«Мы помним» — совместный проект правозащитного центра «Правовая помощь населению» (зарегистрирован в Украине) и Беларускай праўды.

Фото из личного архива Олега Волчека

Предварительное расследование по уголовному делу о насильственном исчезновении Юрия Захаренко продлено до 24 июня 2017 года. Предыдущее продление действовало до 24 марта.

Еще лет десять назад можно было наблюдать, как вдоль главного проспекта Минска  выстраивались  цепи неравнодушных людей с портретами исчезнувших. Однако теперь люди с портретами Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского появляются на редких акциях оппозиции.

Почему демократическая общественность свернула акции памяти? Неужели эта тема выпала из повестки дня гражданского общества?

С этими вопросами мы поговорили с руководителем правозащитного центра «Правовая помощь населению»,  доверенным лицом семьи Юрия Захаренко – Олегом Волчеком.

-На протяжении 18 лет после исчезновения Юрия Захаренко, В.Гончара, А.Красовского и Д.Завадского политики, правозащитники провели сотни пикетов по пропавшим политикам, но только однажды – накануне президентских выборов 2001 года – акция носила поистине массовый характер. Почему беларусов не объединила общая беда?

–  Я считаю, что благодаря этим акциям, пусть и не всегда многолюдным, но тема пропавших политиков в Беларуси  была настолько высоко поднятая на международном уровне, так и  в Беларуси, что даже властям было трудно не реагировать на нее. Вспомним последний «большой разговор» Лукашенко с журналистами в феврале этого года, где он говорил о судьбах Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского.


Акции в первую очередь нужны семьям исчезнувших политиков, чтобы сохранить память о беларусах, пожертвовавших своими жизнями в борьбе за свободную Беларусь. Сегодня эта тема остается важной не только для демократической оппозиции, но и для всех граждан: это вопрос о доверии большинства народа нынешней власти. Одно  время казалось, что тема исчезнувших угасла среди простых граждан, но с приходом интернета, социальных сетей интерес возобновился: власть так и не ответила обществу, что и как произошло с известными политиками Беларуси.

-Интернет действительно выполняет роль образовательной площадки для многих людей. Но общение лицо в лицо все-таки трудно заменить.

-Конечно, надо обязательно проводить пикеты, чтобы напомнить власти и ее грехах. ЕС, США не снимают с повестки дня вопрос о расследовании этих уголовных дел. Сегодня Беларуси нужен европейский имидж, чтобы в  страну пошел капитал. Но как он может прийти, если в отношении высших должных лиц  страны введены санкции, связанные с темой пропавших политиков.

Сегодня, в канун 18-й годовщины со дня исчезновения экс-министра МВД Юрия Захаренко, всем  партиям, общественным движениям, гражданским инициативам необходимо объединиться вокруг темы пропавших и провести большую информационную кампанию среди беларуской общественности.  Ведь уже выросло несколько поколений молодых людей, возможно, они и не знают об этих событиях. Уверен, что молодые сотрудники милиции не знают, кто такой Юрий Захаренко. Даже по этой причине надо проводить массовые акции.

Почему важны эти кампании неравнодушных людей в мае? В июне в Минске пройдет сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ. А ведь беларуское правительство до сих пор не отреагировало на ряд резолюций ОБСЕ по политическим исчезновениям.

-Какой главный итог всех кампаний, которые проводились на протяжении 18-ти лет?

-Практика насильственных исчезновений демократических активистов прекратилась. Мы создаём более полные гарантии безопасности для каждого из нас, поднимая проблему внутри страны и за пределами Беларуси. Однако, увы, и сегодня в любой момент любого гражданина на улице могут похитить лица в гражданской форме, затолкать в  автомобиль и увезти в неизвестном направлении. Возможно, именно сейчас снова возникает актуальность в проведении  акций народной памяти.

В первую очередь, мы  просто хотим сохранить память о тех, кто ушел из жизни не по своей воле – о Юрии Захаренко,  Викторе Гончаре, Анатолии Красовском, Дмитрии Завадском. Это делается ради их душ.

Хотелось всех поблагодарить граждан, кто на протяжении 18-ти лет приходил и становился в цепи неравнодушных граждан. Это мужественный и гражданский  шаг, о котором будут гордиться их дети, внуки.

Справка.

Бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко, который после отставки пытался объединить бывших и действующих офицеров силовых структур, стал первой жертвой «эскадронов смерти». Политика похитили 7 мая 1999 года рядом с собственным домом…

Только 17 сентября 1999 года возбуждено по признакам преступления, предусмотренного статьей 101 Уголовного кодекса. Свидетели похищения, которые были найдены не следственными органами, а общественной комиссией по поиску пропавшего генерала, утверждают, что Захаренко был насильственно увезен несколькими мужчинами.

Отведенные законом на расследование 15 лет истекли 7 мая 2014 года, поэтому дело об исчезновении бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко подлежит прекращению по срокам давности.

1 августа 2016 года Мингорсуд отказал в удовлетворении жалобы 92-летней Ульяны Захаренко, матери экс-главы МВД Юрия Захаренко, о признаниисына умершим. На протяжении 13 лет этим же занимается и жена исчезнувшего политика Ольга Захаренко.

Уголовное дело по факту исчезновения Юрия Захаренко ведется уже 17 лет, однако результатов расследования — никаких.

Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.