Политик Владимир Рыжков рассказал Sobesednik.ru, хотят ли беларусы войти в состав РФ и во что Москве обойдется новый Крым.

Владимир Рыжков

 

За последние дни президент Беларуси Александр Лукашенко сделал несколько громких заявлений. Как писал Sobesednik.ru, 14 декабря он обвинил Россию в попытке присоединить Беларусь под видом «глубокой интеграции», а 17 декабря пообещал сохранить независимость своей страны вопреки всем экономическим трудностям.

Говоря о трудностях, Лукашенко имел в виду налоговый маневр в нефтяной отрасли России, который 1 января вступает в финальную стадию. Нефтяной маневр предполагает обнуление экспортной пошлины к 2024 году и увеличение налога на добычу полезных ископаемых. По сути, это значит, что белорусы будут покупать российскую нефть по рыночной цене. Белорусский лидер утверждает, что из-за этого Минск в 2019 году потеряет до 500 миллионов долларов, и требует от России более 300 миллионов долларов в качестве компенсации.

Sobesednik.ru спросил российского политика Владимира Рыжкова, почему Александр Лукашенко заговорил об угрозе присоединения Беларуси к России:

– Мы этого точно не знаем, потому что это все происходит за закрытыми дверями в обстановке полной секретности, – сказал политик. – Но мы можем предположить, что на Лукашенко оказывается давление со стороны Москвы. Недавно был заменен посол в Беларуси: вместо Александра Сурикова, которого я хорошо лично знаю как бывшего алтайского губернатора (он был хозяйственником и занимался прежде всего экономическими связями и интеграцией технологических цепочек), назначили силовика Михаила Бабича, у которого совершенно другой стиль. Это определенный сигнал о том, что приоритеты будут меняться с вопросов экономической интеграции на вопросы политики и безопасности.

Есть сложные, проблемные темы, в том числе тема военно-воздушной базы, которую Россия хочет там разместить, но Беларусь не соглашается. Есть ежегодная тема цены и объема поставок нефти. Не исключено, что Москва начала поддавливать.

Существует сценарий, при котором Россия и Беларусь образуют союзное государство и Путин становится его президентом, чтобы остаться у власти после 2024 года. Второй сценарий предполагает новый внешнеполитический проект типа Крыма, который понравится народу и поднимет рейтинг Путина на фоне экономической стагнации и пенсионной реформы. Так что разные могут быть варианты, мы можем только гадать.

– Чего хотят беларусы?

– Я могу сказать твердо, что Беларусь не пойдет ни на один из этих вариантов – ни на союзное государство с единым президентом, при котором Беларусь потеряет свой статус и своего суверенного президента, ни на вариант какой-то более глубокой интеграции. И дело не только в амбициях Лукашенко. Я более-менее знаю ситуацию и настроения в Беларуси – там подавляющее большинство населения выступает за государственный суверенитет. Любая попытка его ограничения вызовет очень серьезное сопротивление, массовые акции протеста, дестабилизацию ситуации в стране. Цена будет очень высокая. Ситуация кардинально отличается от крымской. В Крыму действительно большинство населения хотело в Россию. Если давление есть, то это кончится ничем.

– А Москва хочет сделать из Беларуси новый Крым?

– Я этого не знаю, мы можем только строить сценарии, мы не знаем достоверно, чего хочет Москва. Мы знаем, что в начале 2000-х годов Путин предлагал Беларуси войти в состав России в качестве шести областей. Естественно, что тогда это было отвергнуто. Но это было давно. Какие сейчас планы Москвы, мы не знаем, но раз Лукашенко публично выражает такую обеспокоенность, то, видимо, какое-то давление он испытывает.

В августе 2002 года Владимир Путин и Александр Лукашенко провели в Москве переговоры, которые длились около трех часов – вдвое больше, чем планировалось. На этой встрече российский лидер предложил своему коллеге провести в РФ и Белоруссии референдум по объединению двух стран, а в 2004 году выбрать единого президента. Путин даже предложил свои формулировки вопросов для референдума. «Это однозначно неприемлемый вариант для Беларуси. Мы никогда не пойдем на него», – заявил Лукашенко, прилетев в Минск.

– Насколько серьезно Беларусь пострадает от нашего нефтяного маневра?

– Неизвестно, пострадает ли она вообще. Мы ежегодно безвозмездно субсидируем Беларусь примерно на 4–7 миллиардов долларов на протяжении уже 20 лет. Беларусь за эти годы получила более 120 миллиардов долларов безвозмездной помощи от России. И каждый год возникает торг: мы хотим сократить помощь, а Беларусь требует сохранить объем помощи, и каждый раз мы идем ей навстречу.

– Лукашенко, кстати, отрицает получение этих миллиардов от России. «Беларусы подавились бы от такого количества купюр», – сказал он.

– Так это не за один год, а за 20 лет. Понятное дело, что он отрицает. Что ему остается еще делать. Но факт остается фактом: без ежегодной масштабной российской помощи Беларусь бы давно обанкротилась. Это медицинский факт.

– 25 декабря будет встреча Путина и Лукашенко.

– Вот опять будут торговаться, договорятся, и Лукашенко опять решит все проблемы. Вполне вероятно, что он снова получит все, что он хочет. Он делает это уже 20 лет.

– Почему Путин, несмотря на все резкие заявления Лукашенко, не хлопнет по столу и не спросит, что за чушь тот несет? Почему все через Пескова или на закрытых совещаниях?

– У России почти не осталось союзников. Остались Беларусь, Казахстан, Армения, но и с ней сейчас все непросто. Если хлопать по столу, то вообще один останешься. Беларусь – это ценный союзник, это коридор в Калининград (потому что он отделен двумя границами – беларуской и литовской). Хлопать по столу себе дороже. Поэтому Путин и проявляет осторожность.

14 декабря Александр Лукашенко поспорил с Владимиром Путиным во время заседания высшего совета Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в Санкт-Петербурге. Беларуский политик упрекнул Москву в том, что российский газ в Беларуси стоит дороже, чем в приграничной Смоленской области. Путин на это ответил, что беларусы покупают газ по 129 долларов за кубометр, тогда как, например, немцы – по 250 долларов. При этом единый рынок газа для Москвы и Минска должен появиться только к 2025 году, напомнил он.

Лукашенко продолжил отстаивать свою точку зрения, но Путин попросил его продолжить горячее обсуждения без представителей СМИ. После закрытой части заседания Лукашенко сказал телеканалу «Россия», что он извинился перед Путиным за свою резкость. Однако позднее политик заявил, что российские журналисты исказили его слова и что на самом деле все участники встречи в Петербурге извинились друг перед другом.

– Вам не кажется, что Лукашенко, делая заявления про оккупацию, хочет набрать политические очки? Ведь это сплачивает вокруг него народ.

– Так и есть. Я знаю много беларуских оппозиционеров, которые терпеть не могут Лукашенко, но при этом в части защиты суверенитета они на его стороне, они его поддерживают. Внутри страны они ведут жесткую политическую борьбу, но когда речь заходит о суверенитете Беларуси, они сплачиваются.

– Тогда выходит, что Лукашенко говорит про оккупацию не всерьез?

– А мы этого не знаем. Мы же не знаем, чего требует Москва за закрытыми дверьми. Надеюсь, что за этими словами ничего не стоит. Потому что если будет попытка силового поглощения Беларуси, то это будет колоссальный международный кризис, гораздо более сильный, чем по Украине. И это вызовет очень серьезный внутренний кризис в России.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...