“Владимир Путин будет оглядываться на 2016 год как на annus mirabilis (удивительный год (лат.) – Прим. ред.). Благодаря необычайной волне удачи президенту удалось преобразить международное положение России, изолированной и изнемогавшей под западными санкциями 12 месяцев назад”, – указывает Дэвид Кларк в Financial Times.

vladimir-putin1

Автор статьи перечисляет события этого года, которые, по его мнению, были на руку России и способствовали появлению пророссийских настроений: “Брекзит”, миграционный кризис, подъем правого популизма, близкая победа Асада, избрание Трампа президентом США.

“Новое настроение проявилось в прошлом месяце, когда [Путин] встретился со своим филиппинским коллегой Родриго Дутерте на Азиатско-Тихоокеанском форуме. Дутерте воспользовался этим случаем, чтобы пожаловаться на “притеснение” со стороны Запада, и заявил о своем желании быть частью “нового порядка”, возглавляемого Россией и Китаем. Если вспомнить, что эта реплика исходит от лидера страны, которая с начала холодной войны была одним из столпов системы американских альянсов в Азии, становится ясно: готовится нечто важное. Путину удалось распространить российское дипломатическое влияние за пределы своей традиционной аудитории – радикальных и антиамериканских режимов мира”, – говорится в статье.

“Источник этой привлекательности нетрудно понять. Путин – первооткрыватель стиля правления, соответствующего нуждам и интересам правящих элит многих развивающихся стран. Он показал, как можно манипулировать политикой и СМИ, чтобы гарантировать правительству постоянную монополию на власть, сохраняя при этом видимость избирательной конкуренции и нормальной конституционной практики. Более того, он обеспечил оправдания для отвержения установленных демократических принципов, настаивая на том, что у каждой страны есть право определять собственный путь. Путин называет эту смесь постмодернистского авторитаризма и напористого национализма “суверенной демократией”, – сообщает издание.

“Для Путина имитация может быть самой искренней формой лести, но рано или поздно ограничения этой модели проявятся – и для России, и для тех, кто пытается ей подражать. Россия завязла в колдобине стагнации и зависимости от экспорта нефти, потому что не может привлекать инвестиции и технологии, необходимые для модернизации ее экономики. Эта слабость продолжит ограничивать ее прогресс, даже когда цены на нефть восстановятся. Нельзя сказать, что бизнес не может процветать при авторитарных режимах – страны вроде Китая и Сингапура показывают, что может. Проблема возникает, когда авторитаризм обеспечивает хищную элиту прикрытием, позволяющим ниспровергнуть права на собственность и неприкосновенно грабить национальные богатства. Бизнесу нужен предсказуемый инвестиционный климат, который путинизм не может предоставить. Лишенные преимущества в виде натуральных ресурсов, смягчающих удар, новые поклонники Путина могут убедиться в этом быстрее большинства”, – резюмирует журналист.

Financial Times, Inopressa

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: