Исполнился ровно год, как в Беларусь прибыл новый Чрезвычайный и Полномочный посол Украины Игорь Кизим.

Игорь Кизим, посол Украины в Беларуси, фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

 

12 месяцев его работы ознаменовались «шпионскими» скандалами, задержанием украинца в Гомеле и последующей его перевозкой в российское СИЗО, взаимными претензиями по цементу, пиву и конфетам. Об этом и о том, почему, несмотря на это, год двусторонних отношений можно назвать позитивным, Игорь Кизим рассказал в интервью TUT.BY.

— Как вы оцениваете свой первый год работы в Беларуси?

— Я приехал в Беларусь год назад, как раз накануне Дня Воли. Здесь, конечно, была совсем другая обстановка. Но этот год моей работы можно оценивать с позитивной точки зрения. Как дипломат со стажем могу отметить: тем, что в прошлом году у нас состоялись три встречи на высшем уровне, может похвастаться не каждый посол. Более того, в прошлом году состоялся официальный визит президента Беларуси в Украину. И это очень положительный момент для двусторонних отношений. К тому же у нас значительно увеличился товарооборот, состоялись встречи министров иностранных дел. Поэтому, если говорить о результатах этого года, то они позитивные.

— «Шпионские» скандалы, история с Павлом Грибом во второй половине года внесли большую ложку дегтя в эти позитивные моменты.

— Конечно, эти негативные моменты определенным образом повлияли на наши двусторонние отношения. И некоторые из них не до конца остаются для меня прокомментированы, в том числе беларуской стороной. Так называемое исчезновение Павла Гриба, который потом чудесным образом оказался в российском СИЗО, для меня стало непонятным фактом, я не понимаю, как это случилось. И на некоторые ноты нашего посольства по этому вопросу беларуский МИД не дал ответы до сих пор. Но ведь МИД не причастен к ситуации, а те органы, которые могли бы ответить на наши вопросы и в которые обратился МИД, видимо, решили молчать. Но делая заявления, мы должны быть осторожны и не должны нанести ущерб и нашим отношениям с вами, и вашим с другими странами.

«Шпионские» скандалы, конечно же, тоже не делают ничего полезного для наших двусторонних отношений. Но здесь мне трудно что-то комментировать, поскольку для меня, посла, присутствующего в этой стране, суд над гражданином Украины Павлом Шаройко проходит закрыто. К нему пускают адвоката, консула, он пишет письма о нарушении прав человека. Про Шаройко после осеннего брифинга КГБ Беларуси никаких комментариев для нас не было. Консула к нему пустили лишь пару раз, я сделал запрос в МИД, чтобы нам пояснили, на какой стадии сейчас находится суд. Но, судя по всему, о приговоре мы узнаем из прессы.

«Выборы в России назвать демократическими не могу, но это выбор российского народа»

— Минск как площадку для трехсторонних переговоров по конфликту в Украине критикуют давно. В этом году даже Казахстан заявил, что готов перенести переговоры из Минска в Астану. Мол, там они будут более эффективными. Вы с этим согласны?

— Очевидно, что вопрос не в месте, где происходят переговоры, а в наполнении этих переговоров и желании сторон достичь компромисса. Для меня лично и для участников переговоров Минск очень комфортный в плане логистики. Это же признают и министры иностранных дел Украины и Беларуси. Поэтому смена площадки никакого смысла не имеет. А результаты переговоров прежде всего зависят от России и желания всех сторон. Если все стороны будут соблюдать договоренности, достигнутые на переговорах, будут и результаты.

— Многие говорят, что минский процесс иссяк.

— Это не так, потому что, судя по тому, как работают группы, результаты есть. Например, декабрьский обмен военнопленными — это большой успех. Это было сделано в том числе благодаря минской группе. Те вопросы ежедневные, которые решаются для обеспечения жизнедеятельности людей, которые живут на территории конфликта, — это тоже огромный пласт работы контактной группы. Конечно, многие хотят сразу видимых результатов, но кропотливая работа ведется каждый день, прогресс есть, минская площадка свою работу выполняет.

Чытайце па тэме:  Пожалеют ли иностранные послы, покидая Беларусь?

— Раз вы упомянули Россию, то хотелось бы узнать, как вы оцениваете прошедшие выборы в России и голосование в Крыму?

— Выборы в России я комментировать не могу, пусть это делает коллега в Москве. Могу сказать про Крым: выборы в Крыму были нелегитимными с точки зрения принадлежности полуострова Украине. Мы эти выборы не признали, было отправлено соответствующее обращение от нашего парламента к беларускому. Поэтому, если часть избирателей была фактически на территории Украины и там незаконно голосовала за Путина, то это ставит под сомнение проценты, которые он набрал. Эти выборы назвать демократическими я не могу. Но это выбор российского народа, они хотят так жить.

— В Крыму за Путина проголосовало более 92%. И журналистам TUT.BY, которые ездили в Крым писать про выборы, люди признавались, что после референдума стали жить гораздо лучше, чем жили в Украине.

— Вы просто очень молоды и не жили в Советском Союзе. Там все выборы заканчивались, как правило, явкой 99,8%. Все были счастливы, хотя не все были сытыми и обутыми и не могли никуда выезжать. И та «советизация», которая происходит сейчас в России, настораживает. Меня удивляет, когда люди моего возраста говорят: «Как хорошо было в СССР», а когда это говорят молодые люди, меня это вообще пугает. Но это все работа телевизионной пропаганды. Та пропаганда, которая была в СССР, это «детский лепет» по сравнению с российской пропагандой сегодня. Поэтому люди и говорят, что готовы поголодать, лишь бы у них Путин был. Но еще раз повторю, что это теперешний выбор российского народа.

— Прошлая неделя была довольно запоминающейся для Верховной рады Украины, которая проголосовала за снятие депутатской неприкосновенности с Надежды Савченко и за ее арест прямо в зале заседания. Как вы оцениваете этот феномен Савченко, которая за два года от героя, за которого проголосовали бы украинцы, баллотируйся она в президенты сразу после освобождения, дошла до обвинений в подготовке госпереворота?

— В тот момент, когда Савченко находилась в российской тюрьме, я работал в Лондоне. И помню эти акции и поддержку, когда весь мир поднялся, чтобы ее освободить. Но для нас здесь не было ничего особенного, мы так боремся за каждого украинца — у нас есть список людей, которые незаконно удерживаются в российских и других тюрьмах и которых мы требуем освободить. Так что ситуация с освобождением Надежды Савченко — вполне адекватная ситуация. Что потом произошло, мне сложно понять. Единственное, что для меня до сих пор загадка, это включение Савченко под № 1 в предвыборный список партии «Батькивщины» (партия Юлии Тимошенко. — Прим. TUT.BY) и статус депутата. Наверное, все-таки тогда Тимошенко сделала ошибку. Савченко свое дело сделала в тюрьме, а ее приход в Раду довольно спорный.

Видеокадры СБУ, показанные в Верховной раде, повлияли на решение депутатов о снятии с Савченко неприкосновенности. Теперь следствие должно разобраться во всем. Как показывает практика, не все депутаты, лишенные прикосновенности, были осуждены: некоторые успели сбежать, некоторые — продолжают ходить в Раду, служебные обязанности с них никто не снимал. Так что посмотрим, как пойдет следствие.

— Савченко много говорила в последнее время про коррупцию, призывала украинцев менять власть. Возле Рады почти полгода, до начала марта, стоял палаточный городок. Насколько сегодня украинцы недовольны властью и возможен ли в Украине новый Майдан?

— Я бы очень осторожно относился к слову «Майдан», поскольку его не очень любят в Беларуси. Но если говорить об Украине, то протестные настроения есть в любой стране. Этот палаточный городок, который якобы поддерживал Саакашвили, назвать Майданом в украинском смысле нельзя. Я, анализируя действия украинской власти, не вижу предпосылок для тех протестов, которые были в 2013—2014 годах.

