Беларусь и Россия должны к ноябрю согласовать все интеграционные дорожные карты. А в ноябре все повторится…

Все годы, что Владимир Путин у власти, они с Александром Лукашенко находятся в состоянии «ни мира, ни войны», Минск, 2016 год. Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

 

Беларусь и Россия должны к ноябрю согласовать все интеграционные дорожные карты, сообщил премьер-министр Беларуси Сергей Румас по итогам встречи с председателем правительства России Дмитрием Медведевым.

“В обновленной программе действий будут прописаны в первую очередь дорожные карты по секторам экономики. Мы эти дорожные карты должны согласовать все абсолютно к ноябрю”, – цитирует БЕЛТА Сергея Румаса.

Столько усилий – и все напрасно?

Ситуацию по просьбе Беларускай праўды прокомментировал экономист Лев Марголин.

-А в ноябре произойдет то же самое. Интересы двух стран диаметрально противоположны: то, что нужно России, не нужно Беларуси, и наоборот.

-Как в таком случае стороны намерены искать компромисс?

-Медленно, постепенно, то затухая, то опять разгораясь. Россия не склонна решать главный для Беларуси вопрос – платить компенсацию за налоговый маневр. Очень вовремя подвернулась тема об углублении интеграции, требования об углублении союзной интеграции выставлены с понимаем, что Лукашенко никогда на реальное углубление интеграции не пойдет. Это красная черта, за которую Лукашенко не переступит.

Но есть десятки более мелких вопросов, которые в принципе решить можно. Дело в том, Единое экономическое пространство – более глубокая степень интеграции, чем Единая таможенная зона, но до сих пор не решены многие вопросы по таможенным режимам, таможенным пошлинам. Не решены проблемы, которые озвучивал Семашко, о распространении режима наибольшего благоприятствования не только на российские предприятия, которые производят сельскохозяйственную технику, но и беларуские сборочные предприятия; хотя это и не соответствует российскому закону, потому что уровень локализации менее 50%, но найден аргумент в стиле Семашко: оказывается, машинокомплекты, которые мы поставляем в Россию, сделаны-то из российского металла.

Периодически Беларусь будет возвращаться к налоговому маневру, Россия будет отвечать углублением интеграции, введением единой валюты. На что, на что, а на введение единой валюты Беларусь точно не пойдет: можно соглашаться на совместные Вооруженные силы, еще на что-то, но как только речь заходит о единой валюте – не новой валюте, а о российском рубле с единым эмиссионным центре в Москве, – на том независимость Беларуси заканчивается. В Европейском Союзе, где степень интеграции гораздо выше, чем в союзном государстве, и то ни одна из стран еврозоны не лишена функций эмиссионного центра, единственная задача – удерживать инфляцию в пределах трех процентов. Мы знаем историю: эмиссионная деятельность часто становилась едва не единственной экономической стратегией в Беларуси, мы помним первые годы Петра Петровича Прокоповича (председатель правления Национального банка Республики Беларусь в 1998—2011 годах). На введение единой валюты Беларусь никогда не пойдет.

-Минску от Москвы нужны деньги, Москве – политические уступки. Никто не хотел уступать, что называется.

-Ничем не закончится. Думаю, будет сохраняться перманентное состояние между Беларусью и Россией, которое Троцкий характеризовал так: “Ни мира, ни войны: мир не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем». Беларусь периодически будет требовать денег, Россия – большей политической лояльности, на что Лукашенко не пойдет. Во всяком случае, еще 2-3 года стагнация беларуской экономики может сохраняться без резкого падения, а если сделают хотя бы шаг навстречу международным финансовым институтам, то можно протянуть даже не 3, а все 5 лет.

-Без сближения произойдет отдаление стран друг от друга…

-Не думаю, что странам грозит удаление. Вопрос о союзном государстве возник еще 20 лет назад – и до сих пор обсуждается. Пока в Беларуси у власти находится Лукашенко, в России – Путин, на мой взгляд, они обречены на существование как планета и спутник: ни приблизиться и не удалиться. Ни у одного, ни у второго нет вариантов: Беларусь никому не нужна (в лучшем случае от нее ждут, что она станет себе немножко поприличнее вести), точно так же – и Россия. Есть реалполитик, есть коммерческие интересы, но от все равно от России надо держаться на почтенном расстоянии.

-Не обернется ли такое сосуществование поглощением Беларуси?

-Когда во главе стран стоят непредсказуемые люди, то случиться может все.

Но все-таки полная аннексия Беларуси, на мой взгляд, не выгодна ни Беларуси, ни России. Во-первых, народ российский народ не поймет (Украину всегда в России расценивали как слишком гордую страну, а беларусы – братья, чего же их захватывать)? Во-вторых, мирная аннексия Беларуси невозможна. Я уж не говорю о реакции мирового сообщества: захват Беларуси приведет к новым экономическим санкциям против России, которая значительно слабее России образца 2014 года.

Я больше верю, что Путин вполне искренне говорит, что никакого захвата, никакого поглощения, никакого объединения не будет.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...