У 92-летней матери Ульяны Захаренко не осталось никого, за исключением семьи сына, которая живет в Германии. Признание сына умершим позволит решить ей хотя бы часть бытовых проблем: до сих пор женщина из пенсии платит за четырехкомнатную квартиру сына в Минске.

Ульяна Григорьевна Захаренко

Ульяна Григорьевна Захаренко, фото: Раиса Михайловская

1 августа Минский городской суд рассмотрит жалобу Ульяны Захаренко на определение суда Октябрьского района Минска. Судья Ольга Бируля не считает необходимым сегодня удовлетворить просьбу матери о признании Юрия Захаренко умершим, приостановив дело по формальным основаниям.

«Беларуский документационный центр» объявил акцию солидарности с 92-летней женщиной. «У нас ровно 10 дней, чтобы нашими общими усилиями показать власти, что Ульяна Григорьевна Захаренко не одна в своей борьбе за установление истины о судьбе ее сына», – отмечает БДЦ и призывает всех, кто помнит про Юрия Захаренко, поддержать его мать в суде.

Гость Беларускай праўды – руководитель БДЦ Раиса Михайловская.

-Уголовное дело по факту исчезновения Юрия Захаренко было возбуждено спустя четыре месяца – 17 сентября 1999 года. В 2003 году супруга Ольга Захаренко обращалась в суд Октябрьского района Минска с просьбой признать его умершим. Тогда дело приостановили до расследования уголовного дела по исчезновению Юрия Захаренко.

С тех пор прошло 17 лет. Уголовное дело практически не расследуется; мы считаем, что ведется имитация расследования, потому что ни родственникам, ни общественности – никому неизвестно, чем занимается единственный следователь по делам Гончара, Красовского, Захаренко – Юрий Варавко.

Чытайце па тэме:  Доктор-педофил осужден к 8 годам лишения свободы

За все годы скопился целый ворох бумаг о «ходе» расследования, потому что следователь извещает только об очередном продлении на 3 месяца предварительного расследования. Только на странице «Беларуского документационного центра» в Фейсбуке размещены 33 уведомления! Не считая жалоб Ульяны Григорьевны в качестве потерпевшей на действия и бездействие, на незаконное продление такого «следствия» следователя Варавко.  На все просьбы Ульяны Захаренко – сообщить, чем конкретно следователь Варавко занимался очередной квартал, ни разу не получен содержательный ответ.

В связи с этим 24 мая 2016 года Ульяна Захаренко обратилась в суд Октябрьского района Минска с иском о признании ее сына Захаренко умершим. Ровно через неделю, 30 мая, судья суда Октябрьского района Ольга Бируля  возбудила гражданское производство по заявлению. Присоединила его к гражданскому делу Ольги Захаренко от 2003 года и тут же приостановила его… до окончания расследования уголовного дела по факту исчезновения Юрия Захаренко.

Замкнутый круг.

-В какой стадии находится уголовное дело сейчас?

-Бесконечно продлевается: последний раз следствие продлено до 24 сентября 2016 года.

-Почему  мать добивается признания Юрия Захаренко умершим?

-Это чисто гражданское дело, которое начисто лишено политического подтекста.

Ульяне Захаренко в феврале исполнилось 92 года. Она понимает, что не вечна, поэтому ей нужно определиться с имуществом, которое, в том числе, осталось и от Юрия, и судьба которого до сих пор не решена. Ульяна Захаренко получает весьма скромную пенсию; возможно, она могла бы рассчитывать на другую пенсию – по причине потери кормильца. У нее никого нет, кроме семьи Юрия, которая проживает в Германии. Второй сын тоже умер за год до исчезновения Юрия Захаренко. Положение у Ульяны Захаренко очень сложное: она до сих пор оплачивает четырехкомнатную квартиру на улице Жуковского в Минске, в которой она прописана и которая числится на Юрии Захаренко. Очень много жизненных проблем, которые требуют решения.

Чытайце па тэме:  "Казалось: еще чуть-чуть, и дело Дмитрия Завадского удастся раскрыть" (видео)

-Акция солидарности, организованная «Беларуским документационным центром», и преследует цель – помочь с решением конкретной проблемы?

-Наша акция преследует несколько целей. В первую очередь, мы должны еще раз напомнить обществу о проблеме исчезнувших. Власти должны были решить проблему за 17 лет: многие страны готовы расследовать политические исчезновения, особенно на ранних стадиях расследования. Сейчас, спустя 17 лет, уже всем очевидно: люди мертвы, и даже маловероятно, что где-то сохранились трупы. Мы хотим заставить власти пошевелиться над расследованием общественно значимых дел.

И, безусловно, мы хотим помочь Ульяне Григорьевне решить проблему. Естественно, ей очень нелегко далось решение – требовать через суд признать сына умершим. Она все время ждала; говорит, в детстве, возвращаясь со школы, и позже, приезжая в гости, Юра стучался в окошко на веранде. Когда раздавался стук в окошко, я знала: пришел Юра. И каждый день, все 17 лет, она ждала стука в окошко на веранде. Ульяна Захаренко очень умная, здравая женщина; если она приняла решение добиваться признания сына умершим – значит, оно далось ей ценой невероятных усилий и душевных сил.

Георгий Громов, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.