А иностранная военная база в Беларуси – красная линия, которую Лукашенко очертил, чтобы избежать новых разговоров с Кремлём на эту тему.

Выступление министра иностранных дел Владимира Макея на закрытии первой конференции почётных консулов Республики Беларусь напоминает программную речь. Миротворчество, нежелание стать очагом напряжения в регионе и создание множества “подушек безопасности” – вот основные тезисы Владимира Макея.

Выступление министра иностранных дел по просьбе Беларускай праўды комментирует бывший дипломат Валерий Ковалевский.

-Суть внешней политики министр определил следующим образом: “Мы хотим иметь не одну «подушку безопасности», а много «подушек безопасности». Что это означает?

-Если кратко, то сказанное Макеем означает, что внешняя политика времён правления Александра Лукашенко оказалась недальновидной и вредной для интересов Беларуси. На протяжении двух десятилетий главные ставки Лукашенко делал на Россию, как правило, за счёт отношений с развитыми странами и даже соседями Беларуси. В результате сформировалась глубокая и всесторонняя зависимость от России, одновременно отношения с демократическими странами остались в примитивном или сильно подмоченном состоянии.

Статус и репутация Беларуси в международных организациях также оставляют желать лучшего. Захват Россией Крыма и начало войны против Украины на Донбассе в 2014 году заставили Минск попытаться пересмотреть внешнюю политику в корне. Отсюда и «подушки безопасности». На нормальном языке это должно означать развитые отношения с экономическими и политическими лидерами, участие в работе разного рода альянсов и международных организаций, выправление репутации Беларуси в мире.

Если оценивать прогресс в реализации этой политики, то можно сказать, что определённые подвижки есть, но в целом МИД Беларуси только в самом начале пути.

Чытайце па тэме:  Владимир Макей отправился с рабочим визитом в Прагу

-Владимир Макей признает, что в реальность проекта “Хельсинки-2” практически никто не верит, однако “убеждён – через некоторое время мы однозначно займёмся конкретной работой в этом направлении”. Министр выдаёт желаемое за действительное?

-Инициатива Беларуси в лучшем случае амбициозная, но если говорить о текущем моменте, то она явно преследует другие цели. Стоит напомнить, что точно такую же инициативу в 2008 году выдвигала Россия. Если у постоянного члена Совета Безопасности ООН ничего из этого не вышло, то у Беларуси возможности несопоставимо скромнее. Более того, даже если Беларусь будет упорно и методично заниматься продвижением «Хельсинки-2», и в конце концов дело дойдёт до реального разговора на тему перестройки безопасности в Европе, Минску никто лавры локомотива не вручит.

Тем не менее, безопасность и мир в регионе – благодатная тема, которая напоминает сбор денег Остапом Бендером на помощь беспризорным детям. Ответственности никакой, но можно завоевать репутацию борца за мир во всём мире. Только противоречие заключается в том, что Минск не смеет и пикнуть в адрес Кремля, который является главным дестабилизатором обстановки в регионе.

-Министр говорил о необходимости “диверсификация внешней торговли с равным (треть-треть-треть) распределением экспорта на рынках ЕАЭС, ЕС и стран «дальней дуги». Посильной ли задачей является диверсификация экспорта в стране, 45% экспорта которой (в 2016 году) идёт в Россию?

-Термину “диверсификация” торговли уже больше двадцати лет. Стремление разнести риски разумно, и эта цель достижима. Другое дело, что из-за многолетней политической конфронтации с передовыми странами Запада Беларусь потеряла много времени и возможностей. Так, в своё время Беларусь потеряла особые преференции в торговле с США и ЕС из-за нарушения Минском прав профсоюзов. Переговоры по вступлению Беларуси в ВТО также идут чрезвычайно долго. Тормозит процесс отсутствие экономических реформ, которые приводили бы к росту производительности и повышению конкурентоспособности беларуской продукции. Нужны такие условия работы бизнеса, при которых инициатива и разумный риск будут не караться государством, а будут поощряться и поддерживаться.

Чытайце па тэме:  Накануне саммита "Восточное партнерство". Без шансов на потепление

В целом, снижение экспорта на Россию до трети – это не предел, но одними заклинаниями перед дипломатами и тем более почётными консулами не обойтись: нужна домашняя работа правительства по многим направлениям.

-“Мы не хотим размещать у себя дополнительные какие-то иностранные воинские базы, потому что мы понимаем, что это будет использовано нашими партнёрами по ту сторону границы для адекватного ответа, и это приведёт к нагнетанию напряжённости. Мы не хотим быть источником напряжённости”, – заявил Макей. Так и хочется спросить: министр озвучил свою позицию либо официального Минска?

-Эта позиция полностью созвучна заявлению Лукашенко, который прямо сказал, что нужды в российской авиабазе на территории Беларуси нет. В этом вопросе Минск сохраняет последовательность, которая гарантирует развитие диалога с Западом и Украиной. Похоже, что вопрос иностранного военного присутствия – это та черта, которую Лукашенко обозначил очень явно и живо для того, чтобы избежать новых разговоров с Кремлём на эту тему.

-Через все выступление красной нитью проходит мысль о миротворчестве Беларуси и стремлении страны дистанцироваться от России, которую в мире воспринимают как агрессора. А позволит ли Кремль реализовать такую внешнюю политику?

-В значительной степени это уже происходит. В то время как отношения России с ЕС и США находятся в состоянии кризиса, у Беларуси обратная динамика улучшения отношений с теми государствами, кто пытается обуздать поведение Кремля.

Чытайце па тэме:  Россия, Турция и Иран готовы стать "гарантами" перемирия в Сирии

Вместе с тем, складывается впечатление, что Минск осторожничает и воздерживается от «излишне» смелых решений. Особенно показательным здесь выглядит пример отношений с США. Уже скоро десять лет как в столицах отсутствуют послы – ненормальное состояние для дипломатических отношений государств, политические разногласия которых далеки от вопросов войны и мира. На фоне позитивной динамики в двусторонних отношениях нет никаких особенно острых вопросов, которые не позволяли бы поставить вопрос о возвращении послов и возобновлении нормальной работы посольств Беларуси и США. Похоже, что Минск не хочет вызвать беспокойство в России, зависимость Беларуси от воли которой остаётся глубокой.

Но вполне вероятно, что сдерживающую роль в выстраивании новой внешней политике Беларуси играют и внутренние факторы в правительстве Беларуси. Стоить помнить, что ещё совсем недавно антиамериканская и антизападная риторика были нормальным явлением в исполнении руководства Беларуси, так что определённая инерция может сохраняться.

Георгий Громов, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.