В критических ситуациях люди начинают полагаться на инстинкт, который требует идти за тем, кто знает выход. Так рождается спрос на вождя.

Новые Известия

 

Те, кто не считает себя сторонником власти, персоналистский авторитарный режим в Беларуси часто воспринимают как ничем не ограниченный. Реальность, однако, сложнее подобного упрощенного представления. Отсутствие правовых или моральных рамок для национального лидера не означает отсутствия рамок технических. В конце-то концов перед законом Ома пасует любая власть.

За примером далеко ходить не требуется. 6 февраля Лукашенко провел совещание с экономическим блоком. Несмотря на то что на совещании был обсужден «спектр вопросов» (от международного сотрудничества до повышения эффективности работы отдельных предприятий), пресс-релиз ограничился двумя абзацами прямой речи главы государства.

Внимание аналитиков привлек второй абзац. Его я и процитирую: «Хочу напомнить: никаких поблажек быть не должно. И хватит мне вносить предложения по десять раз по тем предприятиям, которые ранее не выполнили обещанное. Только после того, как (в очередной раз напоминаю) руководители (подобных предприятий. — прим.авт.) пойдут в места не столь отдаленные, мы будем рассматривать предложения во второй и в третий раз. А так руководство предприятий себя прекрасно чувствует. Провалили обещанное, не вернули конкретно деньги в бюджет или инвестору, а бюджет за них должен сейчас платить и отвечать по их долгам. Надо эту практику было закончить вчера».

Вот такое ограничение. Несмотря на регулярные напоминания руководителям государственных предприятий о местах не столь отдаленных, воз низкой эффективности «беларуской модели» и ныне там, где он был и 10, и 20 лет назад.

Где спрос, там и предложение

На память от хрущевского этапа в истории СССР (1953—1964) нам достался термин «волюнтаризм», под которым наследники Никиты Сергеевича понимали «произвольные решения в хозяйственной практике, пренебрегающие объективными условиями и научно обоснованными рекомендациями» (Википедия).

Музыку, как утверждал автор оперы «Иван Сусанин» композитор Михаил Глинка, пишет народ, а композиторы ее только аранжируют. С авторитарной «беларуской моделью» та же история. Не стоит преувеличивать вклад главного архитектора в ее строительство. Она родилась снизу из повседневного опыта миллионов людей, из их нежелания и неумения брать на себя ответственность за собственную жизнь в масштабах страны.

Ничего уникального, ничего сугубо белорусского по итогам перестройки в «Стране под белыми крылами» не произошло, т.к. в критических ситуациях люди начинают полагаться на вековой инстинкт, который требует идти за тем, кто знает выход. Так рождается массовый спрос на вождя. А где спрос, там и предложение.

Эволюция политической системы в направлении авторитаризма не может остановиться на полпути. Поэтому Конституция 1994 года, предоставившая победителю первых президентских выборов в Беларуси «царские полномочия», очень скоро оказалась ему тесной, и с помощью трех конституционных референдумов он оперативно ликвидировал любой намек на ограничение личной власти.

«Авторитарный идеал, — пояснял историк Александр Ахиезер, — возникает как абсолютизация монолога в противоположность диалогу, абсолютизация роли главы патриархальной семьи, главы древнего локального сообщества. Именно такие представления экстраполировались при формировании государственности на первое лицо, т.е. князя, генерального секретаря и т.д. Авторитаризму свойствен страх перед разнообразием, стремление подавить его неконтролируемый рост, усилить централизацию решения и т.д., вплоть до установления крепостничества в масштабе общества».

Централизация принятия решений — это прямая дорога к диктатуре и волюнтаризму. Ссылки Лукашенко на невозможность установления в Беларуси диктатуры по причине отсутствия ресурсов не выдерживают критики. Нищета не помешала трем поколениям Кимов передавать по наследству диктаторские полномочия в КНДР, не препятствует она и многочисленным африканским царькам-президентам переизбираться неограниченное количество раз.

Дело не в наличии ресурсов и не в их отсутствии. Каддафи в Ливии недостатка в деньгах не испытывал, но в какой-то момент он перестал адекватно воспринимать мир. Кругом ему начали мерещиться заговоры, и он утратил способность понимать, на какие сигналы следует реагировать. В результате деньги пошли на решение нереальных, надуманных проблем, что и взорвало ситуацию в стране.

Переход количества в качество

Напоминать руководителям о местах не столь отдаленных — дело нехитрое. Куда сложнее обдумывать причины экономических неудач и смотреть при этом в зеркало.

На совещании 6 февраля присутствовали директора цементных заводов. В свое время на их модернизацию был привлечен китайский кредит в размере 500 млн долларов. Но то, что из окна главного начальника страны казалось устойчивым ростом спроса на цемент, стало развиваться по принципу «цирк уехал, а клоуны остались». И остались они не с пустыми руками, а с многомиллионными убытками.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Есть, и он традиционный. Приведу его в редакции первого вице-премьера Александра Турчина: «Вопросы возможного оказания государственной поддержки предприятиям цементной отрасли будут предложены президенту в отдельном нормативном правовом акте».

А как же с поблажками, которых «быть не должно», как с угрозами отправить руководителей убыточных предприятий «в места не столь отдаленные»? Да как обычно. Собака лает, караван идет. Авторитаризм — неадекватная современному миру форма правления. Прозреть он не в состоянии. Это универсальное правило, причем в первую очередь оно распространяется на режимы, которые на начальной стадии своего формирования были успешными. А это как раз беларуский случай.

Решения, принимаемые демократическими правительствами, не свободны от ошибок, в том числе из-за опасений потерять поддержку избирателей. Но в долгосрочной перспективе ошибки микшируются за счет чередования у власти управленческих команд.

Авторитаризм подобного чередования не предусматривает, поэтому происходит аккумуляция ошибок, большинство из которых невозможно исправить без смены власти. Так формируется «дурная бесконечность» из неэффективных решений (деревообработка, производство цемента и т.д.). Их количество постепенно порождает новое качество. В результате экономический рост сменяется деградацией.

Сергей Николюк, Свободные новости плюс

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...