Старший аналитик Альпари Вадим Иосуб в интервью Беларускай праўдзе объяснил, что происходит с беларуским рублем и какие угрозы несут Беларуси антироссийские санкции.

-МВФ улучшил собственный прогноз по Беларуси на 2018 год: рост ВВП вместо прежних 0,7% увеличен до 2,8%. Реальная ситуация в экономике дает основания для такого оптимизма?

-МВФ, как и другие международные финансовые институты, рейтинговые агентства, прогнозируют не будущее, а прошлое, то есть с опозданием реагируют на процессы, которые происходят в экономике.

С другой стороны, рост экономики с начала года ускорился. Организации, которые успели во второй половине прошлого года пересмотреть свои прогнозы по Беларуси, прогнозировали повышение – разброс прогнозов колеблется в рамках 2-3%. А если учесть, что ВВП рассчитывается с погрешностью, то разброс прогнозов организаций в диапазоне 2-3% можно считать неким консенсусом.

Прежде всего, рост связан с улучшением внешней конъюнктуры: высокие цены на нефть, что очень важно для Беларуси, переход от рецессии к росту в России, у нашего основного экономического партнера, и с повышением внутреннего спроса, который вызван повышением доходов населения и возросшей активностью потребительского кредитования.

Но здесь же таятся и риски, по которым озвученный прогноз может не реализоваться. Хорошо, когда растут цены на нефть и растет российская экономика. Но не следует забывать, что экономика России находится под перманентным риском введения новых санкций, которые могут стать тормозом для развития экономики Беларуси. А рост экономики за счет внутреннего спроса таит отдельные риски: его трудно назвать устойчивым, поскольку рост спроса грозит повышением инфляции, усилением давления на курс рубля. Прогнозы выросли, ситуация выглядит неплохо, но повода для самоуспокоения у беларуских властей нет.

-Не начались ли реализовываться риски, связанные с чрезмерной привязкой к российской экономике? После введения санкций в отношении России российский рубль пошел вниз. Спад беларуского рубля, наблюдавшийся на прошлой неделе, некоторые беларуские аналитики называют только началом проблем.

-Я в корне не согласен, что на прошлой неделе у беларуского рубля были хоть какие проблемы. Единственный способ эффективно оценивать беларуский рубль – не смотреть на курсы отдельных валют, а оценивать валютную корзину в целом. На сегодняшний день валютная корзина находится на уровне начала года: рубль на сотые процента стал крепче. Действительно, произошел рост доллара и евро, на фоне которого наблюдалось сильное падение российского рубля – это отражение внешних колебаний. Всю прошлую неделю корзина вела себя очень устойчиво, поэтому говорить о проблемах беларуского рубля можно только в том случае, если учитывать курсы доллара и евро, но закрыть глаза на курс российского рубля.

Можно сказать, что удешевление российского рубля теоретически несет определенные риски для беларуской экономики: делает наш экспорт в Россию более дорогим и неконкурентоспособным. На сегодняшний день укрепление беларуского рубля к российскому, с учетом движения и отката, составило порядка 3,5% – а это не то удорожание, которое может привести к серьезным проблемам.

Можно, конечно, вспомнить конец 2014 года, когда у беларуской экономики действительно возникли серьезные проблемы из-за падения курса российского рубля. Но к декабрю 2014 года российский рубль по отношению к беларускому подешевел более чем на 40%, сейчас удешевление составляет 3,5% – цифры разнятся на порядок.

В текущей ситуации, без новых болезненных санкций против России, говорить о серьезных трудностях для беларуской экономики я бы пока не стал. А рассуждать о будущих санкциях достаточно сложно, политика Трампа достаточно непредсказуема, да и санкции санкциям рознь: некоторые санкции бьют по российской экономике, некоторые проходят незамеченными. Минфин США подтвердил, что вводить наиболее болезненные санкции против России – против российского долга Минфин считает нецелесообразным, на днях руководство SWIFT заявило, что пока не идет речь об отключении России от системы – сейчас самые страшные и болезненные для России санкции выглядят предельно маловероятными. Если в мировых геополитических раскладах ничего кардинально не изменится, серьезных опасений с этой стороны ждать не надо. Естественно, не стоит сбрасывать со счетов и непредсказуемость ситуации.

-Значит, не приходится говорить, что падение российского рубля автоматически ведет к ослаблению беларуской валюты?

-Де-факто этого не произошло: падение российского рубля компенсировано ростом доллара и евро. С точки зрения стоимости валютной корзины, с рублем практически ничего не произошло – зафиксированы колебания в пределах десятых долей процентного пункта.

-Кстати, Белстат утверждает, что реальные располагаемые денежные доходы беларусов в феврале выросли на 7,5% к аналогичному уровню 2017-го. Насколько близка эта цифра к реальности?

-Сама цифра у меня сомнений не вызывает. Существует другой момент: средняя зарплата по стране выводит образ среднего беларуса, средние реальные доходы тоже касаются среднего беларуса, которого в природе не существует. С одной стороны, цифра справедливая применительно к среднему беларусу, но у каждого конкретного беларуса по-своему изменилась и номинальная зарплата, и реальные доходы. Увеличилось расслоение населения, рост средних доходов – номинальных и реальных – в действительности коснулся достаточно небольшого числа сограждан, у которых доходы и так были выше среднего. Вот такой парадокс мы наблюдаем: средние доходы выросли, но большинство беларусов на своем кармане этого роста не заметили. Средняя зарплата – плохой показатель для измерения жизни большинства беларусов.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: