Существуют несколько альтернатив: идти по пути реформ, либо федерация-конфедерация, более тесная интеграция с Россией, либо экономический коллапс.

 

“Мы готовы продвигать идею “Хельсинки-2”, диалог Европейского союза и Евразийского экономического союза, ОДКБ и НАТО, сопряжение с китайским проектом “Один пояс, один путь”, с ШОС, АСЕАН, создание “пояса цифрового добрососедства” (об этом все больше сейчас говорят). Будем поддерживать все конструктивные идеи, направленные на преодоление разделительных линий, сохранение мира”. Такое кричащее заявление Лукашенко сделал 8 октября на международной конференции “Европейская безопасность: отойти от края пропасти”.

Со всеми – и ни с кем? Получается именно так. 8 декабря 2019 года может стать определяющим днем в затянувшемся конфликте между Минском и Москвой, в Беларусь готова приехать верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини – Лукашенко бежит в Житомир, между Минском и Литвой каменной скалой стала БелАЭС.

Так с кем, куда и зачем собирается двигаться официальный Минск дальше? Имеет ли руководство Беларуси план действий?

Беларуская праўда адресовала вопрос экспертам.

 

Сергей Марцелев: “Хельсинки-2” не получится

Политолог Сергей Марцелев считает, что глобальные прожекты Минску не по плечу:

-Мне кажется, Лукашенко себе льстит. “Хельсинки-2” не получится, это был бы слишком большой аванс официальному Минску. Надеюсь, ни Восток, ни Запад на это не пойдет. При всех возможных аналогиях, Хельсинкский процесс всё-таки начался в столице демократического государства. Ключ к диалогу ЕС и ЕврАзЭс лежит в Москве, как и все решения между военными блоками НАТО и ОДКБ. Зачем здесь нелепый посредник?

С китайским проектом аналогично. Кто будет реализовывать многомиллиардный инвестиционный проект через Минск? Как мы встроены в эту цепь?

Декабрьские соглашения, касающиеся налогов, скорее всего, будут подписаны. Как и правда то, что это, к счастью, ничего не изменит для нас.

 

Вадим Иосуб: Готов ли Лукашенко поступиться абсолютной властью?

Названные Лукашенко проекты могут сулить Минску внешнеполитические выгоды. Но экономически Минск привязан к Москве. Имеет ли руководство Беларуси план «Б» – на случай провала декабрьских соглашений?

-Вообще такой план существует, но присутствует ли такой план в голове первого лица страны? – задается риторическим вопросом старший аналитик Альпари Вадим Иосуб. – Существуют наработки, дорожные карты, рекомендации по реформам и многостраничное расписывание этих рекомендаций и со стороны МВФ, и со стороны Всемирного банка – все эти наработки копились минимум с 2015 года. Существующие планы, думаю, разделяло и руководство Нацбанка, и предыдущее, и нынешнее правительство – просто не последовала отмашка на самом высоком уровне. Для руководителя страны такой вариант не приемлем, потому что означает конец экономической модели, которую он продвигал последние 25 лет. Нужно признание, что модель зашла в тупик и нуждается в кардинальной переделке.

Надо признать, что некоторые чисто экономические вещи невозможны без политических решений. С точки зрения экономики, инвесторы идут туда, где существует право собственности, защищенное независимым судом. А независимые суды противоречат идее абсолютной власти. Готово ли первое лицо поступиться притоком инвестиций, пожертвований, своей абсолютной властью – никто не знает. Сегодня ответ на этот вопрос однозначный: нет, удержание власти и ее абсолютизм главнее.

Если не выгорит с Россией, если не будет кредитной поддержки, если не будет компенсации налогового маневра, не возьмусь предсказывать, какие решения будет принимать глава государства. Существующие альтернативы: идти по пути реформ, либо федерация-конфедерация, более тесная интеграция с Россией, либо экономический коллапс.

-А декабрьские соглашения обречены на успех или на провал?

-Вообще непонятно, что стороны планируют подписывать 8 декабря. Беларуские официальные лица заявляют, что в отношениях с Россией существует ряд нерешенных проблем, которые до встречи президентов хотелось бы решить. А среди этих проблем – компенсация налогового маневра, нефть, газе, кредиты. Мы опять возвращаемся к беларуской формуле переговоров: сначала плюшки, потом углубление интеграции. Но далеко не факт, что Россия примет правила игры беларуской стороны. И решится ли проблема «углубления интеграции» к концу года – тоже мало ясности.

 

Андрей Егоров: План «Б» есть, но нам не известен

Директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров считает, что официальный Минск жертвует стратегическим курсом в угоду сиюминутным выгодам:

-У Беларуси нет стратегического представления, куда двигаться дальше. Все заявления Лукашенко как раз свидетельствуют о попытках извлечь краткосрочные выгоды из сложившейся ситуации. В риторике нет ничего нового: в прошлом году на «Минском диалоге» говорилось ровно то же, что и сейчас. Нужно отметить, что такой дискурс проник из экспертного сообщества на уровень главы государства; вначале начали говорить об этом провластные, полунезависимые эксперты, что трансформировалось в официальную риторику Министерства иностранных дел и дошло до уровня президента.

-Чем чревато отсутствие стратегии развития страны?

-Беларусь будет просто терять различные возможные развития, которые открываются перед нами. Беларусь напоминает лодку, которая плывет не целенаправленно, подстраиваясь парусами под ветер с целью прибыть в точку назначения, которая бесцельно пляшет на волнах шторма. Куда принесет – туда и принесет. Беларусь движется курсом, на котором краткосрочные ориентации доминируют над стратегическим развитием, осмысленным развитием.

-Кажется, руководство страны не видит даже ближайшего будущего, к которому должен привести «особый путь развития»…

– Почему идет торговля с Россией? В краткосрочной перспективе есть ясное представление о том, что низкие цены на газ, российский рынок, торговля нефтью важны для беларуского бюджета, а значит, надо дружить с Россией. С точки зрения стратегии – это совершенно бездумная игра, которая загоняет Беларусь в гораздо худшее положение, чем при другом векторе движения. Минск – заложник политики краткосрочных шагов и преследования текущих выгод, в жертву которым приносится стратегический курс развития.

Минск пытается втянуть Россию в привычный формат торга по насущным вопросам: краткосрочные нужны видны, которые власти пытаются заткнуть соглашениями с Россией, но нет стратегических целей.

-А если сценарий углубления «союзной интеграции» с Россией проваливается – что тогда?

-В Беларуси готовятся к такому сценарию, правительство строит бюджет-2020 года с учетом отсутствия компенсации за налоговый маневр. План «Б» у Минска есть, но на что делается ставка – все равно непонятно.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...