10 лет назад впервые в нашей стране провели пересадку печени. Операцией руководил хирург Олег Руммо.

Фото с сайта kurjer.info

 

Тогда он еще не возглавлял РНПЦ трансплантации органов и тканей, да и самого центра тоже не было. Олег Олегович и его коллектив развивали трансплантологию практически с нуля. Однажды на вопрос корреспондента «Рэспублікі» «Почему вы начали заниматься трансплантацией?» Олег Руммо ответил: «Хотелось доказать, что мы в Беларуси тоже чего-то стоим». И доказал. Вся его команда доказала. С той поры новую печень, а с ней и вторую жизнь, обрели 540 человек.

Специалисты РНПЦ трансплантации органов и тканей делали пересадки сложнейшим пациентам, от которых открещивались врачи с мировым именем. Например, оперировали главу Моссада, проводили ретрансплантацию японскому больному, вмешательства пациентам с сочетанными пересадками. Сотрудники центра выполнили первую пересадку печени в Казахстане — детскую и взрослую. Обучают специалистов из многих государств. Сегодня в нашей стране проводят в среднем 70 трансплантаций печени в год. А какие из пересадок наиболее уникальные? Их много. Вот лишь несколько самых эмоциональных историй.

«Поцелуй» бледной поганки

Шестнадцатилетний Женя Смирнов из Гомеля стал первым подростком с донорской печенью. Его врачи выхаживали год.

Евгений тренировался в Минске в сборной по боксу. На каникулы приехал домой. И, как он иронизирует сегодня, просто «неудачно поужинал грибами». Отравилась вся семья. Папа — опытный грибник, но и сапер порой ошибается… Родители получили легкое отравление, что называется, задело по касательной. А основной удар яда пришелся на Евгения. Это он проглотил бледную поганку. Больница, кома, операция. Сознание Жени выпало из тех дней.

Женя Смирнов нацелен на большой спорт

Женя Смирнов нацелен на большой спорт

 

Олег Руммо вспоминает: «Это было тяжелое отравление. Необратимые изменения в печени. Выход один — пересадка. Находим печень умершего пациента с гепатитом С. По всем документам трансплантацию делать нельзя. Родители умоляют: пересаживайте с каким угодно гепатитом, только спасайте! Мы — в Минздрав. Там говорят: если речь о спасении ребенка — работайте! Пациента спасли, потом вылечили вирус».

Евгений Смирнов: «Я очнулся в Минске, мне начали объяснять, что произошло. Я пока родных не увидел, не поверил: какая пересадка? Думал, розыгрыш. Смотрю, к кровати привязан: повязку все время срывал, когда от наркоза отходил».

«Анна Каренина», «Война и мир», «Братья Карамазовы» — Женя взахлеб читал все произведения, которые пропустил в школе. Врачи, говорит, приучили: «Никогда столько не читал, а тут — год в больнице. Отпустят на время — и опять под наблюдение. Ноутбук — нельзя, телевизор — нельзя. Так и «подсел» на книги. Расширил библиотеку. В этом году 10 лет после операции, а я все читаю. Но сейчас больше зарубежную классику. Сильно не концентрировался. Операция и операция. Когда первый раз домой приехал, много прочитал о том, что люди после трансплантации возвращались в большой спорт. Начал небольшие нагрузки давать. Втихаря от врачей поначалу, а потом по самочувствию увеличивал темп».

Боксу пришлось «изменить» с легкой атлетикой. Так распорядилась донорская печень — ее нужно беречь от удара. В остальном, по словам Жени, чужой орган, давно ставший своим, ни в чем его не ограничивает. Евгений спуску себе не дает. Планирует вернуться в профессиональный спорт: «Больше тренируюсь. Режим суровый. Нечего себя щадить. В паралимпийский спорт попасть не получилось — не прошел по параметрам, слишком здоровый. Со здоровыми пару раз ездил на соревнования. Но пока еще недотягиваю. Теперь наращиваю темп. На манеж записался. С тренером познакомился. Технику бега правильную ставлю. Больше внимания уделяю дыханию. И работаю тренером. Раз в месяц езжу в Минск на проверку. Печень работает отлично. Моя мечта — просто жить. Я стал больше ценить простые вещи, на которые раньше не обращал внимания. Прогулку на улице, общение с родными. Повзрослел лет на десять. Раньше стеснялся звать родных на соревнования. А потом все вместе переживали. Понял, что никого не надо стесняться. Увидел, кто друг, а кто так». «А может, и удачно тогда поужинали, — философски смягчает драму Женя. — Так бы кто-то из родителей больше отравился, а меня же спасли. Но грибы с той поры у нас в семье не собирают и не едят».

Маленький герой

Навсегда убрали грибные блюда со стола в еще одной семье, из Мозыря. Лиане Буйновец шел второй годик. Бабушка дала ей ложку грибного супа. В семье горе: умерла от отравления бабушка, умирает и внучка.

Лиана БУЙНОВЕЦ занимается в модельном агентстве, шьет и поет

 

Олег Руммо: «У девочки острый некроз печени. А донора нет. И тут погибает восьмимесячный ребенок. Родители дают разрешение на забор органов. Все это происходит в течение суток. Сегодня эта девочка уже школьница».

Лиана учится во втором классе. А еще занимается в модельном агентстве, посещает кружок по плетению из бисера, уроки пения и шитья. Помогает маме с младшей сестренкой Миленой.

«Восьмимесячный мальчик из Пинска спас нашу доченьку. Когда посещаем церковь, всегда ставим свечку за упокой, — голос Лилии Александровны взволнованный. — Лиана очень быстро пришла в себя, реабилитацию прошла на ура. Выписали дней через десять. Сразу уже бегала. Но все детство я не разрешала ей кататься на горках, переживала, чтобы не упала, не толкнули. Просила купить ролики. Не жалко, но только если шлем на область живота надеть. Таблетки пьет в одно и то же время. Будильники стоят и у нее и у меня. Стараемся употреблять поменьше сладкого, но она очень любит шоколад. Даже после операции, когда нас перевели в палату, выпросила у врачей разрешение на маленький кусочек».

Лиана историю своей пересадки и ее причину знает хорошо, поэтому не дружит даже с шампиньонами. «Когда ждем гостей, делаем пиццу, — улыбается мама девочки. — Добавляю иногда шампиньоны. Но Лиана никогда их не ест. Садимся за стол, и она спрашивает: «В этом салате нет шампиньонов? А в пицце нет?» А так все хорошо».

Спасибо за шанс

Цирроз печени Алле Нестеренко поставили за пять лет до пересадки. А в лист ожидания Алла Николаевна попала спустя полгода после того, как пересадку печени впервые провели в нашей стране.

Алла НЕСТЕРЕНКО счастлива, что живет и работает

 

«Взяться за такое, когда еще нет современного оборудования, но есть сильное желание помочь людям, использовать все возможности и знания — это дорогого стоит. Я человек верующий и надеялась на Божью помощь. Доверяла медикам. Понимала, что иначе не выживу. Угасала как свечка. Весила тогда чуть более 55 килограммов. Сегодня мне 62 года, работаю заведующей читальным залом Могилевской областной библиотеки им. Ленина. Очень счастлива, что живу и работаю. Вечно жить не будем, но очень хочется пожить, порадоваться за родных и близких. Мне такой шанс врачи дали. За это время мой сыночек окончил университет в Москве, работает там же. Мы счастливы, что есть друг у друга. Увидела свадьбы племянников, их детей. Я рядом с ними, мне больше ничего и не надо».

После трансплантации печени Алла Нестеренко быстро пошла на поправку. Но спустя время вновь легла на операционный стол. В этом же центре ей удалили опухоль на кишечнике.

«Я их всех обожаю — от санитарочек до Олега Олеговича, — моя собеседница не сдерживает восторга. — Эти люди — бриллианты государства. Радуюсь их успехам. Благодарна руководству страны, что поддерживает трансплантацию. Когда взрослые, а главное, и дети получают еще одну возможность жить — это очень важно».

В тему

Печень: перезагрузка

Наши специалисты окажут помощь грузинским коллегам в развитии программы трансплантации печени. Об этом заявил директор Республиканского научно-практического центра Олег Руммо на международной конференции «10 лет трансплантации печени в Беларуси: этические проблемы, итоги, перспективы», которая прошла в Минске.

Ведущие трансплантологи нашей страны и постсоветского пространства, а также правоведы Совета Европы собрались на форуме, чтобы обсудить проблемы биоэтики в сфере органных пересадок.

Руководитель Департамента политики и сотрудничества в области прав человека Совета Европы Михаил Лобов заметил, что междисциплинарный диалог позволяет избежать злоупотреблений в сфере стремительно развивающихся высоких технологий в медицине. «Важно, чтобы национальное законодательство соответствовало принципам биоэтики, установленным в Конвенции Овьедо — Конвенции о правах человека и биомедицине. Беларусь сейчас на этапе совершенствования закона о трансплантации органов и тканей, и эта встреча особенно актуальна».

Трансплантологи России, Казахстана, Украины, Грузии поделились успехами и обсудили проблемные вопросы.

Сегодня достижения в области органных пересадок в нашей стране настолько высоки, что теперь за практикой приезжают к нам. «Мы накопили опыт всех существующих методик по трансплантации печени, — отметил Олег Руммо. — Кроме того, есть свои редкие и уникальные наработки. Наша гордость — детская программа. Удается спасать малышей, и это особенно ценно. Мы провели первую пересадку печени в Казахстане. Всего сделали там десять таких операций. Теперь планируем оказать помощь грузинским коллегам».

Заместитель Премьер-министра Василий Жарко пообещал, что государство и в дальнейшем будет поддерживать активно развивающуюся трансплантационную программу.

Ольга Косякова, “СБ. Беларусь сегодня”

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: