Ни о каком равноправном партнёрстве между Россией и Беларусью в обозримом будущем не может быть и речи. Тысячу раз была права Светлана Алексиевич, говоря, что Россия никуда от себя Беларусь не отпустит.

Александр Бывшев в суде

 

Предельный централизм власти и холопский менталитет жителей империи, готовых падать в ноги очередному вождю – вот колоссальная проблема России. Отсюда и симпатии россиян к беларускому “батьке,” который, по их понятиям, эдакий крутой мачо, крепко держащий вожжи и заткнувший глотки “пятой колонне”.

Поэт из поселка Кромы на Орловщине Александр Бывшев – фигурант трех уголовных дел. Все уголовные дела возбуждены по обвинению в экстремизме, который российские власти “обнаружили” в стихах поэта. Так за что же перо поэта “приравняли к автомату Калашникова и гексогену”, как выразился один полицейский чин?

Об уголовном преследовании, своих земляках, сатире и беларуском “батьке” – в интервью Александра Бывшева Беларускай праўдзе.

“Гонения только сильнее стимулируют творчество”

-Вы являетесь фигурантом трех уголовных дел. Поводом для всех трех уголовных дел стали стихи: “На независимость Украины”, “Украинским патриотам” и “Украинские повстанцы”. В чем следствие усмотрело уголовное преступление?

-Во всех трёх случаях речь идёт об обвинении в экстремизме (разжигание ненависти либо вражды) по 282-й статье УК РФ. Это чисто политическая статья, которую в последнее время стали очень активно применять российские репрессивные органы в борьбе с инакомыслящими. В СССР были печально известные 58-я и 70-я уголовные статьи за антисоветскую агитацию и пропаганду, а теперь вместо них действует 282-я.

В моём стихотворении “Украинским патриотам”, которое Министерство юстиции России внесло в федеральный список запрещённых экстремистских материалов, упоминался Крым. А Крым для нашего высшего руководства – сакральное дело. Вокруг Крыма строится весь запредельный рейтинг Кремля. А я этим стихотворением покусился на самое святое для нашей власти и лично для Путина. Этого они никак не могли мне простить.

Посыл моего стихотворения очень прост: Украина имеет право, в том числе с оружием в руках, сопротивляться банде, которой я назвал “москальской”. В соответствии с законами украинского языка, одно из значений слова “москаль” – “военный”, то есть, против наёмников, военных преступников. Другими словами, я их назвал “оккупантами”.

Обиделись они, видимо, по принципу: на воре и шапка горит. Правоохранители ещё уцепились за строчку “Россия угрожает марш-броском”. Это стихотворение было написано как раз 1 марта 2014 года. Именно в этот день Путин получил единогласное одобрение от Совета Федерации на ввод российских войск в любой регион Украины.

Какую я тайну тут открыл? Как я понял, я просто немного опередил события насчёт Крыма. В первом же четверостишье мною было написано про “неведомый спецназ” и путинских чекистов, то есть, я напрямую указал, кто это такие. Ведь вначале наша власть стыдливо отрицала это, Путин говорил, что в Крыму нет наших военных, хотя потом данный факт был признан. Но получилось, что я полез вперёд батьки в пекло. Кстати, в российском Уголовном Кодексе есть статья “наёмничество”, предусматривающая очень серьёзное наказание для лиц, нарушивших её.

Таким образом, в стихах, за которые меня осудили, я как раз выступал в строгом соответствии с российским законодательством, а наш суд проявил вопиющий произвол, по сути взяв под защиту военных преступников. Даже люди в погонах особо и не скрывают, что моё дело носит исключительно политический характер и полностью сфабриковано. Один крупный полицейский чин откровенно мне признался в приватной беседе, что решение обо мне принималось не в Кромах, а по прямому указанию сверху и что если бы судья вынесла оправдательный приговор по моему резонансному делу, то она бы тут же лишилась своей должности.

В стихотворении “Украинские повстанцы” российскую власть взбесила строка: “Мы – солдаты Степана Бандеры. Что фашисты нам, что москали…”. Кремль очень болезненно воспринимает сравнение с гитлеровским режимом. Второе уголовное дело было заведено за стихи о событиях 70-летней давности – случай поистине уникальный в мировой литературе.

А недавнее третье уголовное дело против меня было открыто и до сих пор расследуется в связи с опубликованными в феврале 2015 года украинскими изданиями моими стихами «На независимость Украины», которые представляют собой полемический ответ на одноименный антиукраинский опус Иосифа Бродского, написанный им с имперских позиций российского великодержавного шовинизма. Обратите внимание: все уголовные дела против меня были возбуждены именно за стихи, посвящённые Украине и написанные в её поддержку. Представляете, до чего же нынешняя российская власть ненавидит эту страну!

– Действительно ли в ваших стихах можно усмотреть “возбуждение ненависти либо вражды”, пусть даже и под политическим микроскопом?

-Московские эксперты из самой авторитетной в России организации «ГЛЭДИС» (Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам) не нашли в моём творчестве даже намёка на экстремизм. Отвечая на 13 вопросов, поставленных прокуратурой, они не обнаружили в этих “спорных” стихах попыток разжигания розни по национальному признаку.

В конце 2014 года пришли результаты повторной экспертизы, проведённой по ходатайству Кромской прокуратуры в экспертно-криминалистическом центре МВД Орловской области. Её проводили две бывшие выпускницы Орловского государственного университета (1981 и 1985 годов рождения соответственно). Они, «естественно», как и полагается заинтересованной стороне, нашли в моём стихотворении то, что требовалось прокуратуре: и негативные высказывания по отношению к группе лиц по социальному и национальному признаку, и разжигание межнациональной розни, и призывы к противоправным действиям, короче, весь «экстремистский набор». Представитель прокуратуры заявил, что эксперты «ГЛЭДИС» вышли за рамки своих полномочий и были необъективны. Таким образом, их профессиональная компетентность была подвергнута сомнению. Суд прислушался не к мнению московских специалистов, среди которых было два доктора наук и один академик, а к не имеющим никаких учёных званий и научных трудов двум молодым работницам экспертно-криминалистического центра МВД России, одна из которых, по собственному её признанию, имеет опыт работы с подобными экспертизами всего лишь 1 год.

Между прочим, специалисты из МГУ предложили провести независимую социолингвистическую экспертизу моих “экстремистских” стихов, но судья, почувствовав, что моё уголовное дело может развалиться, ответила категорическим отказом, заявив, что заключения экспертно-криминалистического центра МВД Орловской области для суда вполне достаточно. Так что политическая заданность этого процесса видна даже слепому.

-Добились ли власти своей цели, вынеся вам три уголовных приговора?

-Если власть хотела показательным судом надо мной всем наглядно продемонстрировать, что ожидает здесь любого, кто решится идти не в ногу со всеми и попытается сомневаться в правильности шагов государства, то с этой задачей она блестяще справилась. И без того забитое покорное российское население в подавляющем большинстве своём оказалось до предела деморализованным.

А если власти намеревались уголовным преследованием и непрекращающейся травлей запугать и сломать меня, то их планы с треском провалились. Как говорится, не на того напали. Гонения только сильнее стимулируют творчество. Так много и плодотворно я ещё никогда не писал.


“Оставляю за собой право писать”

-Несмотря на судимости, вы продолжаете писать острые политические стихи. Не боитесь, что дело в результате может “дорасти” до реального срока?

-Я не питаю никаких иллюзий насчёт того, в какой стране мне приходится жить, какая здесь власть и какое население. На мне висят уже три уголовных дела и, похоже, это ещё не предел. Поэтому прекрасно понимаю, что в любой момент количество может перейти в качество и вместо исправительных работ в следующий раз получу реальный срок.

Чытайце па тэме:  Лукашенко обвиняет беларусов и пугает Россию выходом из ЕАЭС (фото, видео)

Кстати, не так давно в кабинете начальника Кромского межмуниципального филиала ФКУ УИИ УФСИН России по Орловской области подполковником внутренней службы мне было сказано открытым текстом, что если я не прекращу заниматься своей “подрывной, антигосударственной деятельностью” (в виде сочинения стихотворений и выкладывания их в социальных сетях), то в рамках нового уголовного дела меня могут подвергнуть заключению под домашний арест на период президентской кампании, тем самым лишив меня доступа в Интернет и всех видов телефонной и почтовой связи. В случае подобной меры пресечения я окажусь в полной информационной блокаде и изоляции от внешнего мира, и тогда исполнится голубая мечта наших доблестных товарищей силовиков заткнуть мне рот. Так что в сегодняшней чекистской России всё возможно. В своём последнем слове на суде два года назад я заявил, что оставляю за собой право писать, говорить и публиковать то, что подсказывает мне моя совесть. И это обещание я готов выполнять и впредь. Мне уже нечего терять. Так что буду идти до конца, чего мы мне это не стоило…

-А с чего началась литературная карьера бывшего учителя немецкого языка поселка Кромы под Орлом?

-Стихи я начал писать в 10 классе. Между прочим, самое первое своё стихотворение, которое я сочинил в 1998 году, называлось “О сатире.” Так что на тему политической сатиры, ставшую магистральной в моём творчестве, я вышел практически сразу, как только взялся за перо.

-Как вы определите жанр, в котором работаете?

-Это остросоциальная политическая сатира. Хотя я сочиняю на разные темы. Есть у меня стихи для детей, литературные пародии, юмористические произведения. У меня вышли две книги о Второй мировой войне. Раньше я много занимался поэтическими переводами на русский язык зарубежных авторов. Теперь в основном пишу гражданскую лирику.

“Скольким людям в погонах я сделал карьеру – поблагодарили бы”

-Говорят, “авторы” уголовных дел стремительно пошли в гору по карьерной лестнице…

-Я специально интересовался дальнейшей их судьбой и сделал потрясающее открытие. Те люди, которые вели мои уголовные дела, все до единого получили повышение по службе: одного следователя перевели из Кром в Орёл, второй следователь стал заместителем начальника межрайонного следственного комитета, двух помощников прокурора назначили главными прокурорами в соседние районы Орловской области, другого помощника прокурора, представлявшего в суде сторону обвинения, перевели работать в областной центр, а майор ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний), курировавший мои принудительные работы, уже ходит в звании подполковника. Так что, как я горько шучу, скольким людям в погонах я сделал карьеру – хоть бы они скинулись и отблагодарили меня за это…

-За что Федеральная служба по финансовому мониторингу внесла вас в “перечень действующих террористов и экстремистов” России?

-Включение меня в этот “чёрный” стоп-лист было для меня полной неожиданностью. Кстати, Росфинмониторинг (или экономическая разведка, которую курирует лично Путин) так до сих пор не удосужился уведомить меня о включении в список действующих террористов и экстремистов России, видимо, полагая, что у меня уже никаких прав здесь в стране не осталось. Помимо блокировки моей банковской пластиковой карточки и ареста всех банковских счетов и сбережений моей семьи, я получил пожизненный запрет на профессию. В районном отделе народного образования мне заявили, что они получили соответствующую бумагу, из которой следует, что моя статья проходит по категории “А” (самых опасных уголовных преступлений, наряду с массовыми убийствами, терактами и бандитизмом) – “Подрыв основ конституционного строя Российской Федерации.” Один полицейский чин даже сострил по этому поводу: “Александр Михайлович, так гордитесь – Ваше перо приравняли к автомату Калашникова и гексогену”.

“Я с ужасом понял: это фактическое объявление войны!”

-Почему вы вообще взялись за такую взрывоопасную тему, как война России с Украиной?

-Когда я посмотрел на всю антиукраинскую истерию, на шовинизм, переходящий уже в фашизм, то понял, что не могу молчать. Помимо возмущения на вопиющую несправедливость здесь присутствует и чисто личный аспект. Дело в том, что у меня украинские корни – моя мама, Анна Фёдоровна (урождённая Кириенко) родилась под Щорсом (нынешний Сновск), училась в Чернигове и работала фельдшером в Щорском районе. После свадьбы переехала в Россию. С двухлетнего возраста я каждый год проводил лето в Украине. Моя тётя Лащенко Валентина Васильевна живёт и работает в Киеве. У меня в Украине много родственников, и я считаю её по праву своей второй Родиной. С детства я впитывал в себя украинскую культуру. Украинским языком стал интересоваться ещё будучи школьником. Покупал и газеты на украинском языке, и книги классиков (в основном поэзию). Разговорным языком я свободно, к сожалению, не владею, но понимаю украинскую речь и читаю «мову» со словарём. Много занимался переводами стихов с украинского языка на русский. С двух лет практически каждое лето до известных событий я проводил в Украине . Для меня эта тема очень больная. Я просто счёл своим долгом показать, что есть и другая точка зрения.

Стихотворение “Украинским патриотам” я написал 1 марта 2014 года – в тот день, когда Путин получил единогласное добро от Совета Федерации на ввод российских войск в Украину. Я с ужасом понял: это фактическое объявление войны!

То, что происходит сейчас с Украиной, я воспринимаю близко к сердцу, так как повторяю – Украина для меня не чужая страна. Я с детства воспитан быть непримиримым к любой несправедливости. А когда попираются всяческие законы международного права (Россия ведь подписала в 1994 году Будапештский меморандум, по которому является одним из гарантов территориальной целостности и суверенитета Украины), то моему возмущению нет предела. Этим и продиктована такая моя однозначная жёсткая гражданская и человеческая позиция – я всецело на стороне украинского народа, переживающего сейчас судьбоносный момент в своей истории. Видимо, своим “жгущим глаголом” я настолько разозлил нашу власть, что пару месяцев назад ко мне на квартиру нагрянул некий майор, который “предложил” явиться на следующий день к нему утром в кабинет. Там после очередного “профилактического” наставления, сводившегося к тому, чтобы я “завязывал со стихами” перед президентскими выборами, мне пришлось поставить свой автограф на бумаге, где было написано буквально следующее (можете оценить уровень российского маразма): “Из беседы с Бывшевым А.М. установлено, что на требование прекратить сочинение и публикацию своих стихов он наотрез отказался”.

“Мои земляки никогда не простят мне своей трусости”

-Поселок Кромы – маленький, население составляет чуть больше шести тысяч. Как говорят, все знают друг друга. Судя по всему, восторга у земляков ваше творчество не вызвало, коль скоро ни один из кромчан не поддержал вас в суде.

-Но, если честно, с большинством односельчан и поговорить-то особенно не о чем. Штампы в голове. Многие злы на меня. Хотя я прекрасно понимаю, откуда эта злость: я демонстрирую своими стихами их слабые места. Никто же не смог уличить меня в написании лжи. Мои стихи – правда, и люди это отлично понимают. Но у них не хватает совести и мужества признать. Мои земляки никогда не простят мне своей трусости.

Чытайце па тэме:  Беларусь продемонстрировала один из самых низких индексов промпроизводства в СНГ

Некоторые знакомые, проходя мимо, делают вид, что не замечают. Другие уже заявили, что не будут со мной общаться. Кто-то еще здоровается из вежливости, но избегает разговора на «мою тему» и про политику. Многие опасаются попадаться на глаза, дабы их не заподозрили в солидарности со мной. Короче, вокруг образовался вакуум. Люди элементарно боятся. Как-то ко мне в Кромы приезжали корреспонденты из «Рен-ТВ». Ни один из опрошенных ими на улице земляков не осмелился ничего сказать в мою защиту. Люди либо отказывались отвечать на вопросы, либо говорили что-то несуразное. Кстати, нашлись бдительные граждане, которые позвонили в полицию, чтобы та проверила у подозрительных «гостей» документы. Московских журналистов приняли за украинских шпионов.

Где-то лет десять назад я осторожно сказал своим коллегам, что есть у меня ощущение, что Россия постепенно скатывается на какие-то даже не националистические, а нацистские рельсы. Надо мной смеялись, у виска крутили. А время показало, что я был прав. Слишком уже далеко это всё зашло. А потом, когда мои коллеги, бывшие учителя, говорят, что надо Киев бомбить, танки двигать, пропахать “бандеровскую Украину”… Это ж и есть чистый фашизм. Во время судебных заседаний некоторые из моих коллег-учителей возмущались: “Что он защищает Украину? Нет такой страны,” “Как он смеет поддерживать европейский выбор Украины?” Рассказываю вам это для того, чтобы вы поняли, какая сейчас атмосфера царит в российской провинции.

-Вы говорите, что стихи в поддержку Украины вызвали не просто отторжение, а звериное озлобление со стороны населения. В чем эта злоба проявилась?

-В мой почтовый ящик бросали письма с угрозами, неизвестные дважды выбивали окна в нашей квартире. В интервью российским СМИ жители Кром заявляли, что хотят вывести Бывшева на площадь и устроить ему публичную порку. Про ежедневные оскорбления и обещания физической расправы в соцсетях я уже молчу.

Вот типичный образец таких «посланий»: «Я тебе могу только в одном помочь сохранить жизнь – приехать к тебе в Кромы и отрезать руки)) Чтобы более не писал ты нелепых стихов и не высказывал свои бредовые идеи относительно целостности Украины. Рук не будет – голову сохранишь в целости и сохранности.)) Без рук жить можно, а вот без головы – не получится. Это ты, как учитель, должен знать))». (Прислано из Ростовской области, откуда на территорию Украины и отправляются так называемые «добровольцы» воевать за «русский мир».

Дружно отвернулись от меня и все мои бывшие коллеги. На суде многие из них сетовали, что в России отменён мораторий на смертную казнь. Пару раз на улице чуть ли не до драк доходило, когда агрессивные люди подходили, кулаками размахивали. Я стараюсь не поддаваться на провокации. Однажды меня встретил пономарь нашей церкви. С налитыми ненавистью глазами он мне прошипел буквально следующее: «Что, уродец, ещё ползаешь? В следующий раз если встречу, голову тебе проломлю!» (в тот день, между прочим, был большой православный праздник).

Знакомый местный художник, преподаватель в школе искусств, рассказал мне по телефону такую историю. Его начальница (кстати, заслуженный работник культуры РФ) вызывала его «на ковёр» и открытым текстом заявила, что если ещё раз нас увидят вместе, разговаривающими о чём-либо, то у него будут большие неприятности на работе. По его словам, ему был учинён настоящий допрос на тему – о чём мы там разговаривали.

Недавно на поселковом мосту встретил знакомого пенсионера. Разговорились. А мимо люди ходят. Он вдруг начал испуганно озираться во все стороны и сказал: «Знаете, у меня сердце слабое. Я вот боюсь, что сейчас с вами разговариваю, а потом меня пенсии лишат».

Дошло уже до полнейшего идиотизма. Несколько месяцев назад моя бывшая начальница, директор Кромской средней школы, нажав на “тревожную” кнопку, срочно вызвала оперативный наряд полиции, в тот момент, когда я проходил мимо учреждения, которому отдал 20 лет жизни. Я был доставлен в районное отделение полиции, где был вынужден давать унизительные объяснения, почему я решил гулять рядом со школой. Представляете, как меня ненавидят мои бывшие коллеги!

Могу привести случай ещё сногсшибательней.

Когда я месяц назад пришёл здесь в Кромах в фотостудию и попросил сделать мне ксерокопии некоторых документов и фотографии для замены паспорта, то в ответ получил решительный отказ: “Ничего мы Вам делать не будем, и вообще, Вы к нам больше не приходите”. Как признался владелец этой студии, чьим словам я вполне доверяю, недавно он имел беседу с орловскими сотрудниками ФСБ, которые предостерегли его от дальнейшего общения со мной. В противном случае, как недвусмысленно ему было заявлено, у него могут возникнуть крупные неприятности на работе.

Таким образом, наши славные бойцы невидимого фронта уже, не стесняясь, перешли к грубому шантажу и угрозам, короче, к откровенной уголовщине. Неслучайно мой адвокат говорит, что такого вопиющего произвола, какой проявляют в отношении меня судебно-следственные органы и спецслужбы, он не встречал за всю свою адвокатскую практику.

-Вы всю жизнь прожили в Кромах, учили кромских детей… Почему вдруг из “хорошего” вы превратились в “плохого”?

-Я для себя уже давно принял в качестве жизненного кредо призыв Солженицына «жить не по лжи» и старался всегда ему следовать. И своих школьников на протяжении 20 лет я учил никогда не лгать. И грош была бы мне цена, если бы я других призывал говорить правду, а сам, когда вдруг дело коснулось меня, начал кривить душой, изворачиваться, трусливо каяться, отрекаться от сказанного или написанного, менять свою позицию в угоду сиюминутной политической конъюнктуре. Считаю, что это было бы нечестно и просто подло с моей стороны.

Вся Россия с ее “свинцовыми мерзостями дикой русской жизни”

-Можно ли говорить о состоянии российского общества на примере поселка Кромы?

-Безусловно. Не думаю, что Кромы – это какое-то досадное недоразумение, исключение из правил. В нашем посёлке, как в капле воды, отражена вся сегодняшняя Эрэфия со всеми её чудовищными нелепостями, вечными проблемами и “свинцовыми мерзостями дикой русской жизни” (если воспользоваться словами классика.) Просто здесь в глубинке всё это находится в концентрированном виде и проявляется особенно выпукло.

-Украина стала самым ненавистным врагом России?

-Последние социологические опросы показывают, что большинство россиян считают главными своими врагами Соединённые Штаты и Украину. Нужно отдать должное российской пропаганде. По центральным российским каналам практически круглосуточно идёт массированная антиукраинская истерия. Украина вот уже 4-й год остаётся событием номер один на всех российских телевизионных каналах и в центральных СМИ. По сути мы имеем дело с предельно агрессивной информационной войной, промывкой мозгов доверчивых российских граждан, их массовым зомбированием. Так по недавней статистике, 94% россиян черпают основную новостную информацию из телевизора. Стоит ли удивляться после этого столь рекордному рейтингу Путина (более 86%) и почти 100-процентному “одобрямсу” жителями России политики Кремля в отношении Украины. А ведь ещё совсем недавно мы пели: “Украина и Россия породнились навсегда”. Увы. И в страшном сне не могло никому присниться, что русский и украинец когда-нибудь будут смотреть друг на друга сквозь снайперский прицел.

Чытайце па тэме:  Россия боится беларуских помидоров... из Турции

У русских людей где-то глубоко на подсознательном уровне сидит комплекс неполноценности, собственной ущербности. Отсюда и такая агрессивность, настойчивое желание доказать всему миру, что мы самые «крутые», самые духовные, самые сильные – в общем, самые-самые… А российская власть умело потакает этому, поддерживая низменные, тёмные инстинкты толпы, культивируя всевозможные фобии и предрассудки. В России всегда быстро формировался и поддерживался образ врага – внешнего или внутреннего, в противостоянии с которым легко консолидировались народные массы вокруг «вождя».

Борьба с врагами – это ещё и отличный способ отвлечения внимания людей от их повседневных забот и списания на других собственных ошибок и преступлений. А много ли говорят и пишут в центральных наших СМИ про коррупцию в России, принявшую за годы правления Путина и его корешей по кооперативу “Озеро” совершенно чудовищные масштабы, и другие тяжелейшие проблемы, коих накопилась уйма и которые требуют безотлагательного скорейшего решения?

Народ, точнее зомбированная биомасса, в России надёжно подсажена на шовинистический имперский наркотик. И с этим, к сожалению, пока ничего нельзя поделать…

“На месте беларусов я бы не расслаблялся”

-Интересно: а что говорят в Кромах о Беларуси, о Лукашенко, о “союзном государстве”?

-В целом, отношение моих земляков к Беларуси пока неплохое. И официальная российская пропаганда (по крайней мере на словах) положительно отзывается о “союзном государстве”, называя Беларусь главным своим партнёром на постсоветском пространстве.

Что касается Лукашенко, то многие кромчане хвалят его за “твёрдую руку” и суровый нрав. Россиянам нравятся харизматичные лидеры, умеющие навести жёсткий порядок в своей вотчине. В “завинчивании гаек” люди здесь не находят ничего предосудительного. Наоборот, они уже давно привыкли связывать собственную судьбу с первым лицом государства (царём ли, генсеком или Президентом – неважно) – такова вековая рабская традиция нашей страны, не имевшей долгого опыта демократического строительства. Предельный централизм власти и холопский менталитет жителей империи, готовых падать в ноги очередному вождю – вот колоссальная проблема России. Отсюда и их симпатии к вашему “батьке,” который, по их понятиям, эдакий крутой мачо, крепко держащий вожжи и заткнувший глотки “пятой колонне”.

-Как лично вы оцениваете беларуско-российские отношения? Может ли Беларусь повторить судьбу Украины?

-Я хотел бы сказать жителям Беларуси, чтобы они особо не обольщались насчёт “добрососедских отношений с “братской Россией” и радужных перспектив “союзного государства”. Нужно трезво оценивать сегодняшнюю Россию, проводящую крайне агрессивную внешнюю политику, нагло попирающую законы международного права. В лице российского руководства мы имеем дело с корпорацией политических гопников, ведущих себя на мировой арене и в собственной стране по правилам уличной шпаны. Недаром однажды Путин признался, что питерская подворотня, в которой он воспитывался в детстве, научила его главному правилу жизни: “Бей первым!” Так что если в Кремле по каким-либо причинам будет признано целесообразным надавить как следует на Беларусь, показав, кто здесь хозяин, то ваша страна легко под дружный “одобрямс” покорного российского населения повторит судьбу многострадальной Украины – можете в этом даже не сомневаться. А российская пропаганда с Киселёвыми, Соловьёвыми и прочими кадрами за пару месяцев активной промывки мозгов сделает Беларусь врагом номер 1 для зомбированной биомассы. Так уже было с Грузией в 2008 году, когда по всем соцопросам родина великого Руставели заняла у нас первое место среди главных стран-врагов России. Знакомый кромчанин мне недавно настойчиво повторял, что вслед за Крымом Россия должна присоединить к себе Беларусь. А некоторые российские политики, уже не стесняясь, в открытую заявляют в эфире, что Россия непременно вернёт себе все утраченные территории.

К сожалению, подобные реваншистские настроения активно подогреваются у нас в обществе. Как Россия “умеет” держать слово и выполнять свои обязательства по подписанным ранее двусторонним договорённостям, мы все видим на примере той же Грузии с отторгнутыми от неё Южной Осетией и Абхазией или сегодняшней истекающей кровью Украины. Поэтому в интервью телеканалу “Дождь” Лукашенко был вынужден сказать: «Кто бы сюда ни пришел, в том числе и Путин, мы за свою землю будем воевать».

Ваш восточный сосед становится всё более агрессивным и неадекватным. Я абсолютно уверен, что ради сохранения своего воровского режима Путин готов будет пойти на любую авантюру и развязать новую “гибридную войну” в Европе. Других козырей, дабы сплотить вокруг себя население, у него уже больше нет. Так что на месте беларусов я бы особенно не расслаблялся. Совершенно ясно, что нынешняя имперская Россия рассматривает всё постсоветское пространство вокруг себя как зону своих геополитических интересов, а Беларусь как собственного вассала (или, в лучшем случае, младшего брата). К сожалению, ни о каком равноправном партнёрстве между Россией и Беларусью в обозримом будущем не может быть и речи. Тысячу раз была права Светлана Алексиевич, говоря, что Россия никуда от себя не Беларусь не отпустит.

Кстати, в 2013 году мне посчастливилось побывать в Беларуси. Я посетил Минск, Брест, Беловежскую пущу и, конечно, Хатынь. Даже написал в Бресте несколько стихотворений из “Беларуского цикла.”

В Минске я специально приобрёл трёхтомный беларуско-русский словарь и книги современных беларуских поэтов. У меня была мечта – заняться всерьёз беларуским языком и делать переводы на русский беларуских поэтов. Но с 2014 на меня обрушились эти уголовных дела. Так что до сих пор не могу войти в колею. Но я рад, что совсем недавно минчанка Ганна Шыпшына блестяще перевела на беларуский язык моё стихотворение “Памяти Хомы Брута” из моего “Украинского цикла”, которое было опубликовано в Беларускай праўдзе. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить ваше издание за это.

-Лукашенко – многообещающий объект для политической сатиры. Не возникало желания высказать все, что думаете о нем?

-Конечно же возникало! Такую колоритную фигуру трудно обойти сатирическим пером. Я о вашем бессменном “сидельце”-президенте написал несколько стихотворений. Вот два из них.

К СОБЫТИЯМ В БЕЛАРУСИ

Сопротивляться нету сил –
Протест тюрьмою отзовётся.
Так “батька” гайки завинтил,
Того гляди – резьба сорвётся.

Чуть что – встречайте КГБ.
Язык свой распускать не смейте!
Открыли рот – и на судьбе
Стоит печать до самой смерти.

В стране устроил он такой
Почти пхеньянский заповедник.
И смотрят граждане с тоской,
Как у “вождя” растёт наследник.

Крепка властителя рука.
Четвёртый срок пошёл неволи.
“Доколе будет здесь Лука?”
И шутят шёпотом: “До Коли…”
(Май 2013 года)

АЛЕКСАНДРУ ЛУКАШЕНКО

“Батька” ужас как не любит
Быть под критики огнём.
Вот и пропадают люди,
Кто вождя не видел в нём.

Чёрные ведутся списки,
КГБ бьёт метко влёт. –
До сих пор свободно в Минске
Дело Сталина живёт.
(Ноябрь 2012 года)

Беседовал Георгий Громов, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.