Почему пользователи все чаще предпочитают дезинформацию проверенным фактам, а фейки — это надолго, рассказывают медиаконсультант Александр Амзин и психолог Анастасия Рубцова, пишет Яндекс.Дзен.

Люди предпочитают негативные новости, фейковый и конспирологический контент — такой вывод сделала бывший аналитик Morgan Stanley и венчурный инвестор Мэри Микер в ежегодном отчете Internet trends 2019. Тема конспирологии настолько остра, что YouTube принял решение удалять наводнившие платформу ролики о плоской Земле и прочий «вводящий в заблуждение контент», а некоторые буквально грозятся убить друг друга, споря о правдивости популярных мифов.

Само понятие фейка неоднозначно и, как считают исследователи медиа, не совсем удачно, потому что это не всегда намеренная ложь. «Фейк ньюс — сообщение со сниженной ценностью. Оно порождается несколькими причинами: желанием заработать, повлиять на чью-то репутацию, ошибками и конспирологией», — считает Александр Амзин. Фейки, по мнению Амзина, можно разделить на три типа: хорошие, нейтральные и плохие.

Хороший фейк

Это безвредная дезинформация, которую создают в развлекательных целях или которая возникает из-за непреднамеренных ошибок журналистов. «Фейк ньюс дают яркую, как оперение у попугая, имитирующую новизну информацию, — рассказывает Анастасия Рубцова. — Новизна стимулирует выработку дофамина в мозгу, а это очень приятно». К хорошим фейкам можно отнести очевидно сатирические новости вроде тех, что выходят в ИД «Панорама» и The Onion — на этих сайтах публикуются фальшивые новости с кликбейтными заголовками. Основной их смысл — развлечение. Прямого ущерба они никому не наносят, а на главных страницах висит уточнение: публикации не являются новостями. Всерьез их воспринимает разве что Владимир Соловьев.

Нейтральный фейк

Если дезинформация не распространяются в корыстных целях, ее можно отнести к нейтральной. В этот раздел попадают разнообразные теории заговора.

«Нам сложно поверить, что вокруг ад и хаос, мы стремимся к систематизации, из-за этого так популярны теории заговора», — считает Александр Амзин. На помощь приходят манипулятивные идеи о мировом правительстве и пришельцах. Одна из самых известных теорий — о надвигающейся на Землю планете Нибиру из древней шумеро-аккадской мифологии. В медиа периодически выходят новости о ее вторжении, в соцсетях есть паблики с фотосвидетельствами, в Instagram — сотни постов под хештегом #nibiruiscoming, а на специализированных сайтах — инструкции для тех, «кто понял, что к чему», о том, что делать.

Иногда известным людям приписывают инопланетное происхождение. Одна из самых популярных жертв — создатель Facebook Марк Цукерберг. Конспирологи уверены, что логотип на одежде или странная походка ясно говорят о том, что Цукерберг — рептилоид, представитель пришельцев, втайне управляющих планетой.

Некоторые пытаются объяснить себе устройство мира, отрицая законы физики: во «Вконтакте» есть несколько групп, посвященных антигравитации, в которых энтузиасты пытаются создать технологии, позволяющие преодолеть земное притяжение. По мнению участников, такие самолеты уже есть, но мировое правительство скрывает этот факт.

Плохой фейк

К плохим фейкам относятся пропаганда и ложь в политических или экономических целях. Такие новости часто воспринимаются всерьез. «Центров тревоги в мозге человека гораздо больше, чем центров удовольствия: мы эволюционно ориентированы на выживание. Поэтому тревожные новости цепляют больше, мозг „благодарит“ нас за то, что вовремя заметили „опасность“», — объясняет Анастасия Рубцова.

Одна из популярных тем плохих фейков — противостояние России и Запада. Например, в 2017 году на сайте, имитирующем газету The Guardian, появилось фейковое признание бывшего руководителя британской разведки, который рассказывал о секретных планах США повлиять на политические процессы России. Историю довольно быстро разоблачил и опроверг Buzzfeed, но публикацию начали распространять крупные российские медиа, в том числе РЕН-ТВ и телеканал «Россия», не дав апдейта об опровержении.

Исследователи считают, что фальшивые новости — признак эпохи постправды, когда общественное мнение чаще формируется под влиянием эмоций, чем объективных фактов. Инфлюенсеры и особенно политики могут использовать фейк-ньюз как оружие против невыгодной информации. «Для Трампа фейк — это все, что ему не нравится. Он может просто написать в Twitter, что свидетельства о его коррумпированности — ложь, и часть аудитории в это поверит», — говорит Александр Амзин.

Почему фейки и теории заговора — это надолго

И Цукерберг-рептилоид, и Нибиру, и фейки Трампа давно стали мемами. Однако проблема конспирологии и дезинформации бросает вызов всем крупным платформам, говорит в своем докладе Мэри Микер. Платформы придумывают алгоритмы для борьбы с фальшивым контентом: контроль кликбейтных заголовков, удаление вводящих в заблуждение статей и роликов, блокировка аккаунтов, распространяющих заведомую ложь. Увы, пока что это больше похоже на борьбу с ветряными мельницами: тот же Youtube, несмотря на ограничения, по-прежнему изобилует конспирологическим контентом.

По мнению Александра Амзина, существует несколько причин, объясняющих склонность пользователей читать вымышленные новости и погружаться в теории заговора.

Социальные сети катализируют распространение фейкового контента. Иногда проще и интереснее пошерить новость о подскочившем сахаре в крови Трампа, чем о том, что федеральная резервная система изменила учетную ставку. Рядовой читатель вряд ли станет серьезно углубляться в текст о ФРС, хотя он потенциально влияет на его жизнь сильнее, чем новость о Трампе.

В борьбе за внимание читателей новости мигрируют в развлекательный формат, теряют объективность и правдивость. Фактчекинг не так хорошо продается.

Пользователям не хватает медиаграмотности и экспертных знаний. Они не привыкли искать полезную информацию в новостях — они жаждут развлечений и далеко не всегда досконально разбираются в том, что шерят.

Фактчекинг не слишком важен для читателя. Потребитель не различает инфошум и важные новости, которые, как правило, скучнее.

Людям хочется объяснить себе, как устроен мир и в чем причина происходящего с ними. В этом им помогают конспирологические теории, куда вписываются и пришельцы, и абстрактный создатель, и мировое зло.

Некоторые из этих причин укоренились глубоко в сознании, поэтому привычка читать и репостить новости без источников вряд ли изживет себя в обозримом будущем. Впрочем, борьба платформ с фейками только начинается, и это противостояние может привести к весьма неожиданным результатам.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...