Виноваты ли соцсети в том, что зрители не смотрят беларуское кино?

Министр культуры Юрий Бондарь обрушился на социальные сети.

– Первое, что вызывает резкое неприятие, – нездоровый информационный фон вокруг беларуского кино. Моду в отечественном кинематографе диктуют не продюсеры и кинокритики, а завсегдатаи социальных сетей. В обществе сформировано неверное представление о современном беларуском кино: чернуха, снятая за три копейки на цифровую камеру. При этом происходит наглое, откровенное унижение киностудии «Беларусьфильм». Весь этот информационный произвол творится при молчаливом попустительстве киносообщества и СМИ, – заявил Бондарь на коллегии Министерства культуры.

Справедлив ли гнев министра и почему соцсети не желают поддержать беларуского кинопроизводителя?

Жбанков: Главным врагом беларуского кино является само беларуское кино

Киноаналитик Максим Жбанков уверен, что дело совсем не в соцсетях.

— Главным врагом беларуского кино — его официальной версии — является само беларуское кино, — отмечает эксперт. — То, что появляются сетевые комментарии и суждения, следует понимать, просто как использование экспертами, в том числе рядовыми зрителями, одной из реальных и крайне эффективных информационных площадок. То есть, сам по себе сетевой комментарий — это не диагноз и не оценка, это просто обозначение сферы присутствия.

Максим Жбанков считает, что в сетевом беларуском пространстве присутствует достаточное число вполне компетентных экспертов.

— Они далеко не всегда и не обязательно имеют ученую степень и формально являются кинокритиками, — отмечает эксперт. — С другой стороны, среди официальных экспертов и тех критиков, что находятся на государственной службе я могу наблюдать изрядное число людей, мягко говоря, слабо компетентных.

Более того, Максим Жбанков уверен, что главная задача любого серьезного автора — это максимальная реализация своего творческого замысла, а не попытка понравиться критикам или вызвать глобальные овации.

— А вот, чтобы оценить этот замысел, нужны зрители, эксперты, критики, — поясняет киноаналитик. — И хорошо, что критики спорят, хорошо, что критикуют, для того они и нужны. Самое главное, что убивает общественный резонанс фильма — это отсутствие его заинтересованного обсуждения. Вот сейчас оно у нас существует. Да, в основном в сетевом формате, потому что прежние медийные площадки чаще всего или не могут, или не хотят, или не умеют организовывать живое активное заинтересованное обсуждение.

Чытайце па тэме:  Гибридные операции и устойчивость общества: уроки финской истории

Эксперт считает, что гнев министра не по адресу.

— Мне представляется, что в своих критических высказываниях министр в основном обеспокоен неконтролируемым Министерством культуры и государственными структурами характером обсуждения культурного продукта, а вовсе не его качеством. Но не с теми он спорит, — считает Максим Жбанков.

Растаев: Давно ли какой-нибудь беларуской картине в серьезных залах аплодировали стоя?

Журналист, кинокритик и блогер Дмитрий Растаев внимательно следит за новинками кинематографа и уверен, что дело отнюдь не в соцсетях.

— Меня филиппика министра изрядно позабавила. Это уже стало каким-то национальным трендом — на голубом глазу говорить противоречащие друг другу вещи, — отмечает эксперт.

С одной стороны, министр негодует, что вокруг беларуского кино сложился «нездоровый информационный фон», что идет «наглое, откровенное унижение киностудии «Беларусьфильм», с другой, сам же и сетует, что «Беларусьфильм» не обеспечивает высокое художественное качество продукции.

— Простите, а связать эти два явления и проложить между ними причинно-следственную цепочку, вы не пробовали, товарищ министр? — задается вопросом Дмитрий Растаев. — «Информационный произвол» — слово-то какое подобрали! — это не что иное, как реакция зрительской аудитории на низкое качество продукции, о котором вы упомянули вполне справедливо.

Эксперт напоминает, что на дворе век скоростного интернета, и все богатство мирового кинематографа — в распоряжении зрителей. В том числе беларуских.

— Мы смотрим, сравниваем, делимся мнениями в соцсетях — и не наша вина, что сравнения эти не в пользу отечественного кинопроизводителя, — считает блогер.

Он предлагает посмотреть, что снимают в других странах, даже в тех, где не располагают серьезными финансовыми средствами на кинопроизводство.

— Никто не предлагает ставить наше кино в один ряд с американским или, скажем, английским. Даже исландское кино брать не будем, хотя это показательный пример — страна, где людей проживает меньше, чем в Гомеле, ежегодно выдает класс за классом, и не только благодаря именитому Кормакуру, — отмечает эксперт. — Нет, давайте посмотрим, что снимают наши соседи по экс-СССР. Все мы вышли из советской шинели, все немного ею скукожены, у всех туговато с финансами — но вот в Украине, Литве, Эстонии, Грузии снимают же достойное кино, несмотря ни на что.

Чытайце па тэме:  Почему Лукашенко не берет пример с Трампа и не идет в социальные сети?

Среди таких картин, по мнению эксперта, эстонско-грузинский фильм «Мандарины», номинировавшийся на «Оскар», украинское «Племя», нашумевшее в Каннах, трагедия «Мина начинает тикать» молодых грузинских кинематографистов, литовская драма «Иней», которой на Каннском фестивале зал аплодировал стоя.

— Давно ли какой-нибудь беларуской картине в серьезных залах аплодировали стоя? — задается вопросом блогер. — Или возьмем трилогию «Зеро» литовского режиссера Эмилиса Веливиса — яркий пример работы, одновременно и талантливой, и коммерчески успешной. Примечательный факт: все части франшизы сняты на основе сугубо национального материала. Действие происходит в Литве, и все персонажи — литовцы. Но картину с удовольствием смотрят во многих странах, даже не ощущая культурных барьеров.

Дмитрий Растаев уверен, что когда что-либо подобное снимут на «Беларусьфильме», у соцсетей вряд ли поднимется рука, чтобы развязать «информационный произвол» и «нагло унизить» родную киностудию.

А для этого эксперт советует «Беларусьфильму» отказаться от идеи создания масштабных «национальных проектов» и каких-либо «визитных карточек».

— Наши соседи на этом не особо заморачиваются, и лучшее из того, что ими снято, как раз ни на какие пафосные дефиниции не замахивалось, — поясняет Дмитрий Растаев. — Не надо страдать гигантоманией — просто повернитесь лицом к талантливым людям и действительно интересным проектам, которые могут быть и камерными, не претендующими на масштаб «нацпроекта». А чтобы отличать интересные заявки от шлака, держите руку на пульсе современного кино — оно ведь ох, как далеко шагнуло от того, что порой выдает «Беларусьфильм».

При этом эксперт констатирует, что низкое качество продукта — проблема не только «Беларусьфильма». Из независимых отечественных проектов тоже не очень просто выделить что-либо уровневое.

— Даже из тех, которым соцсети благоволят. Некоторые из них напоминают ролики с YouTube, безыскусно растянутые до полного метра, некоторые — скверную кальку с российских масс-муви, — считает эксперт. — Так что триумфатор «Лістапада-2017» — «Завтра» Юлии Шатун — хотя и снято «за три копейки на цифровую камеру», на этом фоне смотрится как раз выигрышно, что бы там министр ни говорил о смещении акцентов у организаторов фестиваля.

Чытайце па тэме:  Почему Лукашенко не берет пример с Трампа и не идет в социальные сети?

Дмитрий Растаев не согласен также с мнением, что в сегодняшней Беларуси невозможно снять классное кино из-за идеологического гнета и бюрократических рогаток.

— История знает множество случаев, когда хорошие фильмы снимали и в более стесненных идеологией условиях: вспомним тот же СССР, те же страны соцлагеря. Или возьмем современный Иран — тоже не самая свободная страна, но тамошние кинематографисты умудряются творить чудеса, — напоминает блогер.

Так, иранский кинорежиссер Джафар Панахи в 2009 году из-за участия в акциях протеста получил от властей 20-летний запрет на съемки, однако за эти годы изловчился снять уже три картины, причем одну из них — находясь под домашним арестом. Его недавнюю комедию «Такси» с удовольствием посмотрели киноманы всего мира. Земляк опального режиссера Асгар Фархади в прошлом году взял «Оскар» за драму «Коммивояжер».

— Список можно продолжать. Вот вам и несвободная страна! Когда имеешь талант и классные идеи, их даже в Иране можно реализовать, не то, что в стране процветающих клюшек, — уверен Дмитрий Растаев.

Он искренне надеется, что этот период в Беларуси закончится, и мы, наконец, сможем создать качественное кино.

— Не хотелось бы верить в расхожий тезис, что, дескать, есть нации кинематографические, и есть те, которым медведь на хлопушку наступил — но пока состояние дел в отечественной киноиндустрии, увы, его подтверждает. Надеюсь, это временное помрачение, связанное с известными обстоятельствами. В конце концов, снимали же когда-то и в Беларуси чудесное кино: «Иди и смотри», «Кортик», «Бронзовая птица», «Возьму твою боль», «Белые Росы» — это ведь наше все, родненькое.

Анастасия Беленькая, ЗАВТРА ТВОЕЙ СТРАНЫ

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: