Если с территории России и Беларуси Путин решит отрезать Литву от Польши – реакция Соединенных штатов и НАТО будет мгновенной. Как она будет выглядеть? Сколько военнослужащих перекинул Вашингтон и Североатлантический альянс на «передовую», на границу НАТО с Беларусью и Россией? Какие цели Путина в Европе?

Военные НАТО

 

Интервью Сергея Пелесы с полковником резерва Реем Вуйтиком, бывшим военным атташе США в Польше, а теперь директором варшавского офиса Центра анализа европейской политики (CEPA).

Сергей Пелеса: Вы работали в Центре планирования и реализации Европейской инициативы сдерживания и Расширенной передовой присутствия НАТО. В нескольких словах вы рассказали, как это работает в целом. Пожалуйста, поясните миссию этих программ. Каковы их цели?

Рей Вуйтик: Европейская оборонная инициатива, которую развернул президент Обама в 2014-ом году и продолжает президент Трамп, – это огромный механизм, который финансирует участие наших войск и техники в операции «Атлантическая решимость» в регионе. Операция «Атлантическая решимость» – это название, которое Америка дала своим войскам, принимающим участие в операции, также это и более широкая миссия НАТО. Со стороны США ею руководит Европейское командование США в Германии. Основную нагрузку несут наши военные силы в Европе. Войска размещены на ротационной основе для проведения учений боевой бригадной группы – первоначально в Польше, но также и далее по восточному флангу НАТО от Черного моря до Балтики.

С.П.: Сколько этих сил, это половина бригады?

Р.В:Армейская боевая бригадная группа состоит примерно из 5-ти тысяч солдат. Они передвигаются вдоль восточного фланга и принимают участие в учениях. Еще есть боевые группы. Их создание анонсировали на Варшавском саммите НАТО в 2016-ом году. Это был еще один шаг к укреплению периметра безопасности и готовности дать решительный отпор и обеспечить защиту в случае какой-то неприятной неожиданности со стороны президента Путина. Эти группы серьезно укрепились благодаря нашим союзникам. Теперь у нас есть группа из солдат нескольких стран в Эстонии под командованием Объединенного Королевства, канадцы же управляют боевой группы в Латвии. Германия руководит группой в Литве. Кстати, это была первая группа, которую разместили, еще перед группой США. Есть еще одна группа, в дополнение к армейской боевой бригадной. Мы ее финансируем и управляем в границах Расширенного передового присутствия НАТО в Польше. Здесь американские силы и наши партнеры – Румыния и Объединенное Королевство. Эти группы дадут первый ответ, если кто-то просчитается и войдет где-нибудь на территорию НАТО. Их работа – оценить ситуацию, быть готовыми держать оборону на первых позициях в случае вторжения, помочь мобилизовать страну-хозяина и ее войска и через структуры НАТО поднять силы реагирования, чтобы они усилили эти боевые группы.

С.П.: Что случится, если, скажем, завтра с двух сторон – из Калининграда и Беларуси –российские и беларуские силы атакуют Сувалкский разрыв и отрежут государства Балтии от остальных стран НАТО? Как Соединенные Штаты или НАТО отреагируют?

Р.В: Центр анализа европейской политики (CEPA), наш аналитический центр, уже довольно долго изучает этот вопрос. Мы плотно контактируем с министерствами обороны Литвы и Польши. Мы анализируем, пытаемся понять, как мы можем защитить Сувалкский коридор. С нашей точки зрения, это не разрыв, а коридор. Это лазейка, разрыв для президента Путина. Он хотел бы ее «закрыть». Но это наш коридор для перемещения войск, нужно держать его открытым, это наша обязанность. Мы рассматриваем эту проблему очень серьезно с точки зрения концепции «ограничения доступа и маневра», то есть сторона A2/AD (ред. Anti-access and area denial – концепция сдерживания противника). В Калининграде большое количество точной артиллерии и силы противовоздушной обороны. Мы учитываем и силы, расположенные в Беларуси. Если российские силы в Калининграде и Беларусь или российские силы с территории Беларуси решат идти на Сувалкский разрыв, наша реакция – США, возможно, Польши, Литвы, государств Балтии – будет мгновенная. Вопрос в том, как быстро НАТО запустит пятую статью. Многие обсуждают это – как скоро НАТО примет решение, если что-то надо будет делать в Балтии или Северной Польше. Но если вы вспомните, как быстро НАТО отреагировало на запрос США после 11-го сентября 2001-го года, я думаю, вы увидите, что если речь идет об оккупации или захвате территории НАТО, решение будет принято быстро. Но тут есть определенная географическая проблема – нужно определиться, как и какое подкрепление нужно обеспечивать армией, что нам самим нужно, чтобы справиться с A2/AD. Сейчас мы изучаем это. Если вы спросите меня через три месяца – я смогу более подробно рассказать. Безусловно, это был бы сильный вызов, но мы готовимся к нему.

Чытайце па тэме:  Литва во вторник подпишет соглашение о статусе военных США

С.П.: Теперь вы стали директором варшавского офиса американского Центра анализа европейской политики. Этот центр один из тех, который начал анализировать российские действия в информационной сфере. Я имею в виду дезинформацию, психологические и подобные действия против соседей. Чем занимается ваш центр в этой сфере, почему это важно?

Р.В .: Центр анализа европейской политики (CEPA) делает все возможное, чтобы проводить качественные исследования информационной войны. У нас есть программа «Стратегическая коммуникация». То, что мы называем информационными войнами, – это и дезинформация, и манипуляции в СМИ, и фейковые новости. CEPA сейчас в центре политических дебатов на эти темы, и основной вопрос – что следует сделать, на чем сконцентрироваться? За последние годы мы поняли, что происходит, кто это делает, в большинстве случаев ясно, на кого это направлено – на россиян в Литве или Латвии или даже поляков в Литве, или на россиян в Беларуси. Несомненно, русскоязычное меньшинство – одна из главных целевых групп. Но не только. При помощи, скажем, RT, можно дезинформировать население на Западе; то же касается США. Это то, над чем CEPA очень серьезно работает. Мы хотим перейти от изучения «что» и «кто» к определению реального уровня влияния. Поляки в Польше или в Литве, а также русскоязычные в Латвии или Эстонии – действительно ли они верят той информации, которую получают из России? Принимают ли они решения или голосуют на базе этой информации? Это уже следующий уровень.

Эдвард Лукас, который управляет нашей программой «Стратегическая коммуникация», известный автор книг, экономист, хочет исследовать уровень влияния и определить, что мы можем делать, чтобы лучше ему противостоять.

Ваша работа, например. «Белсат» делает очень много, чтобы быть лучше государственных медиа в Беларуси. «Белсат» делает свою часть работы, потому что он пробует показать правду о том, что на самом деле происходит на Западе, о решениях, которые принимаются, об актуальных дискуссиях, а также о том, что происходит на самом деле в Беларуси.

Что нам нужно улучшить? С моей точки зрения как представителя аналитического центра, основная вещь, которую следует сделать, – обеспечить больше синхронизации – объединить усилия Евросоюза и НАТО в инфо- и кибервойне, а также с тем положительным, что происходит в публичной медиа-сфере – здесь тоже есть чему поучиться и что взять. Очень много хороших вещей делается, но их можно было лучше синхронизировать в будущем.

Чытайце па тэме:  МиГи раздора: как россияне выбивают Болгарию из натовской обоймы

С.П .: Я рад, что вы замечаете роль «Белсата» и других СМИ. Я бы хотел расспросить о чем-то другом, что касается вашего центра. Мы знаем, что бывший директор центра Уэс Митчелл стал ассистентом государственного секретаря США. Как тот факт, что сейчас в вашингтонской администрации работает один из лучших экспертов в нашем регионе, повлиял или может повлиять на политику США?

Уэс Митчелл, ассистент Государственного секретаря США по европейским и евразийским делам. Никозия, Кипр, 16 марта 2018 г. Reuters/Yiannis Kourtoglou/FORUM

 

Р.В.: CEPA гордится тем, что нашего человека номер один выбрали в администрацию на такую ​​ответственную должность. Уэс Митчелл – один из соучредителей CEPA; основная миссия организации с начала ее деятельности до сегодняшнего дня – концентрироваться на государствах границах НАТО, призывать их к тесному трансатлантическому сотрудничеству с США. Помогать им в энергетической безопасности, твердой безопасности и в сфере демократии. Уэс это хорошо понимает, и мы очень гордимся, что он занимает одну из главных позиций в Государственном департаменте. Многие из наших членов в Центральной Европе также знают о его работе. Они очень уважают CEPA из-за этого и осознают, что сейчас у них есть в некотором смысле друг в Государственном департаменте на очень важном посту. Но, конечно, CEPA – это не один человек. Уэс был очень важен для развития организации. Институционально мы как организация связаны и с Вашингтоном, и с Центральной и Восточной Европой.

Сейчас Центр возглавляет Питер Доран, который ранее был вице-президентом, он прекрасно справляется со своими обязанностями. Я хочу сказать нашим друзьям из Центральной Европы, в том числе из Беларуси, что наше внимание направлено на государства НАТО «на передовой», на определенные вопросы, связанные с Россией. Это означает, что есть эксперт, который консультирует Государственного секретаря по проблемам этого региона. Работая в этой должности, нужно хорошо разбираться в делах всей Европы, когда анализируешь государства «на передовой». Все равно надо иметь в виду все другие государства Запада – чтобы знать, как поддержать безопасность передовой или дать ответ в случае чего. Несомненно, Уэс настоящий эксперт, он на своем месте, мы очень счастливы, что он там работает. Я думаю, он зарекомендует себя как хороший, умный эксперт, который консультирует Госсекретаря в этом регионе.

С.П .: Позвольте вернуться немного назад, а потом заглянуть вперед. Четыре года назад во время Олимпийских игр в Сочи Россия начала свою гибридную агрессию против Украины. Однако за шесть лет до Сочи и Крыма была другая война – против Грузии. Это произошло также во время Олимпийских игр – в Китае, в Пекине. Сейчас у нас такая же ситуация. Через два месяца чемпионат мира по футболу в России. Следует ли нам ожидать агрессивных действий России?

Чытайце па тэме:  США впервые не участвуют в переговорах по Сирии в Астане

Р.В .: Мне кажется, что с президентом Путиным всегда следует ожидать неожиданностей. Все на Западе, в НАТО, в ЕС пытаются догадаться, о чем думает Путин, каковы его реальные цели.

С.П.: В чем его настоящие цели, скажем, в Европе?

Р.В .: На этот вопрос очень трудно ответить, но на самом деле – в НАТО и в определенной степени в ЕС очень много времени посвящают рассуждениям, что указывает на его планы и предупреждает его действия. Вспомним «Запад», самые крупные российские учения в западном регионе, которые проводятся раз в четыре года. Они организовали «Запад» в прошлом сентябре, и, как вы знаете, там были определенные тревожные моменты. Например, сообщения о четырех тысячах вагонов с российской техникой и военнослужащими, которые направлялись на «Запад», и многие боялись, что это большое количество техники останется в Беларуси и после учений. Но этого не произошло. Возможно, Путин передумал. Мы не знаем. А возможно, что такого вообще не планировали. Но была большая обеспокоенность. Такие вещи – определенные симптомы или предупреждения (и вы тоже вспомнили несколько интересных моментов относительно Олимпиады в своем вопросе) – имели место накануне вторжений, поэтому их следует рассматривать, не надо недооценивать противника. Угроза в регионе привела к серьезным изменениям взглядов, особенно в НАТО. Кто бы мог подумать раньше, что мы увидим боевые группы и увеличение военного присутствия в регионе?

А теперь о целях. Я не понимаю, что является конечной целью Путина, и многие не понимают. Похоже, что в средней перспективе он хочет спровоцировать неуверенность и нестабильность в Европе. Для него самой большой трагедией 20-го века стал развал Советского Союза, потеря престижа и уважения к России/СССР из-за распада советской империи. Такое ощущение, что он пробует это вернуть и восстановить, и многим из тех, кто мечтает о сильной имперской России, это нравится, они гордятся этим. Так он думает, но это очень сложно сделать. С другой стороны, он хочет дестабилизировать Запад, НАТО, ЕС – это также его цель.

Сейчас долгосрочная цель. Будь вы российским лидером, ваша цель была бы повысить уровень жизни, уровень безопасности вашего народа. Если бы я был на месте Путина, я бы сфокусировался на налаживании хороших отношений с Западом, НАТО, поскольку это повысило бы безопасность на моих границах, а потом улучшал бы благосостояние граждан. Но это мое мнение, он же действует совсем по-другому, и мы делаем все возможное, чтобы наша реакция была быстрая и точная. Если однажды Россия изменит курс (я надеюсь на это), то, возможно, мы увидим, что они начнут стремиться к таким же целям, что и мы. Мы бы очень этого хотели. Вы знаете, что президент Буш сказал в 1989-ом году о создании «объединенной и свободной» Европы «ради мира». Мы очень надеемся, что президент Путин присоединится к нам и поддержит эту идею – на словах и на деле.

С.П .: Я хотел спросить о целях Соединенных Штатов, но вы процитировали президента Буша, и, я думаю, нет нужды задавать вопросы. Надеюсь, это остается актуальным.

Р.В .: Да, нет смысла развивать этот ответ, так как эти три слова – конкретное объяснение целей США в Европе.

belsat.eu

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: