В Беларуси насчитали не менее 120 действующих генералов и должностных лиц, имеющих равные с ними специальные звания и аналогичные знаки различия. 

belvpo.com

 

10 июля 1942 г. командир 141-й стрелковой дивизии полковник Тетушкин направил письмо секретарю ЦК ВКП(б) Маленкову, в котором, в частности, писал: «Я воевал в войну 1914-1917 годов. В штабе полка были двое: командир полка и адъютант, в штабе дивизии трое-четве­ро – и все. Теперь у нас на КП командира полка – десятки людей, на КП командира дивизии – сотни, а в армии или на фронте я даже не могу сказать, там – тучи. Причем все они ездят на машинах, приезжает, привезет какую-нибудь писульку и завалится спать при этом штабе на неделю. А у противника штат тылов и штабов минимум раз в десять меньше нашего…».

Действительно, в тот период в Красной Армии по штатным нормам только в строевых частях полагалось наличие одного командира или полит­работника на шесть красноармейцев и сержантов, в то время, как в вермахте на одного офицера по штатным нормам полагалось 29 солдат и унтер-офицеров, во французской армии – 22, в японской – 19.

Еще больше «штатная плотность» командно-начальствующего состава была в управлениях и административно-хозяйственных структурах Красной Армии. Причем особо значительной была численность генералов. Так, в докладе начальника Главного управления кадров Красной Армии генерал-полковника Ф.И.Голикова от 18 мая 1944 г., направленном И.В.Сталину, указывается, что до начала войны в Вооруженных Силах СССР было 994 генерала, а на 15 мая 1944 г. – 2952. Причем, в службе тыла было аж 326 генералов, т.е. 11% к общей численности этой службы. Кроме того, по имеющимся штатам должностей могут быть сделаны представления на присвоение генеральских званий еще на 6 000 полковников, т.к. в Вооруженных Силах существует 9007 должностей, которые могут замещаться генералами, кроме того, некоторые центральные управления стремятся добиться присвоения генеральского звания даже тем полковникам, должностное положение которых определяется категорией «подполковник-полковник». В этой связи в докладе для сравнения приводились данные по количеству генералов в других странах: США – 1065, сухопутная армия Великобритании – 517, Германия – 2198 (без санитарной и ветеринарной служб), Япония – 1209.

Также в докладе указывалось, что 46% генералов имеют довольно слабую военную подготовку: не имеют никакого военного образования 142 генерала, военное образование в объеме военного училища – 443, курсов – 769. В этой связи им предлагалось «… потребовать от лиц, вовсе не имеющих военного образования, подготовиться и сдать за военное училище. Для генералов, окончивших лишь военные училища и курсы, установить определенный план получения академического образования, хотя бы по сокращенной программе …».

Фактически ситуация со штатной численностью командно-начальствующего состава, описанная в письме командира 141-й стрелковой дивизии полковника Тетушкина и в докладе начальника Главного управления кадров Красной Армии Голикова, сохранилась и в воинских и военизированных формированиях Республики Беларусь.

В частности, по самым скромным подсчетам в Беларуси не менее 120 действующих генералов и должностных лиц, имеющих равные с ними специальные звания и аналогичные знаки различия. Например:

в Вооруженных Силах – не менее 40 (министр обороны, начальник ГШ ВС – первый заместитель министра, заместитель министра, заместитель министра по вооружению – начальник вооружения ВС, заместитель министра по тылу – начальник тыла ВС, помощник министра по вопросам военной экономики и финансам – начальник главного финансово-экономического управления, помощник министра по идеологической работе в ВС – начальник главного управления идеологической работы, начальник Департамента международного военного сотрудничества МО – помощник министра по вопросам международного военного сотрудничества, начальник главного управления боевой подготовки ВС, заместитель начальника ГШ ВС – начальник главного оперативного управления, заместитель начальника ГШ ВС – начальник главного разведывательного управления, начальник главного организационно-мобилизационного управления – заместитель начальника ГШ ВС, заместитель начальника ГШ ВС – начальник главного оперативного управления, заместитель начальника ГШ ВС по боевому управлению, начальник ракетных войск и артиллерии ВС – начальник управления ракетных войск и артиллерии ГШ ВС, начальник инженерных войск ВС – начальник управления инженерных войск ГШ ВС, первый заместитель начальника тыла ВС – начальник штаба тыла, первый заместитель начальника вооружения ВС – начальник штаба вооружения, начальник управления территориальной обороны – заместитель начальника ГШ ВС, начальник управления связи ГШ ВС, начальник главной военной инспекции ВС, командующий ВВС и ПВО и его заместители, командующий ЗапОК и его заместители, командующий СЗОК и его заместители, командующий силами специальных операций ВС, начальник ВА и его первый заместитель, начальник СВУ, начальник 72-го гвардейского Объединённого учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов ВС, начальник факультета ГШ ВА);

в структуре МВД – 18 (министр, первый заместитель – начальник криминальной милиции, заместитель – командующий внутренними войсками, заместитель – начальник милиции общественной безопасности, заместитель по идеологической работе и кадровому обеспечению, заместитель – начальник Департамента финансов и тыла, шесть начальников областных УВД, начальник Минского ГУВД, начальник Департамента исполнения наказаний, начальник Департамента охраны, начальник Академии МВД, начальник Могилевского института МВД, начальник специализированного лицея МВД);

в системе КГБ – 13 (председатель, четыре его заместителя, шесть начальников областных управлений, начальник управления военной контрразведки КГБ, начальник ИНБ);

в системе Следственного комитета – 11 (председатель, два его заместителя (из трех), три начальника управления (из семи));

в органах прокуратуры – 12 (генеральный прокурор, четыре его заместителя, пять прокуроров областей (из шести), прокурор Минска);

в органах пограничной службы – шесть (председатель ГПК, его четыре заместителя, начальник ИПС);

в системе МЧС – шесть (министр, четыре его заместителя, начальник института);

в Государственном комитете судебных экспертиз – четыре (председатель, три его заместителя);

руководители Службы безопасности Президента, ОАЦ, Департамента финансовых расследований КГК.

Кроме того, несколько генералов откомандированы в органы государственного управления с оставлением в кадрах силовых структур (Государственный секретарь, два его заместителя, заместитель председателя ГВПК, один в ОАО «АГАТ – системы управления», председатель ДОСААФ, помощник Президента Республики Беларусь – инспектор по Минской области). Генеральские звания, очевидно, имеют и беларуские «губернаторы», т.к. еще 3 ноября 2011 г., А.Лукашенко присвоил звания генерал-майора председателям облисполкомов и Минского горисполкома в связи с тем, что они также руководят советами обороны соответствующих регионов (источник)

Подобные генеральским знакам различия имеют и руководители таможенных органов – председатель, четыре его заместителя и руководители таможен областных центров, имеющие специальные звания «Государственный советник таможенной службы» (количество звезд на их погонах соответствует рангу: одна – III, две – II, три – I).

Учитывая, исходя из численности соответствующих структур (например, Вооруженных Сил – почти 65 тыс. чел., из которых более 46 тыс. военнослужащих (источник)), то на одного генерала Вооруженных Сил приходится почти 1150 военнослужащих, на одного генерала милиции – почти 2 600 сотрудников, на одного генерала-пограничника – около 2400 пограничников, на одного генерала внутренней службы – около 2300 сотрудников ЧС, на одного генерала-чекиста – почти 230 сотрудников госбезопасности (источник численности).

Для сравнения: на единственного генерала-командующего внутренними войсками МВД – 11-13 тыс. военнослужащих.

Кстати, в армии СССР в 1991 г. на 3 млн. 800 тыс. военнослужащих приходилось 1939 генералов, т.е. на одного армейского генерала приходилось 1560 военнослужащих.

В Российской армии в настоящее время на 1 млн. 800 тыс. военнослужащих приходится около 2500 генералов, т.е. один генерал на 720 военнослужащих.

В США, согласно доклада «Report to Congress on General and Flag Officers in the U.S. Armed Forces», который исследовательская служба Конгресса США выпустила 18 февраля 2016 г. (автор Lawrence Kapp), на действительной службе в вооруженных силах США было 896 генералов и адмиралов (плюс еще 19 выведенных за штат): в армии – 319, в ВВС – 277, в ВМС – 217, в корпусе морской пехоты – 83). Учитывая, что численность Вооруженных Сил США 1 430 000 человек, то на одного генерала приходилось почти 1600 военнослужащих, соответственно, в армии – почти 2300, в ВВС – почти 1500, в ВМС – около 1500, в корпусе морской пехоты – 2400.

Таким образом, «много или мало» генералов – понятие относительное, к тому же ни в одной стране нет строгого соотношения генеральского звания с занимаемой должностью.

Однако если исходить из армейских категорий, то самый младший генерал – генерал-майор должен командовать воинским формированием численностью не менее 10 тыс. военнослужащих, в котором на вооружении находится 2,5 тыс. единиц боевой и транспортной техники.

Леонид Спаткай, Belarus Security Blog

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...