Парадокс XXI века: государство, отказывающееся вести диалог с собственным народом, пытается создать переговорную площадку европейского масштаба

Фото Сергея Гудилина

Советская промышленность производила два вида продукции – для внутреннего потребления и на экспорт. Нет смысла объяснять, качеству какой из них уделялось приоритетное внимание. Советский «пипл», живущий в условиях перманентного дефицита, «хавал» (разметал с прилавков) все, что «выбрасывала» торговля. Но кроме товаров на прилавке для избранных граждан имелись товары под прилавком. Их ассортимент наряду с «импортным» мог включать отечественные товары в экспортном исполнении.

Казалось бы, руководство страны должно было в первую очередь заботится об удовлетворении потребностей собственных граждан. Однако за мир во всем мире, т.е. за продвижение коммунистических идей в странах Африки, Азии и далее по списку приходилось платить. А в условиях тотальной неэффективности советской экономики единственным источником таких платежей оказывалось собственное население.

С момента распада СССР прошло более четверти века, но привычка производить товары в экспортном исполнении, в том числе и товары политические, никуда не делась. Пример тому — форум «Минский диалог», участником которого посчастливилось быть автору настоящей статьи.

Открываю словарь основных терминов, используемых в книге историка Александра Ахиезера «Критика исторического опыта»: «Диалог есть социальный феномен, прежде всего контакт людей. <…> Д. в общении характеризуется восприятием оппонента как комфортного, во всяком случае не как дискомфортного, что свидетельствует о существовании между участниками Д. хотя бы минимального элемента тождества, единства. Это дает основу для взаимопроникновения мыслей и смыслов. Смысл человеческого общения – в установлении некоторого консенсуса, сосуществования, необходимого для некоторой социальной общности».

Замечательное определение. Убедительное. Только какое отношение оно имеет к нам?

73 года беларусы прожили в условиях монолога коммунистической партии, когда любые попытки публично выразить отличные от официальных мысли и смыслы карались при Сталине десятью годами лагерей без права переписки, а при Брежневе — психушками.

Окно возможностей, открывшееся для диалога в годы горбачевской «гласности», захлопнулось в Беларуси не без согласия «большинства» после принятия так называемых изменений и дополнений в Конституцию на референдуме 24 ноября 1996 г. С тех пор отношение главы государства к своим политическим оппонентам как к «врагам народа» стало нормой, о чем он и заявляет с завидным постоянством.

Власть в Беларуси самоценна. Поэтому нет ничего удивительного в том, что всех, кто не входит в список «приближенных к столу», она рассматривает в качестве средства для достижения собственных целей. Цели эти, естественно, объявляются национальными. Для их определения диалога не требуется. Более того, он был бы опасен как для власти, так и для «большинства» в условиях доминирования в культуре монологической формы мышления.

В своем выступлении на форуме Лукашенко отметил, что «минская экспертная площадка призвана способствовать обмену мнениями, аргументированной дискуссии и началу диалога, дефицит которого отчетливо ощущается в международных отношениях».

Кто бы спорил. Но что мешает создать в Минске экспертную площадку для обмена мнениями по беларуским проблемам, по проблемам, которые не косвенно, а напрямую и в ежедневном режиме затрагивают 9,5 млн. человек? Иначе, выслушивая правильные слова о роли диалога в укреплении международной безопасности (слово «диалог» в своем выступлении Лукашенко произнес 11 раз), невольно вспоминаешь восклицание Вовочки из «бородатого» анекдота: «И эти люди запрещают мне ковыряться в носу!».

Признание на официальном уровне наличия в стране «врагов народа» означает, что гражданская война, начало которой положили большевики, в Беларуси все еще продолжается. Какой бы при этом смысл в данное определение своих политических оппонентов не вкладывал Лукашенко, речь идет о расколе в культуре и обществе.

Одноразовыми действиями его не преодолеть, но общее направление движения нам подсказывает Конституция: «Статья 4. Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений».

Для ее реализации необходимо, во-первых, ликвидировать идеологическую «вертикаль». Подчеркну, что речь идет о «вертикали», а не о государственной идеологии. Последнюю ни ликвидировать, ни запретить нельзя, т.к. нельзя ликвидировать и запретить то, что не существует. Что касается идеологической «вертикали», то, как показала практика, она может осуществлять контроль за лояльностью беларусов и при отсутствии идеологии.

Во-вторых, властную «вертикаль» необходимо отстранить от возможности монопольно влиять на редакционную политику государственных СМИ. Приватизация для этого не обязательна. Международного опыта по контролю со стороны общества за работой государственных СМИ имеется с избытком.

В теории выполнение этой программы из двух пунктов осложнений не вызывает. Однако на практике перед нами типичная проблема, с которой столкнулись мыши, решившие обезопасить себя от кота с помощью колокольчика. Т.е. колокольчик на шее кота проблему решит, но кто и как сможет его повесить?

Поэтому не обязательно быть профессиональным футурологом, чтобы предсказать ближайшее будущее минской площадки для диалога. Она будет открыта для всех желающих, готовых порассуждать на тему «космических кораблей, бороздящих просторы Большого театра». Что касается диалога по вопросам, волнующих беларусов, то в таком диалоге власть не нуждалась и нуждаться не будет.

Сергей Николюк, baj.by

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: