Указ №274 «Об увольнении в запас и призыве на срочную военную службу, службу в резерве», прозванный в народе «законом об отсрочках», вызвал немало критических откликов задолго до своего появления как со стороны экспертов, так и среди широкой общественности.

В свою очередь, главы двух ключевых ведомств (Министерства обороны и Министерства образования) традиционно отреагировали публичными заверениями граждан в том, что оснований для беспокойства никаких нет. Аргументируя свою позицию, министр образования И. Карпенко сообщил, что магистратура – необязательная степень образования и предназначена только для мотивированных людей. Давайте посмотрим, что именно означает этот тезис.

Магистратура в университетах всего окружающего Беларусь развитого мира представляет собой более высокий цикл высшего образования (и обозначается как graduate в отличие от бакалавриата, обозначаемого термином undergraduate). При этом она, конечно, подразумевает более глубокий уровень теоретических знаний, но знания эти предназначены не только (а в большинстве развитых стран даже не столько) для построения научной карьеры, сколько для повышения качества умений и навыков, необходимых новой экономике в новом состоянии – «экономике знаний» в «состоянии хаоса» (Т. Питерс). В свою очередь новизна экономики знаний связана с радикальными вызовами последних 20 лет, суть которых можно выразить кратко двумя словами: постоянное устаревание. Оно подразумевает сокращение жизненных циклов товаров и услуг, а значит и моральное устаревание знаний и навыков (феномен ускоренного устаревания профессий)

В некоторых отраслях знания, требуемые для изготовления какого-либо товара, устаревают, как только товар попадает на рынок. Это сказывается не только на людях и организациях, но и на целых индустриях (печатное дело, технологии фотографии, инфраструктура телекоммуникаций, и т.д.). В такой ситуации единственным адекватным ответом на вызов времени является «постоянное обучение» (Дж. Салливан). Роль магистратуры здесь трудно переоценить – она более краткая по временному циклу, сконцентрированная по теоретическому содержанию и релевантная мотивациям обучающихся (с точки зрения спроса) и рынку труда (с точки зрения предложения).

Работает это так: выпускник с базовым бакалаврским образованием выходит на рынок труда, получает опыт применения полученных знаний и, учитывая все изменения рынка труда, возвращается в вуз за магистерским образованием. Конечно, это вызов университетам (они должны мониторить рынок труда и регулярно менять содержание учебных программ, работать на опережение, приглашать практиков в образовательный процесс и прочь.), но усилия по созданию эффективной прикладной магистратуры стоят того – они открывают горизонт новых возможностей для экономик, обществ и стран, которые находятся в ситуации жесточайшей международная конкуренции. Выигрывает тот, кто максимально эффективно использует образовательные институты для повышения качества человеческого капитала. В этом плане далеко не случайно, что в странах ЕПВО доля обучающихся на программах второго цикла (уровень магистра или эквивалент) в настоящий момент составляет 21,7%, короткого цикла высшего образования – 16,8% и это видится недостаточным.

В Беларуси доля магистрантов по состоянию на 2010/2011 уч. г. составляла 1% от общей численности обучающихся в вузах, поскольку изначально она понималась администрацией вузов и чиновниками лишь как уровень образования, необходимый для поступления в аспирантуру. Однако за истекшие 8 лет произошли довольно существенные изменения как в понимании функций магистратуры (более релевантном вышеозначенному), так и в численности магистрантов: по официальным данным в сравнении с 2010/11 уч. г. она возросла в 3 раза и по состоянию на начало 2018/2019 уч. г. их доля составляла уже 5,5% (Образование в Республике Беларусь, Мн. 2019. С. 41). Это по-прежнему очень мало в сравнении с европейскими аналогами, но уже не так, как было в 2010/2011 уч. г.

Теперь возникает вопрос, что может означать заявление министра И. Карпенко о необязательности магистратуры? Во-первых, оно возвращает нас как минимум на 8-10 лет назад (в те времена, когда магистратура понималась исключительно как «предварение аспирантуры») и перечёркивает не только мировой, но и свой собственный (беларуский) опыт развития высшей школы. Во-вторых, такая точка зрения существенно симплифицирует высшее образование Беларуси, редуцируя его к базовому уровню – бакалавриату (undergraduate). При этом, в-третьих, девальвируется смысл стратегии «постоянного образования» как адекватного ответа на вызовы «постоянного устаревания» знаний и профессий: выпускнику беларуских вузов, апробировавшему свои базовые знания и навыки на рынке труда, негде осуществить «апгрейд» знаний и компетенций в системе высшего образования Беларуси. И, судя по заявлению министра, это считается вполне нормальным.

Видимо, предполагается, что беларуский бакалавриат настолько хорош, что полученные на этом уровне знания и компетенции будут служить выпускникам на протяжении всей их жизни (как это было с нашими бабушками и дедушками 50-70 лет назад, в доиндустриальную и индустриальную эпоху). Судя по всему, в этой же логике стоит понимать и мнение некоторых депутатов, официальных «экспертов» и граждан, наивно полагающих, будто «всего лишь» год службы в армии не сделает погоды в головах и навыках выпускников (тот, кто хорошо учился, ничего не забудет: «вечные знания не устаревают»).

Между тем, международные эксперты в сфере высшего образования отмечают, что в случае отсутствия трудоустройства (соответственно, апробации, применения полученных знаний и умений) в течение 1-2 лет сразу после получения диплома, у выпускников появляются дополнительные трудности с трудоустройством. Во-первых, без применения знания, умения и навыки забываются (они, увы, не вечны, как, впрочем, и «всё под луной»). Во-вторых, рынок труда за 1 год может существенно. В-третьих, отсутствие практики и опыта работы негативно сказывается на карьере выпускников при последующем трудоустройстве (работодатель предпочитает работников с опытом работы и служба в армии понимается как плюс только в весьма ограниченном секторе рынка труда: охрана, МЧС, силовые структуры, водители локомотивов в метро и прочь.).

Отсюда вывод: пропустить год времени для выпускника, не имеющего опыта работы, – это очень много и опасно для карьерного роста (а порой это может означать и полное обнуление полученного образования). Отдельного обсуждения заслуживает вопрос о том, кто и каким образом обеспечит выпускникам, отшагавшим год в керзовых сапогах, право первого трудоустройства. Справятся ли с этим вузы, испытывающие трудности даже с имеющимися выпускниками, к которым, начиная с 2020 г. ежегодно будет прибавляться армия «выпускников-срочников»?

Учитывая всё вышеозначенное, высказывание министра образования И. Карпенко о необязательности и элитарности магистратуры означает нечто гораздо большее, чем всего лишь отсутствие ещё одной «корочки» у выпускников беларуских вузов: оно означает необязательность отвечать на неумолимый вызов времени «постоянного устаревания», необязательность «постоянного образования», необязательность высокого качества человеческого капитала Беларуси и необязательность конкурентоспособности страны.

Андрей Лаврухин, Наше мнение

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...