На российский рубль не согласна Беларусь, а равенство голосов очевидно не примет Россия. Поэтому вроде все согласны, но проект похоронен.

aif.by

 

Формально точка зрения Лукашенко выглядит как согласие на общую валюту, а де-факто – как отказ от этой идеи, считает старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

Экономист объяснил Беларускай праўдзе, почему из «единой валюты» ничего не получится.

 

«Ни мне, ни Беларуси этого никто не предлагал»

5 марта  Лукашенко провел интеграционное совещание. В центре внимания снова оказалось «союзное строительство» Беларуси с Россией.

“Еще раз хочу подчеркнуть, что Беларусь сохраняет абсолютную приверженность идее союзного строительства (я хочу, чтобы это прежде всего услышали наши сторонники и оппоненты в Российской Федерации). При этом основной принцип данного проекта – равные условия для наших граждан и субъектов хозяйствования. На иных принципах союз не возможен. И этот принцип равных условий должен неукоснительно соблюдаться. Постулат суверенитета также остается для Беларуси незыблемым”, – снова озвучил принципы «союзного строительства» Александр Лукашенко.

“Самые актуальные проблемы находятся сегодня в экономической сфере. В иных других проблем практически не существует”, – отметил беларуский руководитель.

Лукашенко считает, что многие политики в России сами не хотят глубокой интеграции с Беларусью, отсюда рождаются различные вбросы и фейки.

В качестве примера беларуский руководитель привел рассуждения о возможности введения единой валюты с Россией, что было преподнесено как согласие Лукашенко на этот шаг. “Чтобы соглашаться на что-то, надо чтобы тебе что-то предложили. Если тебе предложили единый рубль, тогда ты можешь или соглашаться, или отвергать это. Ни мне, ни Беларуси этого никто не предлагал. Я просто, отвечая на вопросы журналистов, размышлял, что если такой вопрос встанет, беларусы абсолютно не против единого рубля. Но вопрос не в этом. Вопрос, как будем регулировать процессы на валютно-финансовых рынках, что за эмиссионный центр. Где он будет располагаться, не важно. Важно, какие он функции будет выполнять. Это были мои рассуждения”.

Александр Лукашенко считает, что, прежде чем говорить о едином рубле, необходимо продвинуться в решении вопросов более низкого уровня. “Сегодня почти 80% нашей торговли с Россией осуществляется в российских рублях. Я недавно Президенту (России. – Прим.) предложил: прежде чем бросаться на что-то большое, давайте перейдем на 100% торговли в российских рублях. Вот наше предложение. Мы этого не боимся, но никто на это не идет. Значит, Россия отказывается от торговли с самым близким своим партнером в российских рублях, рассчитывая на твердую валюту – на “вражеские” доллары и евро. Тогда чего рассуждать о каком-то едином рубле?»

Лукашенко отметил, что в любом случае в вопросе создания единой валюты должен лежать принцип равных условий.

 

Вадим Иосуб: Никто о «единой валюте» всерьез не говорит

-Позиция Лукашенко по единой валюте очень четко озвучена, и продублирована на «Большом разговоре с президентом». Собственно говоря, его точка зрения озвучивалась и ранее. Собственно, с момента подписания союзного договора в 1999 году позиция не изменилась. И она четкая: Лукашенко готов на единую валюту, но не готов на российский рубль. Общая валюта – отдельная сущность: не российский рубль, не беларуский рубль; Лукашенко готов на общий эмиссионный центр, но не российский Центробанк и не беларуский Нацбанк – новый эмиссионный центр. Причем в вопросах валюты, эмиссии Лукашенко хочет принцип равенства: одна сторона – один голос.

Что дальше, что становится очевидным, если исходить из такой позиции: общая валюта с общим эмиссионным центром и равенством голосов? Россия не согласится ни при каких условиях, что и Москва, и Минск будут иметь один голос в вопросах эмиссии единой валюты. Формально точка зрения Лукашенко выглядит как согласие на общую валюту, а де-факто – как отказ от этой идеи. На российскую валюту не согласна беларуская сторона, а равенство голосов очевидно не пойдет Россия. Поэтому вроде все согласны, но проект похоронен.

-Позиция официального Минска, надо понимать, сознательная, а беларуское руководство понимает ее последствия?

-Безусловно.

-Значит, сколько бы в Москве и Минске ни говорили о единой валюте, ничего из этого не получится?

-А на самом деле никто о «единой валюте» всерьез не говорит на уровне экспертов, на уровне Центробанка и Нацбанка эта идея никогда детально не обсуждалась, потому что специалисты всегда понимали ее призрачность. “Единая валюта” изредка упоминается на политическом уровне, но о реализации идеи никто не говорит.  Созданные правительственные группы по “союзному строительству” могут обсуждать перемещение товаров, стандартизацию,  сертификацию, но “единую валюту” на уровне рабочих групп никто, по-моему, тоже не собирался обсуждать.

-Зачем тогда вообще вбрасывать в публичное пространство идеи “единой валюты”?

-Задача политиков – бросать лозунги, бороться за звание большего популиста, большего интегратора. Это их профессиональная работа.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...