Говоря о советской власти, для исторической правды стоило бы слово советская брать в кавычки. Так как Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов не обладали никакой реальной властью. И, более того, по сути, никогда не являлись даже тем, чем должны были быть — выборными органами.

Дмитрий Дрозд

 

Практически всю историю СССР во всесоюзном, республиканском или даже на местном уровне проходила всегда одна и та же спецоперация под названием «выборы» (о, как это знакомо современным беларусам!). Когда в лучшем случае выборы могли быть из двух заранее утвержденных партией кандидатов. А утверждала она только тех, на кого всесильная ГБ не имела компрометирующих материалов.

А компроматом могло стать, что угодно. Социально-чуждое происхождение твоё или родителей, раскулаченные или репрессированные родственники, родственники жены и даже друзья, неосторожно сказанная фраза «везде говорят про наши достижения, а нам нечего есть», просто сочувствие к расстрелянным или их близким, и уж, конечно, рождение, нахождение за границей или наличие там близких. И можете не сомневаться, что рождение человека в той части Российской империи, что после стала частью первого в новейшей истории беларуского государства БНР, потом БССР, а потом, после Рижского раздела была временно оккупирована Польшей, в его личном деле будет записано именно так, как нужно оперуполномоченным. Например, год и место рождения: 1900, Минская губерния, г. Новогрудок, Польша! Просто так было гораздо проще при необходимости завербовать человека или списать в «польские шпионы».

Чем больше я читаю допросы этих самых «шпионов», тем больше убеждаюсь: к власти прорвались шизофреники, и они насадили на всех ответственных участках подобных себе, ибо у здорового человека не выдержала бы психика. Они или реально верили во весь тот бред, что писали в делах, или они вынуждены были изображать в то, что верят, играть в эту смертоносную игру, но и то, и это — болезнь. Каждый из них знал, что сейчас, выбив из человека показания, что он враг, что он польский, немецкий, эстонский, латвийский и японский шпион, участник контрреволюционно-троцкистокой диверсионно-вредительской организации и даже военно-фашистского заговора (полный список «окрасок» врагов составлял около 80 позиций!) — они, минуя лишний в гуманной советской системе суд, отправляли человека прямо в Куропаты или на десяток лет в концлагеря.

Нам кажется, что концлагеря — это изобретение нацистов. Но в советских приговорах часто так и писали ещё в 20-30-х годах: 10 лет концлагерей, а в Минске уже в 20-х годах существовал концлагерь (ясно, что не был он никаким образом похож на Бухенвальд или Освенцим, но название было официальным). Как и слово «репрессии» использовалось совершенно публично. А вот сами планы (это были именно планы, с обозначением для каждого региона количества людей, которых нужно было «списать» по первой или второй категории) по уничтожению граждан своей страны чаще носили секретный и совершенно секретный характер.

И так как перед чекистами стоял конкретный план по убийству людей, то вся их работа превращалась в конвейер, а сами они вынуждены были становиться стахановцами и многостаночниками. Да, у них не всегда даже была возможность, чтоб пытать каждого арестованного отдельно. Такой сомнительной чести чаще удостаивались не простые крестьяне и рабочие, а члены партии, руководители, военнослужащие, когда нужно было подойти к делу с фантазией, и была потенциальная возможности в процессе допросов выйти на какие-то влиятельные персоны. А для простых людей часто применялись массовые пытки, например, такие как «выстойка». Десятки арестованных набивали в одну или натопленную выше нормы, или, наоборот, ледяную камеру, где они не могли пошевелиться, без воды, еды и выхода в туалет стояли там день, два, три… Или работу по «расколке» арестованного передавалась таким же арестантам, чаще приговоренным к высшей мере или лагерям уголовникам. Через неделю избиений в камере подозреваемого приводили к следователю уже готовым подписать любые его «разработки».

Чытайце па тэме:  Кадетов, сфотографировавшихся в майках с "Пагоняй", отчисляют

Впрочем, могли и не избивать. Чтоб не тратить время и силы, могли просто принести с допроса к тебе в камеру человека, точнее, уже окровавленный кусок мяса… Часто, так как пытки проходили в той же тюрьме, крики мучимых слышали не только в камерах (и каждый ещё до допроса мог представить, что с ним будет, если он откажется дать показания), но и на улице. Да, на допросах часто не только делали людей инвалидами, но убивали, списывая потом смерти на грипп или аппендицит. Некоторые дошедшие до нас свидетельства знаменитых очевидцев вызывают ужас, как например, про пытки Кузьмы Чорного или Всеволода Мейерхольда. Но это всё всего лишь эпизоды бесконечной фантазии следователей-садистов. Многие, действительно, получали удовольствие от своей работы. Есть примеры, когда следователь приходил в обвиняемому и говорил, что сегодня ночью он был у его жены и спал с нею. После этого могла последовать угроза: не подпишешь, сейчас же её привезут сюда и подвергнут на твоих глазах групповому изнасилованию. После такого предложения человек подписывал всё, в лучшем случае, обрекая только себя на смерть. В худшем, он называл «участками фашистского заговора» два-три десятка (иногда счёт шёл на сотни) своих знакомых, а иногда и родственников.

И так как это был конвейер смерти, то следователи часто ограничивались всего одним допросом! Люди могли надеяться, что вот сейчас я под пытками признаюсь, но на суде я всё расскажу, как меня пытали, как издевались… Но суда… не было. Приговоры утверждали «тройки», утверждали заочно, без изучения дел и, конечно, без адвокатов. У «судей» — руководителей местного НКВД, ВКП(б) и прокуратуры — были только короткие выжимки, сделанные следователем по принципу: был завербован тогда-то и тем-то, делал то-то и то-то и, главное, «свою вину признал». А признание — царица доказательств! Но и на чтение этих двух-трёх предложений чаще не тратили времени, так как за день отправляли на расстрел сотни несчастных. Человеку даже не зачитывали его смертный приговор, и о нём он чаще узнавал уже за минуту до смерти.

Чытайце па тэме:  Станислав Шушкевич: А Путину он будет служить

Но и смертный приговор часто не означал окончания мучений. Например, есть свидетельства, когда оперуполномоченные водили красивых женщин перед расстрелом якобы для медицинского осмотра… Есть пример, как одного мужчину, приговоренного к ВМН, заставили совершить половой акт с только что расстрелянной женщиной, пообещав его отпустить. Естественно, тоже убили. Часто расстрелы проходили на виду у ожидающих своей смерти людей, когда у тебя на глазах убивали твоих друзей и близких.

И так как это был конвейер смерти, то изобретались различные способы по «оптимизации утилизации человеческого материала»: людей душили газом ещё по дороге на место расстрела, оглушали их молотками или ломами, чтоб не сопротивлялись. Задокументированы и совсем изуверские способы убийства. Так в Житомире 11 осужденных к смерти арестантов рискнули сбежать из тюрьмы. После их поимки всех подвергли избиениям железными ломами, а убили… Всех 11 убили при помощи паяльной лампы, просто сожгли во время пыток. Причём на этой расправе в гараже тюрьмы присутствовали почти все чекисты местного отдела, даже те, в чьи обязанности это не входило. Присутствовали добровольно, так как хотели лично посчитаться с рискнувшими на побег арестантами.

Не гнушались чекисты и мародёрства. Худшую одежду стелили на пол грузовиков, на которых трупы отвозили на кладбище, чтоб кровь не протекала на землю, но её было так много, что многие видели эти лужи крови во дворе тюрьмы. Эту одежду потом закапывали вместе с расстрелянными, а вот всё лучшее: кожаные куртки, шубы и полушубки, сапоги, гимнастёрки, платья… всё шло в ход, делилось, раздавалось участникам расправы и коллегам, а также продавалось на рынке. У одного заслуженного чекиста — начальника внутренней тюрьмы НКВД — при обыске было обнаружено 37 золотых коронок, вырванных им вместе с зубами у расстрелянных (или ещё живых?) людей. Эти 37 коронок могли бы стать замечательным символом заслуг палачей, если бы их в виде орденов повесить на кителе работника НКВД.

Все эти примеры, которые можно было бы множить бесконечно, не плод фантазии автора — они все взяты их реальных дел чекистов, которые после попали под суд. В конце 1938 года началась расправа над самими палачами: они выполнили свою грязную работу, теперь нужно было уничтожить ненужных свидетелей. Правда, приговорили к ВМН, назвав шпионами, в основном руководство НКВД, а те, кто фабриковал дела, пытал и расстреливал, в большинстве случаев отделались лёгким испугом, будучи осуждёнными «за нарушение социалистической законности» к 5-10 годам. Некоторые вообще получили сутки или условно — пытки и мародёрство не были такими большими преступлениями, как, например, троцкизм. Да и те, кто попал в лагеря, долго там не находился. Вскоре начавшаяся война востребовала их таланты, и большинство палачей вернулись в строй. Крайне редко они попадали на передовую, чаще их назначали на привычные должности в Особые отделы частей или СМЕРШ, где и продолжили то, что они умели лучше всего: ловить шпионов. Сколько ещё невинных жизней советских солдат, обвинённых в шпионаже, стали жертвами их талантов, мы никогда не узнаем. Многие палачи стали орденоносцами, получили новые звания, вышли на пенсию героями, получили квартиры на центральных проспектах столиц, купили дачи в Крыму и на пенсии ходили по школам, рассказывая о военных подвигах.

Чытайце па тэме:  Волчек известил международное сообщество о новых формах репрессий в Беларуси

Казалось бы, что всё это — дела давно минувших дней, но увы… Никакого суда над палачами и вообще над всей преступной коммунистической системой не произошло. Беларусь осталась со старыми кумирами, на каждом из которых сотни тысяч убиенных. 7 ноября идейные потомки убийц вновь выйдут на улицы Минск с красными флагами. По-моему, единственным честным транспарантом для них был бы лозунг «Мало мы вас расстреливали!». Ибо каждый, кто празднует 7 ноября, празднует годовщину одной из величайших трагедий в истории человечества, унесшей жизни миллионов человек.

Репрессии сталинского времени — это смертельная игра шизофреников и маньяков. И если первых и вторых ограждают от общества в специальных учреждениях, то умельцы стряпать уголовные дела востребованы и сейчас. Думаю, что никто сталинских палачей не верил в то, что люди, обречённые ими на смерть, хоть в чём-то виновны. Их жертвы были или противниками действующего строя, или самыми ярыми его поклонниками, но это не спасло их от смерти. Так как сама идея построения коммунизма была человеконенавистнической, людоедской, основанной на преступной идее превосходства одного класса над другими (а это всё-равно, что превосходство одной нации над всеми другими — что стало идеологией нацистов). Тогда все понимали, что поиск врагов — это обязательная игра, не участвовать в которой смертельно опасно, поэтому в репрессии было вовлечено всё общество.

Но не так ли происходит и сейчас? Когда в делах «Площадь-2010» или «Белого легиона», государственные СМИ показывают нам фантастические фильмы про раскрытые заговоры. А общество, понимая суть происходящего, проглатывает эту ложь, и обвиняемые попадает в тюрьмы… Печально это говорить, но наша нынешняя система, является наследницей сталинской, конечно, в более мягком виде. Но все лучшие наработки коммунистов в плане контроля над обществом, имитации выборов и народовластия, создания оторванной от реальной жизни людей виртуальной реальности счастливого и богатого общества и т.п. и сейчас востребованы. Конечно, пока эта система не может развернуться во всей своей мощи. Но, не нужно заблуждаться, это может произойти в любой момент. Тех, кого вели на расстрел в Куропаты, тоже до последнего не могли поверить, что такое возможно в ХХ веке.

Что ж… С вашим праздником вас, дорогие людоеды! И, говоря “дорогие”, я не лицемерю: 70 лет вашей власти, власти коммунистов обошлись нам очень дорого — они стоили жизней наших близких и миллионов граждан по всей планете. Не забудьте, выходя на демонстрацию, надеть ордена ваших дедов — ордена из золотых коронок.

Дмитрий Дрозд, Белорусский документационный центр


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.