Шведские фонды, которые поддерживают демократию в Беларуси, выделили 200 тысяч крон ($25 тысяч) на исследование о том, нужен ли в Беларуси национальный институт по правам человека. Грант предназначался минскому “Центру изучения внешней политики и безопасности” (FPS), базирующемуся на Факультете международных отношений БГУ.

Национальный институт по правам человека (также его можно назвать “Институт омбудсмена” и “Институт уполномоченного по правам человека”) — независимое учреждение, занимающееся защитой прав граждан. Уполномоченный по правам человека контролирует деятельность государственного аппарата и реагирует на жалобы о нарушении прав личности. Также он должен иметь право законодательной инициативы. В России подобный общественный институт уже есть — уполномоченной по правам человека является уроженка Беларуси Татьяна Маскалькова.

“Во-первых, неприемлемо, чтобы шведское правительство давало деньги такой организации на такую ​​цель. Выводы, которые они сделают, наверное, будут близки к позиции властей, — возмущается руководитель шведской правозащитной организации “Восточная группа” (Östgruppen) Мартин Угла. — А во-вторых, зачем это оценивать ещё раз? Мы прекрасно понимаем, что такой институт нужен. Мы считаем происходящее попыткой режима замедлить процесс”.

Откуда взялось это исследование?

Этот исследовательский проект имеет долгую предысторию. По словам Мартина Углы, беларуские власти на протяжении долгих лет уклоняются от создания национального правозащитного института, на котором настаивает ООН. Но вот, наконец чиновники “пришли к выводу”, что “вопрос не достаточно изучен”.

Агентство развития ПРООН согласилось с этим и выступило с инициативой: подготовить доклад “с целью оценки необходимости создания национального правозащитного института в Беларуси”. Все последующие шаги предполагалось делать после обсуждения этого документа.

Ещё в 2012 году Национальный центр законодательства интересовался у правозащитников, нужен ли Беларуси уполномоченный по правам человека. Документ: TUT.by

 

“Результаты исследования должны быть опубликованы в августе. Однако, насколько я знаю, никакого публичного обсуждения не произошло, — продолжает Мартин Угла. — Это не самый большой проект, но здесь ситуация принципиальная. Если финансируются такие проекты, значит, более важные проекты не получат этих денег”.

Östgruppen утверждает, что исследование финансируется из бюджета Sida (Swedish International Development Cooperation Agency) —”Шведского международного агентства по развитию сотрудничества”. Но и там, и в МИД Швеции, и в шведском посольстве в Минске правозащитникам отказали в деталях о реализации проекта.

Что известно о FPS?

FPS располагается в здании Факультета международных отношений БГУ по улице Ленинградской, 20. Почти все эксперты центра — это руководители или преподаватели беларуских вузов. Среди них —действующий декан ФМО Виктор Шадурский и его предшественник Александр Шарапо, заведующий кафедрой дипломатической и консульской службы факультета Андрей Русакович, преподаватель этой кафедры Денис Буконкин, сотрудники кафедры международных отношений Юлиана Малевич, Александр Тихомиров, Роза Турарбекова и Андрей Селиванов. Все они зависят от государства хотя бы потому, что связаны с государственным учреждением трудовыми договорами, которые нужно регулярно перезаключать.

Есть в списке и лица, более заметные в публичной сфере. Например, координатор проекта “Цитадель” Александр Шпаковский. Директор FPS Сергей Палагин время от времени выступает как автор пророссийских проектов “Sputnik Беларусь” и IMHOclub. Во время мартовских акций протеста он в эфире телеканала ОНТ назвал позицию властей “ясной и понятной”, а репрессивные действия милиции — большой победой, “потому что импотенция властей приводит к тому, что произошло в Украине”.

Мартин Угла считает “Центр изучения внешней политики и безопасности” типичным GONGO (government-organized non-governmental organization) — негосударственной организаций, созданной по инициативе властей. Номинально GONGO не зависят от государства и представляют гражданское общество. Но на практике их цель — лоббирование интересов властей в международных структурах и имитация демократических процессов в недемократических странах.

По словам Мартина Углы, практика, когда европейские гранты получают не настоящие негосударственные организации, а GONGO, приобретает массовый характер.

Какие результаты принесло исследование и будут ли они опубликованы?

Еврорадио дозвонилось до директора “Центра изучения внешней политики и безопасности” Сергея Палагина. Он подтвердил, что FPS должен был это проводить исследование. Между Центром и ПРООН был заключён договор, но до его подписания дело не дошло: в определённый момент учреждения, ответственные за финансирование проекта, попросту свернули сотрудничество.

“Мы не готовили исследование, потому что нам запретили. Не знаю, то ли ООН прекратил, или с беларуской стороны — Совет министров [все подобные гранты проходят согласование на уровне Совмина. — Еврорадио], но денег мы не получили, — говорит г-н. Палагин. — Мы были заинтересованы в исследовании, всё было хорошо, у нас были все документы, и у нас есть те, кто должен был заниматься этим. Но в определённый момент мы не подписали договор. И больше никаких постепенных шагов со стороны ООН не было”.

Кто именно остановил проект — не принципиально. Так или иначе, Беларусь не стала ни на шаг ближе к созданию национального правозащитного центра. Вопрос о нём в очередной раз зашёл в тупик. Если исследование, на котором настаивали беларуские власти, не происходит, ПРООН придётся начинать переговоры с начала, ища другие аргументы для чиновников.

 

 

 


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.