Чытайце па тэме:  Украіна гатовая ўвесці санкцыі супраць беларускіх кампаній за гандаль з «ЛДНР»

— А Саакашвили в Украине и правда симпатизируют?

— К нему относятся по-разному: есть те, кто поддерживает искренне, есть те, кто делает это за деньги, есть те, кто поддерживает всех подряд. Но политической силы я лично в Саакашвили не вижу. Есть удачное использование моментов недовольства определенной части населения властью, и не более.

«Готовы были запускать украинский канал, но задержали Шаройко»

— На встрече двух президентов в июле 2017 года был поднят ряд вопросов. Например, вспомнили об украинском канале в Беларуси, запустить который Петр Порошенко и Александр Лукашенко договорились еще в 2014 году. В конце сентября 2017 года вы рассказали, что беларуской стороне была передана вся необходимая техническая информация. На какой стадии сейчас находится процесс? По чьей вине он затягивается и когда сдвинется с мертвой точки?

— История с телеканалом для меня, честно говоря, детективная. На встрече глав государств, которая прошла в Киеве в июле прошлого года, мне даже показалось, что Александр Григорьевич заинтересован в канале больше, чем Петр Алексеевич. Ведь «Беларусь 24» вещает в Украине, и все им очень довольны. Поэтому после встречи президентов мы стали активно работать и достигли определенных договоренностей с Лилией Станиславовной (Ананич — министр информации Беларуси до октября 2017 года. — Прим. TUT.BY). Мы выходили на подписание, и уже фактически планировался визит нашего министра информационной политики, где планировалось подписать все документы. Но потом случилось задержание Шаройко. И было бы, конечно, странно, если бы украинские журналисты поехали в страну, где задержали их коллегу. Поэтому делегация не приехала, мы некоторые время подождали, и посольство снова подняло эту тему, ведь все уже было готово к подписанию. И 27 февраля приехал директор канала, который мы предложили запустить, госсекретарь Министерства информационной политики, член Национального совета по телевидению и радиовещанию Украины. Была встреча с новым министром информации Александром Карлюкевичем и его замом Павлом Легким и др. Но там нам было сказано, что надо еще подождать и подумать. Мы были удивлены, ведь украинские представители уже ехали подписывать документы. Канал «Беларусь 24» хорошо представлен в Украине, входит во все основные телесетки. Украинский канал пока будет вещать лишь в Минске и области.

Хочу также отметить, что мы боимся заводить сюда информационный канал, такой как, например, «112.ua». Я разговаривал с некоторыми беларускими депутатами, они говорят, что, когда смотрят этот канал, у них голова начинает болеть от того информационного потока, который там идет. Беларуский зритель к этому не готов. Поэтому мы предложили более умеренный, туристический канал, по которому беларусы смогут узнать больше позитивного про Украину. Но самое главное — канал нужен, чтобы беларусы не боялись Украины. Когда я год назад приехал в Беларусь, я увидел страх. Люди здесь боялись событий в Украине. За год ситуация немного сгладилась, беларусов перестали пугать Майданом. Чтобы такого, кроме прочего, не было здесь, и нужен украинский канал.

— И на какой стадии этот вопрос сейчас?

— На той встрече министр Александр Карлюкевич сказал, что вернемся к вопросу после праздников, то есть после 8 Марта. Сегодня уже почти конец месяца, и нам до сих пор никто ничего не сказал.

— Курсы украинского языка, которые вы открыли в прошлом году в Минске, очень популярны. В этом направлении будет какое-то развитие?

— Конечно. Могу сказать, что с изучением беларуского языка в Украине все немного проще, у нас не нужно распоряжение Министерства образования, школа сама может решать такие вопросы. В Беларуси все решилось, и я этому рад, после встречи с министром образования Игорем Карпенко. Мы договорились, что министерство разработает факультативную программу по изучению украинского языка в белорусских школах. Это и было сделано, программа опубликована на сайте министерства. Рад, что это случилось, потому что это сняло очень много негативных моментов в местах компактного проживания украинцев на белорусской территории. Например, на Полесье. Там люди жаловались, что школы не хотят, чтобы их дети учили украинский язык. Теперь мы этот вопрос закрыли: если будут обращения в школы, у них есть четкие рекомендации Министерства образования.

Чытайце па тэме:  МИД Беларуси вызвал посла Украины: не понравилась его характеристика учений "Славянское братство-2017"

Курсы языка для взрослых, которые мы открыли в прошлом году в Минске, очень популярны. Мы планировали одну группу на 25−30 человек, но на первое занятие записалось до 80 желающих, поэтому сейчас открываем вторую группу. Больше не можем — все это делается силами волонтеров, помещение нам предоставляет Товарищество беларуского языка. Многие спрашивают, зачем мы это делаем? Ну, наверное, когда-нибудь беларусы поедут учиться в украинские вузы и язык им пригодится.

— Еще один вопрос, который постоянно поднимается, это демаркация границы. В нем есть какие-то подвижки?

— Этот вопрос тоже «подстегнулся» после визита президента Лукашенко в Киев. Я тем и люблю, кстати, встречи на высшем уровне, что они мобилизуют всех, все начинают работать. Комиссия по демаркации возобновила работу. В августе состоялось первое заседание, второе — в декабре и вот на днях было еще одно. По этому вопросу уже подписан проект дорожной карты (план действий). Не буду скрывать, здесь серьезно стоит финансовый вопрос, поэтому мы привлекаем иностранных партнеров, которые помогут и украинской, и беларуской стороне. Но сделать быстро это нельзя. Скорее всего, процесс завершится после 2020 года.

«Из 10 беларуских брендов, работающих в Украине, семь — самые крупные налогоплательщики»

— По итогам 2017 года товарооборот между странами достиг почти 4,5 млрд долларов, что примерно на 20% больше, чем в 2016 году. По поручению двух президентов в 2019 году товарооборот с Украиной должен составить не менее 8 млрд долларов. Насколько это возможно и за счет каких проектов?

— Действительно, мы бы хотели вернуться к цифрам 2012 года, когда товарооборот составлял до 8 млрд долларов. У нас поставлена задача, и она выполняется, прошлый год мы закрыли хорошо. Но найти, в каких именно позициях произошел рост, довольно сложно: у нас миллиардные обороты, и вычленить какое-то одно направление сложно. Работа ведется везде, потенциал для роста есть: из 10 белорусских брендов, работающих в Украине, семь — самые крупные налогоплательщики. Основными действующими структурами торгово-промышленного сотрудничества с беларуским капиталом в Украине являются ООО «СТЛЦ БЕЛАЗ Сервис», ООО «Торговый дом МТЗ-Беларусь-Украина», ООО «ТД Гомсельмаш-Украина», ООО «ТД МАЗ-Украина», ООО «Амкодор-Укроспецмаш», СП ЧАО «Атлант-Украина», ООО «Санта-Украина», ООО «Конте-Украина». Растет экспорт в Беларусь продукции пищевой промышленности.

— В прошлом году Украина и Беларусь обменялись взаимными претензиями по цементу, пиву и конфетам. Решены ли они на системном уровне или только временно «сглажены»?

— Все урегулировано системно, и, пока условия соблюдают обе стороны, вопросов не будет. Но проблема в том, что в нашем диалоге с Беларусью участвует еще одна сторона — Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). И выходит, что некоторые вопросы Беларусь не в состоянии решать самостоятельно и должна обязательно слушать рекомендации комиссии. И те условия, которые она выставляет по импорту продукции из-за рубежа, и создают те проблемы, которые есть в беларуско-украинских отношениях. Потому что белорусы должны вводить антидемпинг против украинских товаров, которые нужны Беларуси. И мое мнение: Беларусь иногда действует себе в ущерб, поскольку должна по рекомендации комиссии повышать ввозные пошлины на некоторые виды украинской продукции, что удорожает товар. По некоторым позициям вы критически зависите от поставок, это и металл, колесные пары для вагонов и другие товары. Поэтому вам необходимо постоянно отстаивать свои интересы в ЕЭК.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: