Коллеги Аркадия Бабченко в социальных сетях прощаются с известным российским журналистом, которого 29 мая в Киеве расстрелял неизвестный.

Аркадий Бабченко   Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

 

«Не боялся быть против»

Илья Жегулёв, специальный корреспондент «Медузы»

«Аркаша, мой любимый оппонент и самый сердечный, мудрый человек среди всех нас пьяниц. Он никогда не боялся быть против всех, даже друзей. Говорить неприятные вещи, спорить с улыбкой, но до конца.

Вряд ли бы он вам подставил левую, если бы вы его ударили по правой, хоть он был удивительно мирным и добрым человеком, несмотря на все то, что он прошёл.

И тот, кто застрелил его так подло, в спину, трусливо и мерзко, тот не заслуживает даже собачьей смерти».

«Лютая ненависть к войне»

Редакция «Новой газеты»

«Аркадий знал войну, участвовал в ней, но всегда и люто ее ненавидел. Может быть, это и стало причиной его отъезда из России. Лютая ненависть к войне и людям, которые ее организовали.

Мы все время спорили, все время не соглашались. И хотели делать это вечно. Не получилось.

Аркадий Бабченко на протяжении нескольких лет был военным корреспондентом «Новой газеты». Издание уже заявило, что проведет свое расследование убийства журналиста.

Его всегда вел вперед талант. Талант диктовал ему тексты, которые он выпускал. Этого не понимали подонки, которые ждали его в подъезде».

«Резкий, искренний, настоящий»

Константин Эггерт, телеканал «Дождь»

«С Аркадием Бабченко я виделся всего пару-тройку раз. Но он присутствовал в жизни, моей и многих, потому что публикации его невозможно было не заметить. Храбрый был. Резкий, искренний, настоящий».
Отвечать за убийство будут не те, кто убил

Игорь Ильяш, журналист «Белсата»

«Помню, когда я еще только начинал свою журналистскую карьеру, я разбирал репортаж Аркадия Бабченко из Цхинвала в качестве образцового – с карандашом в руках, делая на полях пометки. До сих пор считаю это одним из лучшим военных репортажей, что я читал в своей жизни.

Это зимой в Киеве мне повезло с ним познакомиться лично. Как оказалось – я познакомился с Бабченко за три месяца до его гибели.

Хочется добавить, что-то о том, что эти кровавые упыри когда-нибудь расплатятся за все, что они натворили… Но, полагаю, расплачиваться будут (как всегда) преимущественно не те, кто реально имеет ко всем этим преступлениям отношение».

Экспорт страха

Мустафа Найем, бывший журналист, ныне депутат Верховной Рады

«Убийство Аркадия Бабченко, как и убийство Павла Шеремета, как и многие другие демонстративные взрывы и расстрелы направлены на то, чтобы вселить в нас страх, ощущение безысходности и хаоса.

Этот террор был экспортирован к нам с войной, из страны, где теракты и расстрелы журналистов и политиков, были нормой задолго до того, как они пришли в наш Крым и наш Донбасс. Я не намекаю, я говорю прямо: демотивированное, разобщенное и подавленное общество облегчает задачу агрессора и мародера.

Мы просто не имеем право пускать этот страх в свои мысли и жить с оглядкой на границу. Они должны знать, что мы не боимся, не сдались и будем защищаться, воевать и не остановимся, пока не закроем этот адский экспорт. Закрывать границу, ужесточить проверки, увеличить расходы на безопасность, перенять передовой опыт стран, где умеют это делать. Фронт теперь уже в Киеве, на наших улицах, в наших домах. Бояться, на самом деле, нет смысла. Надо действовать».

Свобода слова испускает дух

Антон Долин, главный редактор журнала «Искусство кино»

«Аркадий Бабченко – именно такой, каким он был, – воплощал свободу слова.

С его смертью испустила дух эта свобода.

Земля пухом».

«Самый бескомпромиссный журналист»

Режиссер документального кино Алиса Коваленко

«Во время революции мы с Любовью Дураковой хотели сделать маленькую документальную историю о нём на Майдане. Сейчас так жаль, что тогда так и не закончили. Замечательный человек и самый бескомпромиссный журналист, которого я знала. Нам тебя не хватает».

Война против войны

Юрий Сапрыкин, главный редактор журнала «Афиша»

«Его упертость, непримиримость и сознание собственной правоты были как будто не из сегодняшнего времени. Его легко представить в старообрядческом скиту или на какой-нибудь крестьянской войне эпохи реформации, причем на любой из сторон. Сейчас понятно, как будет разыгрываться дальше расследование его убийства: стороны конфликта бесконечно будут сваливать вину друг на друга, выясняя, кому это больше на руку, коллективному Путину или всемирному анти-Путину. Так устроена эпоха постправды, в которой истины как бы не существует или до нее невозможно докопаться — но для Бабченко она безусловно была, и он готов был ради нее идти до конца.

Он был человек войны, который однажды начал воевать против самой войны. И война ему за это отомстила.

Спи, солдат».

belsat.eu

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: