Наталья Гринцевич.

Зато в Беларуси начали перерабатывать пакеты для молока и майонеза. Они тоже многослойные и непростые в переработке. Но теперь и их отбирают, перерабатывают на мусороперерабатывающих заводах в Гомеле или Гродно. Старые пакеты идут на производство полимерпесчаных изделий: канализационных люков и плитки.

Впрочем, помимо сортировки мусора, у простого гражданина есть и еще один способ поучаствовать в заботе об окружающей среде. И что приятно — крайне финансово выгодный способ: меньше тратить денег на необязательные покупки. Ведь чем меньше потребляешь, тем меньше производишь мусора.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: