Лукашенко озвучил планы по модернизации беларуской нефтепереработки, в которую власти намерены вложить 1,2 миллиарда долларов. Отвечает за реализацию проекта бывший глава президентской администрации, который через полгода после политического «тунеядства» снова призван во власть.

Мозырьский НПЗ, фото: Екатерина Герасимович, TUT.BY

Доля нефтепереработки в промышленности составляет более 13%, а в экспорте – около 17%. “Тем не менее, ее вклад в беларускую экономику, к сожалению, снижается. Добавленная стоимость нефтепереработки в ВВП в 2016 году составляет всего полпроцента. Вклад двух нефтеперерабатывающих заводов сопоставим, например, с такой компанией, как “Белтелеком”, – сказал Александр Лукашенко 1 июня на совещании о стратегии развития отрасли.

Что общего между Косинцем и беларускими нефтеперерабатывающими предприятиями? Беларуская праўда попыталась решить задачку вместе с экономистом Львом Марголиным.

-Почему беларуская нефтепереработка стала убыточной, как заявляет Лукашенко?

-Это тема для серьезного анализа. Первое объяснение, которое приходит на ум, – снижение цен на нефть. При падении цен на нефть снижается маржа – и тогда нужно уже недостаточно быть нефтеперерабатывающим предприятием, нужно иметь передовые технологии. А с ними у нас проблемы. В свое время даже начинали реконструкцию НПЗ, хвастались, что глубина переработки нефти лучше, чем на российских предприятиях. Но судя по всему, реконструкцию НПЗ так и не довели до логического конца, и нефтепереработка становится все менее прибыльной.

-Обоснованно ли в сложившихся условиях вкладывается 1,2 миллиарда долларов в очередную модернизацию?

Чытайце па тэме:  Путин - Лукашенко: что началось 20 лет назад, ничего не утрачено

-Если проводить модернизацию по-беларуски, то не обосновано. Модернизацией занимаются чиновники, которые распоряжаются чужими, государственными, деньгами, которые вынуждены полагаться на мнение специалистов, которые работают на предприятиях. На крупных нефтяных комплексах присутствуют специальные научные подразделения, которые рассматривают разные варианты, создают собственные проекты, – в конечном итоге акционеры, инвесторы вкладывают в предприятие свои деньги. В Беларуси все делается легко, потому что в крайнем случае найдут стрелочника и уволят с работы, а конкретную материальную ответственность никто не несет.

-В Беларуси модернизированы десятки предприятий. Хотя бы один успешный проект осуществлен?

-Мне лично такие примеры не известны.

-Тогда что происходит под вывеской «модернизации»?

-Происходит модернизация – то, что и задумывалось. Но допускается масса ошибок: в выборе проекта, в выборе исполнителя. Чем крупнее объект модернизации, тем сильнее жажда отщипнуть от проекта кусок побольше. И полная безответственность: в лучшем случае садят стрелочника, а основные реализаторы выходят сухими из воды. Вот в этом и заключается суть «модернизации».

-Почему Лукашенко бросает на модернизацию НПЗ Косинца? Чем обусловлен выбор?

-Думаю, что Косинец достаточно исполнителен, не глуп, и, наверное, зарекомендовал себя неплохим управленцем в Совете министров, президентской администрации. Но я очень сомневаюсь, что из этой модернизации получится нечто толковое.

Но я понимаю Лукашенко: проект очень дорогостоящий, не сравним даже с деревообработкой, не говоря уже про молочные фермы. Поэтому за модернизацию НПЗ отвечает человек, которому Лукашенко мог бы доверять.

Чытайце па тэме:  13 ліпеня адкрываецца «Славянскі базар». А Віцебск гуляе ўжо тры дні

-Значит, доверие Лукашенко – и есть причина возвращения Косинца во власть?

-Думаю, да. Появился проект – и вспомнили про человека, которого сам Лукашенко полгода назад уволил с работы с формулировкой «в связи с переходом на другую работу».

Георгий Громов, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.