Куропаты, урочище под Минском, где погребены останки десятков тысяч жертв сталинских репрессий, снова лихорадит. Поводом для протестов стало открытие ресторана «Поедем поедим», которое состоялось ночью 5 июня. С 31 мая ежедневно общественные активисты пикетируют развлекательный комплекс, требуя закрытия ресторана. Ресторан находится в 50 м от места, где в 1930-е гг. НКВД расстреляло от 30 тыс. до 250 тыс. человек. Общественность требует закрыть «кабак на костях», хотя ресторан построен без нарушения законодательства, как утверждают некоторые эксперты.

Чем может закончиться очередной виток противостояния вокруг Куропат?

Председатель президиума Республиканского совета ОО «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры» Антон АСТАПОВИЧ: «Куропаты всегда будут вызывать болезненную реакцию»

– Свою позицию я уже обозначил: все происходящее сегодня у ресторана – просто трэш. Все, что преподносится как незаконное, – передергивание и манипуляция фактами, отсутствие элементарного ума и здравого смысла в головах тех, кто этим занимается. В стране громадные проблемы с историко-культурными ценностями, но вцепились в Куропаты: на Куропатах можно сделать пиар. Вот и все.

– Вы считаете, что ресторан «Поедем поедим» в Куропатах построен на законных основаниях?

– Строительство ресторана получилось проблемным. Даже не ресторана – это целый комплекс, который состоит из основного здания и ряда модульных зданий на территории большого земельного участка (так называемые временные постройки). Изначально основное здание строилось в рамках действующего законодательства, не нарушался ни регламент, ничего. А вот при начале работ по благоустройству территории два модульных дома вошли в охранную зону Куропат, утвержденную в 2004г.

В 2012г. вспыхнул скандал, строительство было временно приостановлено, в соответствие с законодательством приведена вся документация. В 2013г. научно-методический совет согласовал новый проект охранных зон по Куропатам, который утвержден постановлением Минкульта в 2014г. И сейчас весь этот комплекс входит не в охранную зону, а в зону регулируемой застройки, а законодательство не регулирует функции объекта в зоне регулируемой застройки.

– Не получилось ли так, что охранная зона Куропат изменена задним числом?

– Задним числом охранную зону не изменяли. Серьезные вопросы возникали к проекту охранных зон 2004г., который был выполнен буквально на коленке. Вначале проект охранной зоны разрабатывали специалисты «Белреставрации», в 2003г. его согласовал научно-методический совет, который принимает решения только рекомендательного характера. А дальше проект зон охраны должен быть оформлен решением Минкульта, которое является нормативно-правовым документом. Процедура его принятия очень сложная: перед его утверждением, подписанием и внесением в реестр нормативно-правовых актов РБ он подлежит согласованию всеми заинтересованными сторонами. Но первый проект охранной зоны, разработанный в 2003г., не удовлетворял ни одну заинтересованную сторону: охранная зона составляла 300 м. Чтобы хоть как-то юридически закрепить зону охраны, очертили небольшую зону, просто от балды наметили границы, которые и вошли в постановление 2004г. Эти границы тоже никого не удовлетворяли, вызывали много споров.

Но последняя охранная зона 2013г. уже проводилась досконально. Были проведены серьезные комплексные научные изыскания (проанализирован топографический материал с конца XIX в. по настоящее время, в сентябре 2013г. прошли большие археологические изыскания рядом с куропатским лесным массивом в границах выполнения проекта зон охраны). Последний проект зон охраны уже выполнен в соответствии со всеми методиками. А методики – как живой градостроительный проект: надо учитывать и зоны охраны магистральных и инженерных сетей, надо учитывать ландшафт, кадастровые границы земельных участков – проект 2004г. не учитывал этих нюансов. Все нормативы (возьмем два из них: зоны охраны мест захоронений должны составлять не менее 50 м, зона охраны археологического объекта должна составлять тоже не менее 50 м) – выполнены: в самом узком месте зоны охраны составляют ровненько 50 м. И это при том, что Куропаты не имеют статуса ни захоронений, ни археологического объекта – нормативные 50 м могли бы и не соблюдаться. Но все нормативы выполнены, и сегодня охранная зона составляет от 50 до 240 м. Зона охраны куропатского объекта – самая шикарная зона охраны из всех территориальных историко-культурных объектов Республики Беларусь.

Мне и самому не нравится появление ресторана в Куропатах. Но давайте уважать и другой постулат цивилизованного мира – частную собственность. Именно поэтому я очень критически и скептически смотрю на то, что сейчас происходит у этого ресторана.

– Еще в бытность главным редактором «СБ. Беларусь сегодня» Павел Якубович выступал за то, чтобы превратить Куропаты в место скорби и памяти. Почему проект заглох?

– Этот вопрос следует адресовать Павлу Изотовичу. Он уже несколько месяцев не является редактором холдинга, я могу только догадываться, что он больше не имеет административного ресурса, чтобы продвигать свой проект. Это мое личное мнение.

– Сегодня защитники Куропат призывают стоят едва не «насмерть», однако ресторан уже работает – возникла заметная общественная напряженность. Можно ли ее снять цивилизованными методами?

– Куропаты – своеобразный объект. Во-первых, сам по себе он очень политизирован, во-вторых, вокруг Куропат уже возникало немало острых ситуаций. Например, в 2001г., когда существовала реальная угроза для Куропат и когда нанесен реальный вред историко-культурной ценности во время строительства кольцевой дороги; стоит вспомнить неоднократные акты вандализма на территории Куропат; напряженность вокруг «Бульбаш-холла» в 2012-13гг.; ситуацию начала 2017г. И попытаться все-таки проанализировать, что же происходит вокруг Куропат. В 2013г. научно-методический совет принял  новую охранную зону, которая утверждена в 2014г., – все прошло тихо-спокойно.

Кстати, в ноябре  2012г. Генпрокуратура направила председателю Миноблисполкома Борису Батуре представление «Об устранении нарушений законодательства по охране историко-культурного наследия, причин и условий, которые им содействовали» – два модульных дома вошли в охранную зону. Поступило предложение отдать оба здания под административно-бытовой комплекс по общественному обслуживанию Куропат. Представители общественности восприняли предложение в штыки, а я считаю, что это было хорошее компромиссное решение.

Такое ощущение, что любое событие вокруг Куропат или рядом с Куропатами выступает в роли катализатора, который дает возможность политическим элементам в очередной раз проявить свою активность. Что бы ни происходило вокруг Куропат – плохое или хорошее – всегда будет такая болезненная реакция. И я не вижу возможности вернуть события вокруг Куропат в русло конструктивного диалога.

Справка «БелГазеты». Антон Астапович родился в 1964г. в Осиповичах. Окончил медицинское училище, специальность «фельдшер». Заочно окончил исторический факультет БГУ. На протяжении 17 лет до 2006г. работал в Музее народной архитектуры и быта в Строчицах (Минский район). В 2007г. на съезде Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры избран его председателем. Историк-этнолог, культуролог.

Лідэр «Маладога фронта» Зміцер ДАШКЕВІЧ: «Мемарыял Лукашэнкі – «Бульбаш-хол»

 

– Якія мэты і задачы ставяць перад сабой сёння абаронцы Курапат?

– Сёлетняя абарона, у адрозненне ад леташняй, трохі дэцэнтралізаваная, таму цяжка сказаць, якія мэты перад сабой ставіць той ці іншы чалавек. Калі мы (шэсць маладафронтаўцаў) абаранялі Курапаты ў 2017г.,  нехта сказаў: калі нас возьмуць і проста пасадзяць – гэта можа быць не самае горшае. Мы сказалі «не» злачынству – нас пасадзілі, але мы выйшлі на волю з чыстым сумленнем. Пралічвалі і такі варыянт, што затрымліваць нас не будуць, таму давядзецца вельмі доўга стаяць на марозе. Цяжка сказаць, якія мэты ставяць перад сабой людзі, якія зараз прыходзяць у Курапаты. Я магу адказваць за сябе. Калі робіцца нейкае злачынства, вельмі важна выступіць супраць яго, таму што Бог потым з кожнага спытае: дзе быў ты, калі рабілася злачынства? Я лічу, што кожны чалавек, якія ведае пра Курапаты, дзе ляжаць дзясяткі, па некаторых звестках – сотні тысяч нявінна забітых людзей, можа сказаць «не» злачынству. Прыйсці ў рэстарацыю і напісаць скаргу, проста запытаць у супрацоўнікаў, уладальнікаў – ці не сорамна ім? Для гэтага не трэба шмат гераізму і высілкаў, як, напрыклад, у 2017г., ці ў 2001г., калі грамадскасць супрацьстаяла будаўнікам.

Сёння, на жаль, ёсць пабудаваны будынак, якім чынам грамадскасць гэта прафукала – сказаць цяжка.  Таму, мне здаецца, у нашым выпадку трэба паводзіць сябе крыху іначай, а пры абароне Курапат – яшчэ і вельмі асцярожна, каб не даць ворагам падставу для абвінавачанняў.

Я думаю, галоўная задача цяпер – прыцягваць увагу да ўладальнікаў рэстарацыі; вельмі глыбокае і грунтоўнае даследаванне па ўсіх уладальніках зрабіў Эдуард Пальчыс, пісалі іншыя незалежныя СМІ. Вельмі важна рабіць маральна-эканамічны ціск. Я са сваімі сябрамі так і зробім: выбярэм канкрэтны дзень, калі зможам быць у Курапатах у працоўны час – з 12 да 24 гадзінаў – і будзем спакойна распавядаць наведвальнікам пра Курапаты, раздаваць буклеты. Мы запрашаем усіх ахвочых далучыцца да мірнай абароны Курапатаў: штодня хопіць 2-4 чалавек, якія будуць распавядаць усім наведвальнікам пра Курапаты. Не думаю, што знойдзецца шмат ахвочых адпачываць на тэрасах, з якіх адкрываецца від на дзясяткі крыжоў.

Любому разумнаму чалавеку зразумела: не месца забаўляльнай установе там, дзе чыніўся генацыд над беларускім народам.

– Між тым, рэстаран ужо працуе і, як сцвярджаюць, працуе на законных падставах…

– Як не парушаны закон? Парушана ўсё, што толькі можна парушыць. Ёсць нават рашэнне пракуратуры аб прыцягненні вінаватых да адказнасці, хоць гэтыя людзі купілі ўсіх, валодаюць усім. Тагачасны кіраўнік Мінаблвыканкама Батура праігнараваў дакумент Генпракуратуры. Гэта абуральна з маральнага пункту гледжання і незаконна з юрыдычнага пункту гледжання. Я перакананы: гэтая ўстанова працаваць не будзе або будзе працаваць са стратамі, бізнэсу давядзецца вырашаць, ці вартая аўчынка вырабу.

– Чаму, на ваш погляд, заглух праект Паўла Якубовіча па мемарыялізацыі Курапатаў?

– Хто ведае, ці не з-за гэтага у тым ліку самага доўгажыхара беларускай аўтарытарнай сістэмы турнулі з пасады галоўнага рэдактара газеты «СБ. Беларусь сегодня». Магчыма, у яго цяпер ужо няма такіх мажлівасцяў весці перамовы з чыноўніцтам, якія давала пасада галоўнага рэдактара органа прэзідэнцкай адміністрацыі.

Пасля 2017г. хто толькі не пабег прыбіраць Курапаты: і БРСМаўцы фоткаліся ў вышыванках, і «Белая Русь», і прыгналі нават вайсковую частку, якая разганяе мітынгі. І колькі разоў казаў пра мемарыял у Курапатах іхні прэзідэнт: маўляў, трэба пакінуць у спакоі невядомыя ахвяры. Хаця ўсе ведаюць, што там ляжаць ахвяры НКВД – чэкістаў, якімі ўлада ганарыцца. Але хай бы хоць паспрабавалі ўшанаваць невядомых для іх ахвяр. Толькі мемарыял Лукашэнкі – гэта «Бульбаш-хол». І недарэмна ўнутры «Бульбаш-хола» я, іншыя маладафронтаўцы апазналі амапаўцаў, якія разганяюць мітынгі; менавіта яны ахоўваюць «Бульбаш-хол».

Даведка «БелГазеты». Зміцер Дашкевіч нарадзіўся ў 1981г. Скончыў Старадарожскую школу N2, паступіў у Гродзенскі сельскагаспадарчы інстытут. Вучыўся ў Вільнюскім педагагічным універсітэце на факультэце славістыкі. Увосень 2001г. быў адным з абаронцаў нацыянальнага некропалю Беларусі Курапаты. У 2001г. далучыўся да «Маладога фронта», лідарам якога з’яўляецца з 2004г. Двойчы асуджаны па палітычна матавываваных справах. Бацька дваіх дзяцей. Цясляр.

Юрась Дубина, БелГазета

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: