«Они беспредельщики! Давно нужно было их заставить работать по закону», — в один голос говорят сотрудники фирм, выполняющих регулярные междугородние рейсы по Беларуси. Такую эмоциональную реакцию у них вызвали недавние выступления конкурентов — по сути, таких же маршрутчиков, только «нерегулярщиков». Последние — а это водители, которые работают независимо от автовокзалов, — заявили, что недавние изменения в законодательстве их «притесняют».

Фото: photo.bymedia.net

 

AUTO.TUT.BY пообщался со второй стороной конфликта — регулярными перевозчиками — и узнал, что они думают о новом законе и соперничестве в их бизнесе.

«Становятся под запрещающим знаком и зазывают пассажиров»

Иван (имя изменено. — Прим. AUTO.TUT.BY) около четырех лет работает водителем у одного из перевозчиков, который отправляет автобусы по маршруту Молодечно — Минск — Молодечно. Все эти годы мужчина пытался найти управу на маршрутчиков, которые работают на нерегулярных рейсах, но получалось не всегда.

— Помню, первый раз приехал на вокзал в Молодечно на посадку пассажиров и был в шоке — кругом стоят машины конкурентов-нерегулярщиков. Подъехать к посадочной площадке было практически невозможно. Иногда они специально становились так, чтобы моя площадка была заблокирована, — вспоминает мужчина. — А потом на себе я не раз ощутил, как они мешают работать. Самое популярное у них — приехать за 5−7 минут до отправления регулярного рейса и забрать всех пассажиров.

 Водитель говорит, что «беспредельничают» нерегулярщики и в столице, на конечном пункте «Дружная».

— У меня есть специальная площадка, куда приходят на посадку пассажиры. А у нерегулярщиков такой нет, но они не переживают — становятся поближе к выходу из метро, под знаком, запрещающим остановку и стоянку, и зазывают клиентов. Даже люди, которые бронировали билеты на мой рейс, заскакивают к ним в авто. В итоге я отправляюсь строго по расписанию, ждать полной заполняемости не могу, при этом в салоне людей очень мало. Это честная конкуренция, как думаете?

О таких методах работы нерегулярных маршрутчиков говорят все регулярщики, именно это больше всего мешает работать перевозчикам, которые возят людей «по закону».

«Не выйдут они на работу, мы закроем все рейсы»

— Нерегулярщики — это зло и преступники, — категорично заявил Вадим Жилинский, директор ЧТУП «ГЛЦ», автобусы которого регулярно ездят из Минска в Узду и Плещеницы. — На моих маршрутах есть нерегулярка. Они не дают нам работать. Нагло врут, утверждают, что ездят по заказам, со своими пассажирами, чужих не берут! Но они прекрасно знают мое расписание, приезжают незадолго до отправления и забирают сначала своих людей, потом подходят к моим и говорят: «Садитесь, я вам скидку дам, зачем вам ждать в мороз?». Подбирают людей на трассе и везут их стоя. Каждый из них работает по установленному маршруту, по расписанию. Какая же это нерегулярка, а где же соблюдение правил, где безопасность перевозок?

Вадим Жилинский рассказал, что неоднократно жаловался на своих конкурентов в Транспортную инспекцию, просил привлечь нарушителей закона к ответственности.

— А мне отвечают, мол, нет у нас столько ресурсов, чтобы каждую машину отслеживать. Но зачем отслеживать? Они на каждом авто пишут свой маршрут, а в интернете вывешивают расписание. Но оказывается, на основании только этих данных привлечь к ответственности их нельзя — надо собрать кучу доказательств. А в любой европейской стране их разорвали бы уже.

Предприниматель вспомнил, как в 2007 году начинал заниматься перевозками — «сразу решил ездить по закону, на регулярных рейсах».

— С отцом еще начинали. На одной машине по очереди ездили. А потом взяли кредит 40 тысяч долларов на 3 года — на покупку машин. Отдали его за 2 года, и у нас еще оставалось на жизнь. Так постепенно и развивались. Тоже участвовал в конкурсах (тех самых, в которых теперь нужно будет участвовать и нерегулярным маршрутчикам. — Прим. AUTO.TUT.BY), два из них я проиграл. Сейчас мой автопарк состоит из своих и арендных машин, всего их более двадцати, все 2014−2016 годов выпуска. Мои пассажиры тоже могут купить билеты через интернет, мобильное приложение и кассу.

Вадим Жилинский рассказал, что как регулярщик он выполняет определенные правила, установленные законом, — установил в авто GPS-трекеры, отправляется с вокзала и оплачивает эту услугу, ездит по расписанию и установленному маршруту, останавливается на конкретных остановках.

— Конечно, все это дополнительные траты. К тому же я в несколько раз больше плачу налогов, чем ипэшник, который ездит на нерегулярке. Однако стоимость билетов у меня такая же, как и у нерегулярщиков. Но у них таких расходов нет, а значит, доходы их гораздо выше, чем у меня.

Руководитель считает, что нерегулярщики сейчас «просто давят на жалость и пугают людей, что не выйдут в рейсы».

— Не надо давить, не выйдете — пожалуйста, мы регулярщики закроем все рейсы. Уверен, что мы вытянем.

«Пусть возят свадьбы и корпоративы»

Коммерческий директор частного предприятия «МаркизетСтиль» Владимир Головач считает, что в разных беларуских городах ситуация с конкуренцией между регулярщиками и нерегулярщиками — отличается.

— Например, в Солигорске нет частных регулярных маршрутов, там только нерегулярщики, они и конкурируют между собой, как-то договариваются. А мы ездим из Минска в Молодечно и обратно. У нас все печально — нерегулярщиков у нас очень много.

Владимир Головач говорит, что они и нерегулярные перевозчики работают сейчас в неравных условиях.

— Они не подчиняются закону, как это делаем мы. У нас есть привязка к расписанию, маршруту, остановкам, водители соблюдают режим труда и отдыха. Мы выдаем билет и отвечаем за пассажира. Если мы нарушим что-то, на нас налагают штрафы. Нерегулярщиков не контролируют так, как нас, поэтому они работают, как им удобно.

Руководитель считает, что выбирать перевозчиков по конкурсу — правильное решение, впоследствии победители должны работать по единым правилам, а деятельность их должна контролироваться.

— Заставить работать по закону нерегулярщиков надо было давно. Они много работы испортили и для «госов», и для частников, — считает Александр Долгов, директор ОДО «Возможность». — Мы ездим из Минска в Дружный и Червень. На это направление нерегулярщики хотели прийти, мы им не дали это сделать — выдавили. Но с их стороны была и провокация, цены сбивали, подрезали автомобили, провоцировали конфликты.

Директор фирмы считает, что, говоря о «подкручивании гаек», они выступают против того, чтобы их контролировали, из-за чего доходность их упадет.

— Сейчас они хотят — едут, не хотят — не едут в рейс. Нет ответственности ни перед чем. Если на рейс пришел всего один пассажир, то нерегулярщикам ничего не стоит сказать ему — поеду-ка я через часок, надо людей побольше набрать.

Александр Долгов понимает, что многие ипэшники с 1−2 старыми машинами вряд ли выиграют конкурс на перевозку по какому-либо маршруту, однако считает, что в этом ничего страшного нет.

— А что им мешало изначально, когда они только пришли в этот бизнес, вкладывать деньги в обновление парка, приобретение или аренду ремонтной базы? Надо же развиваться, а не жить одним днем. Купить машину за 5−6 тысяч долларов, поставить бэушные колеса, покрасить кузов кисточкой и заявить — я перевозчик? Нет, это неправильно. Кстати, эти люди прекрасно знают, что они нерегулярщики, так пусть и возят корпоративы, свадьбы. А когда «подрастут», то пусть приходят в регулярку. Ведь пассажир — это самый дорогой груз перевозчика, здесь должно быть все на уровне и по закону.

Юлия Альгерчик, AUTO.TUT.BY

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: