Москва поставила Минск перед выбором: либо прекращение финансовой помощи в размере 10 млрд долл. в год, либо углубление интеграции экономических и политических систем России и Беларуси.

kremlin.ru

 

Оба варианта чреваты потерей Беларусью независимости и ее включением в состав России.

На протяжении всего декабря Александру Лукашенко приходится отбиваться от российских нападок. Которые он же сам, к слову, и спровоцировал, потребовав от Москвы снизить цену на газ (для Беларуси он и так самый дешевый), а также компенсировать грядущие потери от роста цен на российскую нефть.

Но если в предыдущие 25 лет беларуский президент всегда получал от Кремля желаемое, то теперь Владимир Путин вдруг вспомнил про договор о Союзном государстве России и Беларуси. Он был подписан еще в 1999 г. и в случае своего полного исполнения фактически подразумевает включение Беларуси в состав России.

Спор в Санкт-Петербурге

Началась эта история 6 декабря, на саммите Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в Санкт-Петербурге. Лукашенко там в очередной раз высказал Путину свое недовольство тем, как происходит интеграция в рамках ЕАЭС. По мнению главы Беларуси, “с сожалением можно отметить, что существует ряд важных вопросов, которые остаются нерешенными”.

Дело в том, что Беларусь 90% своей промышленной и аграрной продукции продает в Россию (на Запад и в другие страны — в основном сырье, продукты нефтепереработки, калийную соль, лес и т.п.). Одновременно получает от России беспошлинную нефть и самый дешевый за пределами РФ газ, сырье и комплектующие для своей продукции.

То есть беларуские предприятия встроены в российский рынок и российские же технологические и товарно-денежные цепочки. Именно этим Лукашенко объясняет свое желание получать российские энергоносители по внутрироссийским же ценам. В противном случае обиженная Беларусь вообще готова покинуть интеграционные образования — от ЕАЭС до Союзного государства.

Путин ответил беларускому коллеге: “Обращаю внимание, что сегодня у Беларуси 129 долл. за тысячу кубов, в следующем году будет 127 долл., а в ФРГ — 250 долл.”.

Покуда Александр Лукашенко и Владимир Путин спорили о “справедливой цене” на газ для Беларуси, сами беларусы задумались о “справедливой цене” на газ для самих себя. Притом, что Беларусь покупает газ по 129 долл. за 1 тыс. куб. м, внутри страны любое предприятие платит за тысячу кубометров уже 275 долл. Разница между 275 и 129 долл. оседает где-то в карманах государства, и никто не знает, куда идут эти деньги. Но в такой ситуации не стоит удивляться, что белорусские товары оказываются неконкурентоспособными даже на российском рынке и даже при намного более низких зарплатах в самой Беларуси.

Ультиматум Кремля

В конце минувшей недели стало известно о секретном совещании Александра Лукашенко с высшим руководством Беларуси, темой которого была “российская угроза”. На совещании обсуждались меры, которые необходимо предпринять “в условиях давления с российской стороны”. Информация, конечно, никак официально не подтверждена, однако, по словам источников, участники встречи постановили “до конца стоять за независимость”.

Описанное совещание предшествовало резонансной пресс-конференции 14 декабря, на которой президент Беларуси рассказал о желании России поглотить его страну, лишив ее независимости. Впрочем, обо всем по порядку.

Александр Лукашенко с лета ведет активные переговоры с российским руководством, стараясь сохранить субсидирование беларуской экономики за счет России. Начиная с 1997 г. российские вливания в беларускую экономику в форме дешевого газа, беспошлинной нефти, открытого российского рынка, вооружений и кредитов составляют, по оценке МВФ, порядка 10 млрд долл. в год.

Если бы не эти вливания — сегодня уровень жизни в Беларуси был бы значительно ниже, поскольку страна до сих пор сохраняет планово-административную модель экономики с убыточными госпредприятиями в ее основе.

Ныне беларуская “борьба за субсидии” свелась, по сути, к двум вещам. Первая — требование поставлять газ не как зарубежному потребителю, а как российскому. Вторая — это желание беларуской стороны получить компенсацию доходов, выпадающих из бюджета из-за запущенного в РФ “налогового маневра” в нефтяной отрасли. Беларуский бюджет сегодня наполняется в значительной степени благодаря тому, что страна получает российскую нефть на особых условиях, без 30%-й пошлины. Но проведение Россией “налогового маневра” “выбьет” этот доход Беларуси, поскольку цены на поставляемую для беларуских НПЗ нефть вырастут на те же 30%. Минск хочет компенсировать “выпадающие доходы” напрямую из российского бюджета.

Москва вовсе не против и далее поддерживать братскую Беларусь финансово. Но теперь Кремль начал прямо увязывать экономическую поддержку беларуского режима с действиями Минска по реализации беларуско-российского союза. Речь идет о договоре о создании Союзного государства (СГ), который Россия и Беларусь подписали еще в 1999 году. Однако тот процесс интеграции застопорился в 2007-м, и с тех пор СГ существует скорее формально, как повод для ежегодной встречи всего высшего руководства двух стран.

Теперь в Москве вдруг вспомнили об этом документе и сетуют, что договоренности не выполняются. 11 декабря в Москве вице-премьер РФ Дмитрий Козак принял делегацию беларуских чиновников, но демонстративно не стал обсуждать с ними компенсацию цены на нефть и возможную скидку на газ. По его словам, это нельзя обсуждать “до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Беларуси в рамках Союзного государства”.

Через день, 13 декабря, эти “принципиальные решения” на заседании Совмина Союзного государства в Бресте перечислил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. По словам Медведева, есть два варианта. Первый, “консервативный”, — оставить внутри СГ все как есть, и развивать интеграцию в рамках ЕАЭС. Но тогда права Беларуси не будут отличаться от прав, например, Казахстана. То есть на экономическую поддержку Москвы рассчитывать не стоит, а газ и нефть придется покупать по мировым ценам.

Второй вариант Медведем назвал “продвинутым”. Он подразумевает реальное строительство Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра (отказ Беларуси от своей валюты в пользу российского рубля), единой таможенной службы, суда, счетной палаты, законодательства и т. д. Упомянул Медведев и требование проводить единую налоговую политику, политику в области цено- и тарифообразования.

В таком случае Россия “решит вопрос” финансовой поддержки Минска, в том числе дешевыми энергоносителями. Правда, упомянутый договор также предусматривает создание единого парламента СГ, а затем и единый президентский пост. Иначе говоря, в реальном Союзном государстве Александр Лукашенко в лучшем случае будет иметь те же полномочия, какие ныне имеют лидеры Чечни или Татарстана.

Лукашенко обиделся. Очень. И высказал свое недовольство на следующий день, выступая в Минске на пресс-конференции для российских журналистов.

“Шантажировать нас, пытаться наклонять, становиться коленом на грудь бесполезно. Мы должны идти к интеграции во имя единения наших народов. Не могу пойти на закулисные махинации, все должно быть честно и открыто”, — сказал беларуский президент. Далее Лукашенко заявил, что его страна никогда не войдет в состав России: “Если нас хотят поделить на области и впихнуть в Россию — этого не будет никогда”. По мнению Лукашенко, под предлогом “глубокой интеграции” Москва хочет включить Беларусь в состав России: “Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны. … Нам говорят — компенсация за налоговый маневр будет, когда будет более глубокая интеграция. А некоторые прямо говорят: мы готовы, чтобы вы вошли в состав Российской Федерации”.

Уже после всех этих высказываний Лукашенко министр финансов России Антон Силуанов заявил: “Россия не давала Беларуси каких-либо обещаний по выплате компенсаций за изменения налогового законодательства в России. Считаем такие изменения, в том числе налоговый маневр в нефтегазовой отрасли, внутренним делом РФ”.

На самом деле получаемые от России субсидии по итогу формируют 10–15% беларусского бюджета. Это значит, что их потеря не развалит государство, не станет фатальной для беларуской экономики. Да, уровень жизни заметно упадет. Но, с другой стороны, Россия просто подарила Лукашенко объяснение, почему экономика не улучшается. И он это использует в конце 2019-го, на очередных президентских выборах. Если в 2015-м он пугал избирателей перспективой повторения в Беларуси украинских событий, то теперь сможет обыгрывать “предательство россиян”.

Андрей Паливода, Зеркало недели

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...