“Лукашенко сделал большую ошибку, продав России “Белтрансгаз” за 5 миллиардов долларов; думаю, он больше не повторит своих ошибок”. Экономист Лев Марголин не разделяет алармистских взглядов о том, что посредством экономической экспансии Кремль приберет Беларусь к рукам.

-Не могу разделить алармистский шум, поднявшийся по поводу публикации в “Коммерсанте”. Я считаю, что пересказанное содержание программы реализации союзного договора больше соответствует интересам Беларуси, чем России. Речь идет о различных унификациях – правил, нормативов, рыночного пространства.

Но экспансии России в Беларусь и постепенно поглощения страны я не нашел. Что такое экспансия? В нашем случае это приобретение собственности. Но чтобы приобрести беларускую собственность, нудно, чтобы ее предложили. Но я не слышал, чтобы Лукашенко предлагал беларуские активы россиянам. Рассчитывать на то, что россияне клюнут на унификацию правил игры и массово начнут инвестировать в Беларусь, тоже не приходится: и западные, и восточные инвесторы прекрасно понимают, что Беларусь – не та страна, куда можно запросто прийти и вложить деньги. Просто потому, что, как и прежде, инвесторы ничем не защищены (судебную систему и силовую систему никто не меняет, а мы прекрасно помним, как беларуские силовики очень жестко обращались со своими российскими “братьями”). Да и интереса большого к беларускому рынку не наблюдается.

А теперь перейдем к главному. Несмотря на все устные и письменные договоренности, у беларуской стороны остается один очень важный инструмент – телефонное право, которое ничем не регламентируется. Можно подписать десятки документов, продекларировать равенство и братство, но если поступит приказ сверху даже в частное предприятие, оно его выполнит. Россия часто пользуется таким инструментом, как Россельхознадзор, его никто не отменяет и сейчас, а у Беларуси инструментов сдерживания гораздо больше, уже поверьте: у России один Россельхознадзор, а у Беларуси – любой государственный орган не пустит российский товар по первому звонку.

-Тогда зачем Москве изначально проигрышная программа?

-Я бы не сказал, что проигрышная: российскому бизнесу тоже заинтересован в едином рыночном пространстве, в унификации законодательства. Бизнес в любом случае – это интерес.

Лукашенко много раз повторял: здание надо строить не с крыши, а с фундамента. Между Беларусью и Россией много нерешенных проблем, сначала нужно решить их, и только потом переходить к более глубокой интеграции, в том числе и политической. В частности, якобы договорились об унификации банковской сферы, но национальные банки останутся разные.

-Это разве не нонсенс?

-Когда две команды выходят на футбольное поле, они должны играть по одним правилам. Если мы говорим про унификацию, то вполне разумно правила приводить к одному знаменателю. Не вижу ничего плохого в унификации налоговых систем; в принципе, они и так очень похожи, но есть нюансы. Например: в России социальный налог, а в Беларуси отчисления в Фонд социальной защиты населения, в России одна ставка НДС, в Беларуси – другая.

Возможно, Россия рассчитывает, что следующим шагом интеграции станет политическая сфера. Возможно, в Москве рассчитывают на то, что унификация правил облегчит экспансию российского капитала в Беларусь. Но, боюсь, ожидания завышены.

-Лукашенко не пустит в Беларусь никого?

-Нет. Во всяком случае, ключевые сферы (ни в банковскую систему, ни в Беларускую железную дорогу, ни полугосударственную страховую систему) Лукашенко не отдаст ни своему бизнесу, ни тем более – чужому. Лукашенко сделал большую ошибку, продав России “Белтрансгаз” за 5 миллиардов долларов; думаю, он больше не повторит своих ошибок.

Василий Адамушко, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...