События, влияющие на историю и приводящие к эпохальным изменениям, трудно замечать и выделять.

Петр Кузнецов, Facebook

 

Не бывает такого, что вот сегодня что-то произошло и все ошарашенно отметили: “О, вот с этой точки Римская империя стала ближе к распаду!”. Когда происходят события такого масштаба, что люди начинают это замечать и отмечать, это значит, что изменения уже начались.

Дозревание же ситуации до таких сдвигов происходит через череду событий более мелких, суть и характер которых более-менее понятны, но непонятными или, скажем так, незаметными остаются их связи с другими событиями, выстраиваемые цепочки и дальнейшие сценарии. Поэтому люди просто живут, отмечают, что где-то стало или становится хуже, где-то что-то идёт не так, но не осознают, какие процессы развиваются в большем временном масштабе.

Никто до последнего момента не предполагал распада СССР, очень вряд ли кто-то замечал и поступательно отслеживал крах Британской империи, множество поколений уверенно вели к гибели Римскую цивилизацию, но процессы “от” и “до” отследить становится возможным лишь по учебникам истории.

Поэтому сейчас очень трудно сказать, в какой именно момент был запущен процесс распада той системы, которую построил Лукашенко. Однако то, что процесс идёт, лично у меня не вызывает никаких сомнений. “От” и “до”, как и положено, в данный момент оценить невозможно. Но ситуация с эпидемией очень хорошо проявляет реальность.

Сам он любит вспоминать, что власть в 90-е была настолько слаба, что буквально валялась в грязи и он ее просто поднял. Поэтому его самоцелью было и есть осуществлять власть таким образом,чтобы из его рук ее никто не мог взять, пока сам не отдаст.

Проблема в том, что, похоже, с возрастом, он забыл один из основополагающих принципов эффективной власти.

Принимать решения – не право, а обязанность.

Как только ты перестаешь принимать решения, ты перестаешь осуществлять власть. Какое-то время, возможно даже, довольно долгое, можно сохранять свое место на вершине иерархии, только оно все меньше будет связано с реальной властью.

В этом смысле именно ситуация с эпидемией отлично показывает, как слабеет вертикаль, начиная от самого верха.

Никто не хочет принимать никаких решений. То есть, в каких-то точках кто-то не хочет, в каких-то – не может, в результате чего возникает серьезный вакуум и уже общество само берет на себя ответственность и просто ставит систему перед фактом – это и есть индикатор ослабления, если ещё не оформившейся слабости.

Не смогли принять решение по карантину для школ и садов – отдали на откуп самим родителям. Родители порешали, массово написав заявления, системе осталось лишь оформить свое согласие. Не смогли ни признать эпидемию, ни отвергнуть, лишь попытались спрятать голову в песок, скрывая информацию – информация полезла так, что системе осталось лишь оформить. Не принимают решение по предприятиям и вузам – прямо говорят, мол, пусть решают на местах каждый за себя. Конечно, нет решения по карантину, которое заменили стеснительной и трусливой рекомендацией.

В реально кризисной ситуации оказалось, что власть не хочет или не может принять ни одного стратегически важного решения. А, напомню, это не право, а обязанность эффективной власти.

Это, конечно, не та точка, в которой мы можем сказать: “О, с сегодняшнего дня власть стала слабее”. Ибо сегодняшний день лишь проявил и зафиксировал тенденцию.

Но это та точка, в которой хорошо видно: правитель дряхлеет, системы как таковой нет, возникают вакуумы.

Процесс идет, то бишь. Процесс реальных исторических изменений.

Построить страну под себя – вне времени и исторической динамики – не получилось.

Петр Кузнецов, директор Центра регионального развития ГДФ

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...