Китайское правительство призвало 14 августа американского президента Дональда Трампа избежать «торговой войны» между двумя государствами, пытаясь упредить тем самым решение главы Белого дома отдать распоряжение о расследовании многочисленных, по мнению Вашингтона, эпизодов нарушений прав интеллектуальной собственности американских компаний в Китае. Однако в понедельник Трамп все-таки дал такое распоряжение.

История тянется еще со времен избирательной кампании Дональда Трампа, когда он грозился в случае прихода в Белый дом резко поднять импортные пошлины в торговле с некоторыми странами, в первую очередь с Китаем и Мексикой, обвиняя последних в нелояльной конкуренции. После своего избрания Трамп подтвердил эти намерения. Апрельская встреча президента США во Флориде с председателем КНР Си Цзиньпином вроде бы открыла пути к сглаживанию торгово-экономических противоречий. Но, оказалось, ненадолго. И вот теперь Вашингтон, похоже, переходит от слов к делу.

Работающие в Китае американские компании уже в течение длительного времени жалуются на внутренние правила страны, которые вынуждают их делиться производственными секретами и ноу-хау, что приводит, по их оценкам, к повальному воровству интеллектуальной собственности китайцами. По оценкам сотрудников Белого дома, объем этих хищений может приближаться к 600 млрд. долл.

Как отметил представитель США на торговых переговорах Роберт Лайтхайзер в своем ежегодном докладе по вопросам интеллектуальной собственности, опубликованном в апреле этого года, «в Китае широко распространены противоправные действия, в том числе кража коммерческой тайны, интернет-пиратство, контрафактный экспорт по всему миру».

У китайцев, разумеется, есть свой взгляд на проблему. Дело в том, что в соответствии с условиями присоединения Китая к ВТО в 2001 г., доступ иностранных компаний к местному автопрому и сектору телекоммуникаций ограничен. Поэтому единственная возможность для проникновения иностранных компаний на китайский рынок – создание совместных предприятий на территории Поднебесной. Именно так поступали в течение многих лет американские компании. Но китайская сторона выставляет дополнительные требования в качестве платы за доступ к своему рынку, полагая, что американские фирмы должны заниматься разработкой интеллектуального продукта в рамках этих СП либо просто передавать интеллектуальную собственность.

Дональд Трамп, как сказано выше, в самом начале своего президентского мандата пообещал разобраться с теми странами, которые, с его точки зрения, занимаются недобросовестной конкуренцией. В качестве правовой основы «восстановления справедливости» во внешней торговле нынешняя администрация посчитала возможным использовать закон о торговле США 1974 года, который в принципе позволяет американской стороне принимать ответные меры к тем странам, в которых американские товары подвергаются дискриминации, вплоть до одностороннего повышения импортных таможенных пошлин в отношении товаров из этих стран. Однако данный закон был принят до создания Всемирной торговой организации, теперь же подобные меры несут риск серьезных нарушений правил ВТО. Поэтому сегодня Вашингтон, делая ссылку на тот же закон, намеревается, судя по всему, действовать более целенаправленно и осмотрительно. Выявление нарушений прав интеллектуальной собственности в принципе дает такую возможность.

Реакция Китая на начало возможного расследования в США нарушений прав интеллектуальной собственности в Поднебесной выглядит несколько противоречивой. С одной стороны, там предупреждают, что подобные шаги Вашингтона приведут к «торговой войне», которая нежелательна и невыгодна ни одной из сторон. С другой стороны, как писала на днях «Чайна дейли», применение американцами для своего расследования соответствующего раздела торгового закона 1974 года вряд ли повлияет на дальнейший прогресс китайской экономики. Одновременно, демонстрируя свое уважение и приверженность международным правилам, Пекин указывает, что Вашингтон поступил бы разумнее, прибегнув к соответствующим процедурам ВТО.

Между тем, у, казалось бы, чисто торгово-правового спора США и КНР есть политическая составляющая. На упомянутой апрельской встрече во Флориде Трамп попытался убедить Си Цзиньпина максимально использовать имеющиеся у него рычаги давления на Пхеньян для сдерживания ядерных амбиций последнего. Судя по нынешнему обострению ситуации вокруг Северной Кореи, удовлетворить просьбу американского президента китайскому лидеру не удалось, или он просто не захотел этого сделать.

Алексей Портанский – профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН,

Политком.RU

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...