Похоже, Трампа не волнует, что выход из ядерной сделки с Тегераном может иметь фатальные последствия – лишь бы разделаться с наследием Обамы, сетует FAZ. Трамп вывел США из Парижского соглашения по климату и Транстихоокеанского партнерства – и вот “завершение этой грубой сверхдержавной логики”, пишет Le Monde. Решение Трампа усилит альянс России с Ираном и его партнерами на Ближнем Востоке, считает The Huffington Post.

Президент Ирана Рухани на праздновании Национального дня ядерных технологий, EPA/UPG

 

Дональда Трампа, похоже, не слишком волнует, что его решение выйти из ядерной сделки с Тегераном может иметь фатальные последствия. Президентом США движет непреодолимое желание разделаться с наследием Обамы, уверен журналист Frankfurter Allgemeine Zeitung Клаус-Дитер Франкенбергер.

“Попытки канцлера ФРГ и президента Франции переубедить Трампа ни к чему не привели: глава Белого дома все-таки решил вернуться к санкциям против Ирана и выйти из ядерного соглашения”, – сообщает издание. Европейцы могут и дальше держаться за соглашение – “сделка не будет стоить и ломаного гроша”, говорится в статье. Тегеран уже заявил о том, что вернется к обогащению урана.

“Устрашающе реальной сегодня выглядит угроза того, что достигнутые в 2015 году ядерные соглашения будут расторгнуты и Ближний Восток окажется на пороге нового периода потрясений”, – пишет журналист.

Автор считает оправданной критику администрации Трампа того, “что Иран продолжает работать над своей ракетной программой и проводит агрессивную политику в регионе – будь то вооружение “Хизбаллы” в Ливане или поддержка повстанцев в Йемене”. “Но ядерное соглашение и не должно решать ни ту, ни другую проблему, – говорится в статье. – К тому же, насколько известно, Иран до настоящего момента соблюдал все договоренности, предусмотренные соглашением”.

Тихоокеанское торговое партнерство, Парижское климатическое соглашение, ядерное соглашение с Ираном – “Трамп нравится себе в роли разрушителя”, считает Франкенбергер.

Чытайце па тэме:  Экс-разведчик КГБ Швец: Если выяснится, что Кремль отравил Хиллари Клинтон, это, по сути, война между США и Россией

Вряд ли Пхеньян, с которым Трамп хочет договариваться о ядерном разоружении на Корейском полуострове, можно будет упрекнуть, если он станет сомневаться в надежности американских обещаний, заключает автор статьи.

“Подобно осколочной бомбе, решение Трампа атакует его европейских союзников и вслед за ними – либеральный международный правопорядок, главнейшими защитниками которого они являются”, – считает обозреватель Le Monde Сильвия Кауфман.

Кандидат, избранный под лозунгом “Америка превыше всего”, после прихода к власти уже открыл военные действия, выведя США из Парижского соглашения по климату. И продолжил их, когда покинул торговое соглашение Транстихоокеанское партнерство (TPP), а затем установил ввозные пошлины на сталь и алюминий. “Завершением этой грубой сверхдержавной логики стал выход из JCPOA (техническое название соглашения по иранской ядерной программе), что также подрывает мультилатеральную систему, которая определяет международные отношения после окончания второй мировой”, – пишет Кауфман.

Почему расторжение данного соглашения оказывается более серьезным, чем предыдущие? Потому что речь идет о безопасности и о распространении ядерного оружия в особо взрывоопасной зоне. Потому что оно сводит на нет упорные многомесячные усилия дипломатов Франции, Германии и Великобритании. Наконец, потому, что оно стирает в порошок основной принцип международного права: Pacta sunt servanda – “Договоры должны соблюдаться”.

“Для европейцев это звонкая пощечина, – продолжает Кауфман. – JCPOA является результатом десятилетия упорных и трудных переговоров, чистым плодом мультилатеральной дипломатии – соглашение было подписано в июле 2015 года уже упомянутыми тремя странами Старого Света, а также Ираном, США, Китаем, Россией и Евросоюзом”.

“Усилиям европейцев, призыву генсека ООН Антониу Гутерреша и силе международного права американский президент предпочел медийную манипуляцию израильского лидера Биньямина Нетаньяху и силу как таковую”, – упрекает Кауфман.

Чытайце па тэме:  Иран провел испытания новой ракеты вопреки санкциям США

“И что теперь? Париж, Берлин и Лондон доблестно докладывают о сохранении своей линии и своих усилий в отношении Ирана: их единство благотворно. Но отныне начинается тяжелый кризис трансатлантический отношений, более тяжелый, чем кризис 2003 года, связанный с войной в Ираке”, – считает автор, напоминая о расколе Европы по этому вопросу. Существует ли еще трансатлантическое сообщество в принципе?

“В момент подготовки переговоров о денуклеаризации Корейского полуострова международная система сильно расшатана, а деловая репутация ее установлений поставлена под сомнение”, – указывает журналистка. “Мы оказываемся в том периоде истории, который французский дипломат Янаина Эррера назвала “эрой брутализации дипломатии”, – заключает Кауфман.

“Решение президента Дональда Трампа выйти из ядерного соглашения с Ираном ослабит отношения США с другими государствами во всем мире и создаст проблемы, которые будут стоять перед американской внешней политикой годами, и это пойдет на пользу сопернику США (…) России”, – пишет корреспондент The Huffington Post Акбар Шахид Ахмед.

Шаг Трампа, по его мнению, может помочь Путину продвинуться к цели “расколоть альянс демократических государств под руководством США, который на данный момент доминирует в международных отношениях, и укрепить альтернативное объединение России, в которое входит Иран и его партнеры на Ближнем Востоке”.

При этом автор статьи замечает, что “соглашение было полезно для России, потому что она не хотела допускать, чтобы новые страны заполучили ядерное оружие и, следовательно, сделали одно из ее собственных преимуществ менее ценным”.

“По мере наращивания Соединенными Штатами экономического давления на Иран Исламской республике будет все труднее обзаводиться друзьями. Это оставляет Тегеран в союзе с Москвой”, – рассуждает автор. Хотя они неудобны друг для друга как партнеры, они сотрудничают, когда это в их интересах, пишет Ахмед, приводя в пример военное сотрудничество России и Ирана в Сирии.

Чытайце па тэме:  Эрдоган задумал «Тройственный союз»

Поборники жесткой линии в Тегеране хотят укрепить эти отношения – и заодно усилить ощущение праведной борьбы с Западом, которое поддерживает агрессивный национализм в среде их сторонников в обществе, пишет автор.

Более изолированный и параноидальный Иран означает, что “русские победили в геостратегическом отношении”, говорит Реза Мараши из National Iranian American Council. США укрепляют представления, которые стремится поддержать Россия: что Вашингтон может господствовать на юге Ближнего Востока, но север – включая ключевые регионы в Сирии, Ираке, Иране и Турции – находится под влиянием Москвы, поясняет эксперт.

“Это именно то, чего так сильно хочет Путин, – сделать так, чтобы Россия через 27 лет после распада Советского Союза снова казалась равной США”, – говорится в статье.

InoPressa

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: