В то время как российский лидер прикладывает все усилия для ослабления Европы, внезапно выясняется, что идеологи “брексита” уже выполняют за него эту работу, пишет обозреватель Guardian Рафаэль Бер.

Министр иностранных дел Британии Борис Джонсон на этой неделе отправляется в Москву, и ему предстоят непростые переговоры. Премьер-министр Тереза Мэй обвинила Кремль в агрессивном попрании международного порядка, основывающегося на верховенстве закона, открытых принципах экономики и свободном обществе. В своей речи она перечислила нарушения, среди которых – захват украинской территории, кибератаки на министерства и парламенты, вмешательство в выборы и распространение фейковых историй, пишет издание.

Расследованием вмешательства России в британские демократические институты сейчас занимается избирательная комиссия и парламентский комитет по вопросам культуры, СМИ и спорта. Глава комитета – консерватор Дэмиен Коллинз – дал понять, что не верит заверениям компаний Facebook и Twitter о том, что попытки Кремля повлиять на результаты “брексита” были незначительными, отмечает Бер.

У Коллинза есть причины, чтобы относиться к заявлениям этих компаний скептически. Они коммерчески заинтересованы, и из-за этого забывают о моральной ответственности за низкопробный контент, который появляется на их сайтах.

Нет сомнений, что президентская кампания Дональда Трампа получила существенную поддержку из России. Facebook удалила десятки тысяч страниц, которые, как считается, были использованы для саботажа выборов во Франции и Германии. Вряд ли это обошло стороной избирательный процесс и в Британии, полагает автор.

Но не стоит увлекаться конспирологией, полагая, что “брексит” занесли восточные ветра. Особую важность играет вопрос дезинформации. Цель не всегда состоит в достижении каких-то изменений. Это может быть раздувание уже существующих противоречий, увеличение озлобленности, усиление поляризации в обществе и создание такой пелены лжи, что становится непонятно, где правда. Задача фейковых новостей – в снижении доверия к новостям в целом и развенчивании основ политики плюрализма, пишет обозреватель.

Россия получает преимущество, ослабляя западные правительства и их союзы. Путину очень не нравится влияние НАТО и ЕС на страны, которые до 1991 года были советской территорией. Он считает их независимость фиктивной, навязанной им врагами. Его цель – подорвать решимость Европы и США, намеренных сохранять границы этих стран в неприкосновенности.

В этом проекте может найтись место и “брекситу” – независимо от того, получали ли его активисты нелегально отмытые рубли или нет. Ни для кого не секрет, что Найджел Фарадж (бывший лидер партии UKIP) восхищается Путиным. Он продвигал линию Кремля по вопросу Украины, представляя аннексию Крыма как вынужденный защитный ответ на провокацию ЕС. Он назвал военную поддержку Россией кровожадного президента Башара Асада великолепным маневром, отмечает Бер.

У путинофилии те же корни, что и у поклонения Фараджа Трампу. Это возведенное в фетиш восхищение националиста сильным человеком, приправленное ностальгией по дням, когда мир был игрой больших держав, а небольшие страны использовались как пешки. Это и печаль по поводу того, что в XX веке Британии выбыла из числа стран, перемещавших фигуры, пишет автор.

Возможно, мы никогда не узнаем, как Кремль повлиял на референдум, но мы можем не сомневаться, что его исход Москве пришелся по вкусу. “Брексит” уже пошатнул союз, и исправить это будет нелегко. Мэй никогда не станет другом Путина, но ему и не нужна ее дружба, поскольку она и так полностью привержена политике “брексита”, которая его полностью устраивает, резюмирует журналист.

Сдерживающий фактор новых баз США в Европе

США в новом году построят новые военные базы в Европе, чтобы использовать свои новые передовые самолеты-невидимки в качестве сдерживающего фактора против России, сообщает Times.

В бюджете Пентагона на следующий год заложено 200 млн долларов для строительства и расширения авиабаз в Эстонии и Латвии, а также Венгрии, Норвегии, Румынии и Словакии для бесперебойного использования самолетов F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
В национальной стратегии безопасности президента США, представленной в понедельник, Россия была названа в числе самых больших угроз. Также будут выделены дополнительные ассигнования на “Европейскую инициативу сдерживания”, из которых 14 млн долларов пойдут на модернизацию базы в исландском Кеблавике с целью разместить там самолеты P-8 Poseidon, предназначенные для обнаружения и уничтожения подводных лодок, отмечает издание.

Решение об этом было принято из-за того, что российские субмарины все чаще переправляются из Норвежского моря в Атлантический океан. Морские переходы между Гренландией, Исландией и Великобританией в период холодной войны считались уязвимыми местами и сейчас вновь считаются местами потенциальной конфронтации.

Цель американского финансирования – в повышении быстроты реагирования воздушными силами на потенциальную чрезвычайную ситуацию в Восточной Европе. План включает в себя создание новых взлетно-посадочных полос и топливных складов, пишет Times.

Украинская коррупция и вялые реформы

Пришло время назвать вещи, происходящие на Украине, своими именами, пишет обозреватель Financial Times Тони Барбер.

Процесс реформ, запущенный после событий Майдана 2014 года, застопорился. Политические лидеры, номинально приверженные реформам, на самом деле готовятся к президентским и парламентским выборам 2019 года. Вновь получают поддержку антиреформистские силы. Украинское общество разуверилось в том, что нынешние политики сумеют превратить страну в обещанное ранее государство европейского образца. В обществе растет озлобленность, пишет автор.

И такое развитие ситуации вызывает беспокойство у друзей Украины – США и Евросоюза. Стабильная Украина важна для безопасности Центральной и Восточной Европы. Не вызывает радости то, что страну расчленили, когда Россия аннексировала Крым в 2014 году, а затем случилось еще и военное вмешательство в Донбассе. Но будет еще хуже, если Украина сойдет с курса внутренних реформ и окажется уязвимой для влияния России – тогда ухудшатся и ее шансы на процветание как независимого государства, размышляет Барбер.

“Как всегда, основными проблемами являются коррупция и политически мотивированная манипуляция правовыми нормами. Во время моего визита во Львов местные гражданские активисты и рядовые украинцы сказали мне, что власти, пришедшие после Майдана, ничем не лучше своих предшественников. Это серьезное обвинение, учитывая уровень коррупции во времена правления Виктора Януковича и его приспешников”, – отмечает журналист.

Кажется удивительным, что Запад не сдался в том, что касается Украины. И это говорит о том, что цена этого вопроса очень высока.

Недавно Национальное антикоррупционное бюро Украины подверглось критике со стороны прокуратуры. Этот случай показал, что государственные органы, которые должны отстаивать закон, зачастую действуют против него. Аналогичные обвинения затрагивают налоговые органы, полицию и суды. В стране действуют сети, которые связывают политиков, олигархов и организованную преступность, пишет автор.

Но было бы неправильно считать, что с 2014 года ничего не было достигнуто. Спустя два десятилетия после получения независимости от Советского Союза главными источниками коррупции на Украине стали газовая индустрия и транспортировка российского газа. Сейчас ситуация значительно улучшилась, во многом благодаря инициативам премьер-министра Владимира Гройсмана и прекращению импорта российского газа.

Украине удалось добиться некоторого прогресса в вопросе системы госзаказов и работе банков страны. Была упрощена налоговая система. Но украинцы были поражены, когда в 2016 узнали, что главный налоговик страны и его супруга владели 2 млн долларов, а также драгоценностями, часами, шубами и боевым оружием. Примерно у 30 украинских судей были обнаружены роскошные автомобили, констатирует газета.

Есть и позитивные признаки. Поддержка со стороны США остается неизменной. Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС открывает перспективу на постепенный экономический прогресс.

Чем большего экономического прогресса добьется Украина, тем больше будет соблазна у ее лидеров не торопиться с антикоррупционными реформами. Так произошло при Петре Порошенко, избранном в 2014 году. Кто бы ни победил в 2019 году, ему нужна будет недюжинная смелось, чтобы выбрать иной путь. Это минимум, который требуется для государственной независимости и процветания украинского общества, полагает FT.

Обзор подготовил Геннадий Алашеев, bbcrussian.com

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: