На этот вопрос пытаются ответить наши российские коллеги в своей публикации «Выстоит ли Беларусь без российской нефти!?» 

Фото: Наталия Губернаторова, Московский комсомолец

Сейчас, когда во всём мире активно интересуются текущими ценами на нефть и влиянием их снижения на мировую экономику, любой беларус как никто другой знает, что нефть – это не просто ликвидный актив и не только энергоноситель, но ещё и важнейший аспект внешней политики. Любой гражданин Республики Беларусь (РБ) прекрасно осознаёт, насколько важна энергетическая диверсификация не только для экономики, а, вообще, для будущего беларуской государственности.

Сегодня США наращивают экспорт сланцевой нефти и пытаются полностью перекрыть закупки венесуэльской нефти (которая ныне контролируется „Роснефтью”) за рубежом. По крайней мере, пока в Каракасе сидит Н. Мадуро. Если же в Венесуэле будет закреплен новый президент – Х. Гуайдо, Вашингтон позволит опять открыть нефтяной кран на всю катушку.

В Саудовской Аравии правящая семья пытается перенести приоритет из сектора нефтедобычи (где всё ограничивается бурением и эксплуатацией скважин) в сектор переработки (включая развертывание глобальной сети зарубежных нефтеперерабатывающих заводов и предприятий нефтехимической отрасли), развитие собственного танкерного флота, а также сетей автозаправок по всему миру.

В Сирии за контроль над нефтяными промыслами Дайр-эз-Зора продолжают вести борьбу исламские группировки, режим Б. Асада, Турция и Россия. В самой РФ лишь торговля нефтью удерживает российскую экономику, попавшую в „стагнационную ловушку”, от полного падения.

Тем не менее, Кремль продолжает использовать „энергетические рычаги” (экспорт нефти и газа) как своеобразное оружие для оказания давления на другие страны. Если раньше мы были свидетелями „газовых войн” между РФ и Украиной, то в 2019 г. началась „нефтяная война” между Россией и Беларусью. Так, премьер-министр РБ С. Румас заявил, что Беларусь из-за налогового маневра РФ потеряла в 2019 г. около $330 млн. Комментируя данный факт, президент РБ А. Лукашенко заявил, что Москва специально придумала налоговый маневр с целью давления на Минск, требуя платить за нефть цену, более высокую, чем мировая. При этом, обе стороны прекрасно понимают, что речь идет не просто о необходимости загрузить мощности (гордости беларуской промышленности) полностью модернизированных нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) в Мозыре и Новополоцке. На самом деле, речь идет о дальнейшей судьбе беларуской государственности!

Если в 1991 г. обретшая независимость Беларусь начинала свой путь как типичное государство-сателлит бывшей метрополии, то сегодня Минск уже ведет самостоятельную игру, находясь в сложной конфигурации между Москвой, Киевом и Варшавой, между Вашингтоном и Пекином, при участии Брюсселя и других. В 2019 г. кремлевская политика „поощрения за дружбу” сменилась на „принуждение к интеграции” в рамках углубления проекта Союзного государства России и Беларуси (существующего сугубо на бумаге со 2 апреля 1997 г.). Поводом для наступления на Минск послужил один из вариантов решения проблемы легитимного продолжения царствования В. Путина: бессменный российский лидер должен был стать первым президентом Союзного государства, а А. Лукашенко предлагалось возглавить объединенный Союзный парламент. Но настоящая причина вызревала уже много лет и нынешнее обострение отношений между Москвой и Минском было неизбежным.

Говоря на чистоту, на протяжении нескольких десятилетий экономика РБ пользовалась колоссальными преференциями со стороны РФ. В глазах Кремля такая основательная экономическая помощь соседу (и в убыток себе) компенсировалась постепенным угасанием белорусской национальной идентичности и беспрецедентным взаимодействием в оборонной сфере. Так, Вооруженные силы РФ размещают в Беларуси (на основе долгосрочной аренды) военные части, авиадивизии и ракетные комплексы. Особенно важно для ВС РФ то, что в Минской области находится уникальная радиолокационная станция 70М6 „Волга”, являющаяся ключевым элементом российской системы обнаружения запуска баллистических ракет. Более того, РБ и РФ строят единую систему противовоздушной обороны. Ну и, естественно, проводят бесконечные совместные военные учения.

Вместе с тем, после серьезного замедления темпов экономического развития РФ, в Кремле посчитали, что содержать Беларусь на дотациях и далее будет слишком накладно. В результате, несмотря на многочисленные договора между РБ и РФ на двусторонней основе и принадлежность обеих стран к Евразийскому экономическому союзу, Москва поставила Минску ультиматум: либо конец льготам и торговля (в первую очередь, энергоносителями) по мировым ценам, либо настоящая (а не декларативная) интеграция в рамках Союзного государства. При этом, второй вариант, де-факто, означает инкорпорацию, то есть, включение РБ в состав РФ.

В свете затеянной В. Путиным кампании по внесению поправок в Конституцию РФ (и решения проблемы легитимного царствования посредством этого варианта), можно предположить, что в ближайшее время Кремль не станет педалировать тему углубленной интеграции Союзного государства. Однако, в долгосрочной перспективе Россия, скорее всего, будет придерживаться тактики медленного экономического удушения Беларуси, постепенно вынуждая Минск идти на всё новые уступки.

Хорошей новостью для РБ является то, что план РФ поглотить белорусское государство (считающееся в Москве историческим недоразумением) не нравятся другим глобальным игрокам. Ни Запад, ни КНР не заинтересованы в укреплении РФ за счет беларуских национальных интересов. Поэтому ЕС и США уже помогают Минску в „нефтяной войне” с Москвой. Так, канцлер ФРГ А. Меркель лично звонила В. Путину, призывая его сохранить незыблемым транзит российской нефти в ЕС через РБ. В свою очередь, госсекретарь США М. Помпео заявил, что Беларусь получит столько американской нефти, сколько ей потребуется. Также глава госдепартамента США намекнул, что Вашингтон мог бы снять санкции с РБ (наложенные в своё время за жесткое давление А. Лукашенко на оппозицию), организовать с Минском взаимное назначение послов (которых уже долгое время нет), оказать содействие в налаживании отношений РБ с МВФ, вложить инвестиции в беларускую экономику и даже признать результаты, назначенных на август т.г. президентских выборов (на которых с большой долей вероятности победу снова одержит Бацька). При этом, условие у США одно: защищать свой суверенитет и не допустить инкорпорации со стороны России.

Конечно, по правде говоря, у Минска нет большого выбора среди альтернативных источников и маршрутов поставок энергоносителей, которые были бы подходящими для РБ по цене. После того как в январе т.г. РФ отказалась продавать РБ нефть по льготной цене и поставила всего 500 тыс. тонн (хотя двустороннее соглашение предусматривает поставку 24 млн. тонн за год или 2 млн. тонн в месяц), Минск начал рассматривать возможные пути диверсификации поставок нефти:

из Азербайджана (или Ирана) до грузинского порта Поти, танкерами Черным морем до Украины, трубопроводом Одесса-Броды, железной дорогой до Мозыря;

из польского Гданьска железной дорогой до беларуских НПЗ или (беря пример с украинского варианта) с помощью так называемого реэкспорта из Польши;

из США (или Норвегии, ОАЭ, КСА, Конго, Венесуэлы) до литовской Клайпеды или латвийского Вентспилса, а дальше железными дорогами через Литву и Латвию;

из Казахстана российскими трубопроводами, если РФ даст своё согласие.

Конечно же, все указанные направления являются намного менее рентабельными, по сравнению с российским. Во-первых, из-за логистики. Так, нефть из РФ поступает трубопроводом „Дружба”, ответвления от которого ведут прямо на Мозырский и Новополоцкий НПЗ. Во-вторых, из-за цены на нефть, поскольку все указанные варианты предполагают поставки по мировым ценам, тогда как РФ долгое время предоставляла РБ скидку в 15% от экспортной цены российской нефти. Говоря упрощенно, вся беларуская экономика последних десятилетий базировалась на упомянутой скидке, которая позволяла полу
чать хорошую прибыль от продажи в ЕС продуктов нефтепереработки. Вместе с тем, если Минск так и не сможет договориться с Москвой, он будет вынужден согласиться на поставки больших объемов нефти по одному из указанных вариантов.

Последние события, связанные с заметным и, вероятно, долгосрочным падением цены на „черное золото” на мировом рынке, играют на руку Бацьке. Так, например, в середине марта т.г Саудовская Аравия предложила европейским потребителям сырую нефть марки Arab Light по цене $25 за баррель в порту Роттердама. Причём, компания Saudi Aramco заявила, что собирается нарастить экспорт нефти в Европу до 200% (хотя раньше европейский рынок для Саудовской Аравии являлся второстепенным).

В любом случае, диверсификация поставок энергоносителей сделает экономику Беларуси более стабильной (особенно, во время энергетических споров), ослабит одну из главных форм давления со стороны РФ и укрепит возможности РБ проводить политику, соответствующую национальным интересам. Учитывая то, что отрасль нефтепереработки является сегодня основой экономики РБ (и главным источником выплат бюджетникам и пенсионерам), Минск просто обязан наладить дополнительные (помимо российского) пути поставок нефти на беларуские НПЗ.

В целом, Минск, конечно, не сможет быстро трансформировать экономическую систему государства, построив открытую, рыночную экономику с надежными источниками наполнения госбюджета, гарантированными рынками сбыта и диверсифицированной энергетикой. Но, как представляется, начать необходимо именно с обеспечения энергетической независимости беларуского государства.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...